Урожай ядовитых ягодок

Глава 1 - Глава 2 - Глава 3 - Глава 4 - Глава 5 - Глава 6 - Глава 7 - Глава 8 - Глава 9 - Глава 10 - Глава 11 - Глава 12 - Глава 13 - Глава 14 - Глава 15 - Глава 16 - Глава 17 - Глава 18 - Глава 19 - Глава 20 - Глава 21 - Глава 22 - Глава   23 - Глава 24 - Глава 25 - Глава 26 - Глава 27 - Глава 28 - Глава 29 - Глава 30 - Глава 31 - Глава 32 - Эпилог
Глава 28
 
Мне настолько хотелось побыстрей узнать правду, что, совершенно не подумав ни о чем, я крикнула:
– Геннадий, подождите.
Парень, уже собравшийся сесть за руль, обернулся и спросил:
– Ты меня?
Его лицо, красивое, с правильными чертами, аккуратным носом и крупным ртом, показалось мне отчего то знакомым. Где то я встречала Геннадия… Но вот где? При каких обстоятельствах? Парень был хорош собой и запросто смог бы работать моделью, если бы не отвратительный взгляд, погасший, серый, блеклый, так глядит на свет дохлая рыба трехдневной давности.
– Ты меня? – повторил парень.
– Да, извините.
– И чего?
– Вы комнату Клавдии Васильевны продавать станете?
– А тебе зачем?
– Купить хочу. Гена хмыкнул.
– Ну ну, времени сейчас нет трепаться, на работу пора.
– Вы в центр?.
– Да. На Марковскую улицу.
– Вот здорово, – радостно воскликнула я, совершенно не зная, где находится эта улица, – я живу в двух шагах, может, подвезете? Заодно и поболтаем.
– Ну садись, – вяло согласился Гена. Я влезла внутрь роскошного кожаного салона. Очень плохо разбираюсь в моделях автомобилей, впрочем, знаю, что у Семена “БМВ”. Но у него отнюдь не такой шикарный вид. Гена ткнул ключом куда то под руль, мотор заурчал, словно сытый кот. Машина плавно тронулась с места. Либо парень отлично водит, либо иномарка просто суперкласс.
– Ты кто такая? – отрывисто спросил Гена. – Отчего не знаю?
Внезапно мне стало страшно, просто жутко. Не понимая, откуда возникло это ощущение, я пробормотала:
– Медсестрой работаю, уколы хожу людям в барак делать, вот давеча мне и болтанули, что Клавдия Васильна померла.
– Кто сказал? – продолжал весьма сурово спрашивать Гена.
– Так Михалыч, – из всех сил старалась я подделаться под простонародный говорок аборигенов улицы Красные Поля, – иди, говорит, с Геной потолкуй, за фигом ему бабкина площадь, чай, не станет сам в сарае жить, ен человек женатый, навряд ли Ленке охота сюда назад.
Лицо шофера разгладилось, уголки рта тронуло некое подобие улыбки, но взгляд по прежнему остался тускло бесцветным, тухлым.
– Да уж, – хмыкнул он, – не Голливуд. А тебя то чего сюда тянет? Место гиблое.
Я секунду молчала, потом вдруг в порыве вдохновения произнесла:
– Так не сама еду.
– А кто?
– Свекровь отселить хочу, надоела хуже горькой редьки, сто лет скоро, зажилась уж, пора и честь знать.
Гена хрипло рассмеялся.
– Добрая ты, однако, не пожалела для мужниной матери денег.
Я обиженно протянула:
– Хорошо вам стебаться, а мы живем в полуторке, с ребенком. У бабки семиметровка, куда ей столько? Самое время помирать, ан нет. Вот, набрала денег, небось много не запросите, мало кому в такую красоту ехать захочется, ни сортира, ни ванной нормальной.
– Ласковая ты, – ухмыльнулся Гена.
Я сначала поджала губы, а потом гавкнула:
– Уж какая есть, она меня всю жизнь гнобила, издевалась, пусть получает, чего заслужила.
– Отомстить, значит, хочешь, – протянул парень.
– Ну и чего ж плохого?
– Да нет, – пожал плечами Гена, – мое то дело какое, а сколько у тебя денег есть?
– А сколько надо? Геннадий хмыкнул.
– Продешевить боишься? Правильно. Только раньше, чем через полгода, фатерку продать не смогу.
Я изобразила крайнее удивление:
– Почему? Прямо завтрева купить хочу.
– Закон такой есть, – пояснил бывший уголовник, – должно шесть месяцев пройти, только тогда в права наследства вступлю. Будешь ждать?
Я покачала головой:
– Нет, невмоготу совсем, думала, дня за три дело провернем, и с концами, а тут жди черт те сколько!
Гена скорчил гримасу:
– Извини, коли разочаровал. Имей в виду, комнату в самом деле продать хочу, не найдешь подходящую за полгода – приходи. Михалыч правильно сказал, мы с женой сюда никогда переезжать не станем, у нас своя квартира.
Дальнейший путь мы проделали молча. Геннадий включил радио, и под оглушительные звуки музыки машина пронеслась по Калининскому проспекту, свернула куда то вбок и в конце концов затормозила возле высокого мраморного крыльца.
– Ну все, – сказал Гена.
– Спасибо.
– Нема за що, – хмыкнул парень. Он вылез, щелкнул брелком сигнализации, иномарка коротко моргнула фарами. Гена сунул ключи в карман и пошел по ступенькам вверх к красивой входной двери из красного дерева.
– Эй, Геннадий Николаевич, – раздалось откуда то сбоку.
Гена, стоя на верхней ступеньке, обернулся. К нему спешил полноватый мужчина лет сорока в слегка мятом бордовом костюме. И тут я внезапно сообразила, где видела Геннадия раньше. Он точно так же в тот раз шел по лестнице, только не поднимался, а спускался… И точно таким же взглядом дохлой рыбы скользнул по мне… И точно так же мне стало страшно и неуютно…
В памяти мигом услужливо развернулась картина. Вот я иду домой, лифт сломан, и приходится топать вверх по лестнице. На одной площадке останавливалась, чтобы слегка отдышаться, и тут навстречу сбегают несколько парней. Один из них, красавчик с порочным лицом, окидывает меня взглядом снулой селедки. Встреча была секундной, ничего не значащей, я бы и не вспомнила о ней, не обернись сейчас Геннадий на окрик коллеги.
Входная дверь, украшенная витой бронзовой ручкой, громко хлопнула. Я продолжала стоять на месте, потом зашла в супермаркет, расположенный в соседнем доме, взяла в кафетерии булочку, стакан минералки и уставилась в большое окно.
Значит, так! Попробуем связать вместе все веревочки и посмотрим, что выйдет. А получается весьма интересная вещь. В тот день, когда произошла моя встреча с Геной на лестнице, Рита была ограблена. Простое совпадение, скажете вы? Вполне вероятно, но что то мне мешает так думать. Еще больше нехороших подозрений вызывает тот факт, что таинственная Валерия Константиновна Лазаренко получала счета за мобильный телефон на адрес, по которому проживала внезапно скончавшаяся Клавдия Васильевна.
Я молча крошила не слишком вкусную булочку. Никогда не думала, что человек может так мгновенно скончаться. Днем я пыталась беседовать с Клавдией Васильевной, та совершенно не пошла на контакт, была абсолютно неприступна, просто отвесная скала, а не женщина. Старуха казалась мрачной, даже грубой, но она не производила впечатления больной. Сидела в кресле, как балерина, с прямой спиной, не хваталась за сердце, вела себя вполне здраво и.., умерла через пару часов. Хотя я ведь не знаю, какие болячки таились в ее теле, но мне совершенно не нравится, что неразговорчивая старуха столь неожиданно ушла на тот свет.
Было еще одно обстоятельство. Валерия Константиновна Лазаренко, естественно, носит другое имя. “Псевдоним” она взяла себе, получив в руки печать, украденную у психиатра. Очень удачно вышло. В.К. Лазаренко. Подобная фамилия подходит как женщине, так и мужчине, вот и превратился Валерий Константинович в Валерию Константиновну. Зачем? Неужели женщина хотела выдать себя за доктора наук и профессора? Но ведь это очень глупо, ее бы сразу разоблачили. Ладно, в конце концов с этим я разберусь.
Самое интересное другое: оформляя телефон на ничего не подозревающего доктора, мошенница указала адрес для телефонных счетов. Ей было некуда деваться: если оплата не придет, трубку отключат. Значит, либо Клавдия Васильевна хорошо знала таинственную Лазаренко, отдавала ей конверты и имела за эту услугу кое какую прибавку к пенсии, либо квитанции получал Гена, других родственников у старухи нет. А у Гены имеется жена Лена, и мне очень хочется взглянуть на эту даму.
Я смела на пол остатки булочки, допила минералку и принялась вертеть пустой стаканчик. И как поступить? Я продолжала рассматривать улицу, думая о своем. Тут из двери появился хмурый Гена. Быстрым шагом он дошел до машины и уехал. В голове мигом созрело решение. Я швырнула стаканчик в урну, естественно, промахнулась, подняла его, запихнула в мусоросборник и вышла из супермаркета. Возле двери, из которой только что вышел мрачный Гена, висела большая темно бордовая табличка, на которой золотом горели буквы “Фирма “Кураре”, оптовая торговля медикаментами и сопутствующими товарами”. Я с трудом сдержала смех. Нет, все таки у наших людей начисто отсутствует чувство юмора или наоборот? Фирма “Кураре”! Насколько я знаю, так называется один из наиболее страшных ядов, убивающий человека за считанные минуты. Мне бы, например, совсем не захотелось покупать лекарства на складе, носящем такое убийственное название.
Внутри помещение выглядело словно преуспевающий банк или отель. В прошлом году мы все вместе, Олег, я, Сеня и Томочка, съездили на отдых в Турцию, в тамошней гостинице повсюду стояли кожаные диваны и свисали пудовые люстры из бронзы и хрусталя. Очевидно, хозяева фирмы “Кураре” тоже ездили к приветливым туркам и взяли за образец тамошние интерьеру входа не было охранника, меня это слегка удивило. Я прошла по коридору до первой двери, постучалась, всунула голову в кабинет, увидела двух женщин, сидевших за компьютером, и вежливо спросила:
– Вы не подскажете, где найти Гену.
Одна из служащих, блондинка с надменным, даже злым лицом, оторвалась от экрана и очень приветливо ответила:
– Простите, кого?
– Геннадия.
– А фамилия? Я потупилась.
– Он мне дал визитку… Видите ли, я работаю медсестрой в одном из военных городков под Москвой. Начальство послало меня в столицу на разведку, где можно подешевле закупить большую партию качественных медикаментов.
– У нас, конечно, – улыбнулась блондинка. – Это правильный выбор, пять лет на рынке, и ни одной рекламации.
– Наша фирма делает ставку на отечественного производителя, – влезла другая женщина, – закупаем прямо на фабриках, хорошие, проверенные средства, к которым наши люди привыкли издавна. Да зайдите в любую аптеку, посмотрите, чего там только нет: колдрекс, антигриппин, эф фералган… Коробочки красивые, спору нет, наши так не упакуют, и стоят ого го! Далеко не всякому по карману. Только состав почитайте! Везде в основном один парацетамол, добавят еще всякой ерунды и обзовут по новому. Спрашивается, зачем тратиться? Купите у нас этот самый парацетамол за копейки и пейте.
– Марина, у тебя отчет, – довольно резко прервала ее блондинка, – я сама клиенткой займусь.
Ага, наверное, они получают процент от сделок! Придется разочаровать блондинку.
– Да да, Геннадий рассказывал, какая у вас отличная контора, мы с ним и ассортимент набрали. Вот теперь хотела предоплату сделать, а визитку потеряла. Просто ужас! Меня полковник убьет, хоть домой не возвращайся! Фамилию не помню, телефон, естественно, тоже! Ну просто беда!
– Кто у нас тут Гена? – повернулась блондинка к товарке.
Та пожала плечами:
– Понятия не имею.
Блондинка вытащила из стола список и принялась водить пальцем по строчкам.
– Кавалеров Г., он Григорий, так так, Волосихин Г. Нет, Волосихин Георгий, кто же, а?
– Такой достаточно молодой, интересный мужчина, на иномарке ездит. Марина фыркнула.
– Ковалев Геннадий, на складе сидит, менеджером. Одно не пойму, кто ему разрешил товар продавать? Его дело партию составить.
– Небось Панкину удружить захотел, – пояснила блондинка.
– С какой стати ему Тольке помогать? – продолжала злиться Марина.
– Они же приятели, – пояснила блондинка, – вечно Геннадий Толю на машине возит.
– А где склад? – поинтересовалась я.
– До конца коридора, налево, – объяснила Марина, – там увидите крытый переход в другое здание.
Я вышла в коридор, дошла до следующей двери, постучалась и приоткрыла дверь. Если в комнате есть хоть один мужчина, тут же извинюсь и уйду, но за столами вновь оказались одни женщины, на этот раз трое.
– Где можно найти Анатолия Панкина?
– Второй этаж, комната двадцать девять, – не поднимая головы от бумаг, буркнула одна из служащих.
Я поднялась по лестнице и осторожно заглянула в нужную комнату. Она предназначалась для одного сотрудника, очевидно, Панкин был небольшим начальством. Но Анатолия на месте не оказалось. На столе лежала куча бумаг, рядом стоял кейс, значит, хозяин тут, неподалеку, вышел в туалет или отправился попить кофе. Впрочем, очень хорошо, что его нет, потому что расспрашивать парня следует с осторожностью, а мне в голову только что пришла великолепная идея.
Вихрем пролетев по коридорам назад, я донеслась до выхода, выскочила на улицу и стала осматривать окрестности. Ага, вот то, что надо, небольшой магазинчик, торгующий всякой всячиной. Так, сколько у меня денег в кошельке? Ровно тысяча рублей, взятая для того, чтобы все таки купить необходимые продукты. Но я же должна довести дела до конца! Ладно, Олег с Семеном все равно явятся за полночь, кто же ест в такое время? Томочка, боясь навредить новорожденному Никитке, питается теперь только гречкой и йогуртами, а Света и Туся обойдутся пельменями!
Приняв решение, я вошла в лавчонку и забегала глазами по полкам, забитым всякой всячиной. Вот и нужная вещица.