Урожай ядовитых ягодок

Глава 1 - Глава 2 - Глава 3 - Глава 4 - Глава 5 - Глава 6 - Глава 7 - Глава 8 - Глава 9 - Глава 10 - Глава 11 - Глава 12 - Глава 13 - Глава 14 - Глава 15 - Глава 16 - Глава 17 - Глава 18 - Глава 19 - Глава 20 - Глава 21 - Глава 22 - Глава   23 - Глава 24 - Глава 25 - Глава 26 - Глава 27 - Глава 28 - Глава 29 - Глава 30 - Глава 31 - Глава 32 - Эпилог
Глава 12
 
Абсолютно не зная, как подобраться к тому человеку, которому понадобилась дискета, я надеялась услышать от Гали что то интересное. Но нет, ее история оказалась проще некуда.
Справив сорокалетие, милая, интеллигентная Галочка приуныла. Жизнь явно перевалила через вершину и катилась вниз. Впереди ее поджидала старость с неизбежными болезнями и депрессией. И коротать ее придется в одиночестве, потому что из лиц мужского пола около Гали был только сын. Бывший супруг Щербаковой давным давно связал свою судьбу с другой женщиной и, похоже, чувствовал себя совершенно счастливым во втором браке. Пока рос мальчик. Галочка испытывала только материальные трудности. Ботиночки, брючки, курточки… Потом потребовались велосипед и лыжи, затем пришлось нанимать репетиторов. Но вот настал день, когда, плача от радости, Галя проводила сына на занятия в университет. Ребеночек вырос, получился хорошим: не пил, не курил, маме с бабушкой не грубил – но у него теперь образовалась своя веселая студенческая компания, и мама оказалась отодвинута даже не на второй, на двадцать второй план.
Вот тут то на Галину и навалилась депрессия. Ей было лишь сорок два года, а жизнь казалась конченной. Никому она больше не нужна, мужа нет, сын вылетел из гнезда, оставалась только мама. Но у старшей Щербаковой прогрессировала болезнь Альцгеймера, и общаться с ней с каждым днем становилось все трудней и трудней.
Многие дамы, попав в подобную ситуацию, записываются на шейпинг, плавание или начинают усиленно самообразовываться, постигая азы макраме, вязания или шитья. Кое кто заводит романы, другие ударяются в домашнее хозяйство, начинают пестовать внуков и готовить экзотические, сложные блюда, простаивая у плиты по двенадцать часов. Но Галочка была апатичной, прыжки в спортивном зале под одуряющий рев магнитофона ее не прельщали, возня с нитками раздражала, внуки еще не родились, а мужчины… Где их было взять? На работе сплошняком сидели не слишком молодые женщины, редкие представители противоположного пола были давно прибраны к рукам, а Щербакова и помыслить не могла, чтобы отбить у кого то супруга.
Роман с Жорой Радько начался неожиданно. Однажды начальник высунулся из своего кабинета и попросил:
– Кто из вас может на субботу, воскресенье скатать в Питер? Заставить не могу, потому как надо отправиться в выходные дни, но дам отгулы. Нужны двое.
Сотрудники быстренько уткнули носы в бумаги, надеясь, что Роман Сергеевич передумает. Галочка, представив, как вновь придется коротать двое суток в одиночестве у телика, быстро сказала:
– Я могу.
– И я, – раздался голос Радько.
Вот так и завязалась любовь, странная, какая то больная. Встречались раз в неделю, дома у Гали. В постель укладывались редко, по большей части пили чай и болтали. Жора безостановочно жаловался на Риту. Грубая, резкая, совсем неласковая.
– Она меня не понимает, – пел мужик, – только о деньгах и думает. Постоянно укоряет: “Вон, одни соседи машину купили, другие дачу, третьи сделали ремонт! Когда зарабатывать начнешь, а? Получаешь в своем хранилище копейки, даже на новые штаны вместо протертых не хватает!"
Галочка сочувственно кивала головой. А Жорка, оглядывая белые занавесочки, хрустящую от крахмала скатерть, отрезал очередной кусище приготовленной для него кулебяки с мясом и вздыхал.
– Ритка у меня грязнуля, а уж готовит такую дрянь.
Будь Галя поопытней, она бы знала, что мужья, погуливающие налево, ругают своих жен, стремясь предстать перед пассиями страдальцами, но только никто из них не спешит менять надоевшую супругу на чудесную любовницу. Но Галочка искренне жалела Жору, он ей нравился, казался близким по духу человеком, а то, что не зарабатывает… Это ерунда, не в деньгах счастье.
Постепенно в душе Гали подросла и окрепла уверенность: если Рита отпустит Жору, он женится на ней.
«Ну зачем ей муж? – думала бессонными ночами Галя, – не любит его, не заботится…»
Роман Жоры и Галины тянулся целый год, прежде чем Щербакова решила поехать к Рите и поговорить с той по душам. Она долго выбирала момент, и наконец настал подходящий. Жора обронил, что жена подцепила грипп и сидит дома. Галя отпросилась с работы и поехала к сопернице, прихватив небольшой тортик.
"Посидим спокойно, обсудим ситуацию, – думала наивная тетка, – обговорим проблему, как интеллигентные люди”.
Но вышло совсем по иному. Рита сначала долго не хотела отпирать, без конца спрашивая:
– Кто там? Что нужно? Галя кричала:
– Откройте, поговорить надо! Но дверь не распахивалась. В конце концов Щербакова заорала:
– Не бойтесь, я из архива, от Георгия Андреевича!
Только тогда между косяком и дверью появилась щелка.
– Случилось чего? – неприветливо спросила Рита, впуская незваную гостью в прихожую. Галя принялась бормотать:
– Вот, пришла поговорить о Георгии Андреевиче, в общем…
Рита нахмурившись слушала сбивчивую речь, потом до нее дошла суть дела, и она побагровела.
Галина перепугалась и быстро протянула сопернице торт.
– Может, чаю попьем!
– Чайку тебе.., захотелось! – взвыла Рита и, швырнув на пол коробку, наступила ногой на крышку.
Раздался тихий треск, и комья свежего бисквита вперемешку со сливочным кремом разлетелись в разные стороны.
– Вали отсюда, – прошипела Ритка, – а ну, живо!
Галочка, понимая, что интеллигентной беседы за накрытым столом не получится, попятилась к двери, и тут она случайно увидела милицейскую фуражку, которая висела на вешалке.
– А ну, уматывай, пока жива, – голосом, не предвещающим ничего хорошего, взвизгнула законная супруга, и вдруг из комнаты, дверь в которую была плотно закрыта, раздался звон.
Было похоже, что кто то уронил на пол бокал, чашку или стакан. Рита на секунду осеклась, затем сказала напряженным голосом:
– Давай, убирайся, пока моя кошка всю посуду не переколотила.
Галочка вышла на лестницу и с бьющимся сердцем стала у окна. В ее голове мигом зароились мысли. Очевидно, Рита испугалась, услышав звон, потому что сказала глупость про кошку. Галя отлично знала, никаких домашних животных у Радько нет. Следовательно, в комнате кто то сидел. А кто? Жора на работе… Подруга? Зачем тогда врать? И еще, кому могла принадлежать фуражка, покачивающаяся на крючке? Сложив вместе умозаключения, Галя обозлилась. Значит, Рита изменяет мужу! Что ж, очень хорошо, сейчас Галина подкараулит любовника, проследит за ним, а потом расскажет Жоре правду, пусть тогда он сам решает, с кем дальше жить! Бедная, наивная архивистка не знала, что меньше всего мужчины любят, когда их загоняют в угол, требуя принимать судьбоносные решения.
Щербакова спустилась вниз. Если знаете, на первых этажах бывает такое табло, показывающее, где находится кабина. Вот Галина и стала ждать. Пару раз лифт оказывался на нужном месте, но внизу из него выходили то молодая мать с коляской, то старуха с сумкой. Маяться пришлось больше часа, у бедняжки заболели от непривычно долгого стояния ноги. Милиционер появился только около четырех. Галочка тенью последовала за ним, но мужчина, пройдя по улице буквально пару метров, нырнул в отделение, Щербакова ринулась туда же и налетела на дежурного.
– Простите, – вежливо осведомилась у него Галя, – сейчас сюда вошел милиционер, не подскажете, как его зовут?
– Участковый уполномоченный Крысов Михаил Ильич, – ответил лейтенант, – а вам зачем?
Галочка вновь проявила смекалку, достала из сумочки расческу и протянула менту.
– Вот, передайте ему, пожалуйста, на улице обронил.
Прибежав на работу, Галя шепнула Жоре:
– Поговорить надо, срочно.
Они отправились в основное здание, поднялись на последний этаж и сели на ступеньки “черной” лестницы. Галочка, торопясь, проглатывая окончания слов, рассказала все. Жора ничего не говорил, только курил. Молчание затянулось, потом любовник сухо бросил:
– Разберусь.
Целую неделю после этого он упорно не замечал Галю, а в урочный день не явился на свидание. Щербакова выбросила в помойное ведро зачерствевший пирог и решила потребовать объяснений.
– Я тебя так ждала, – сказала она на следующий день любовнику.
Тот неожиданно предложил:
– Пошли, посидим на лестнице. Закурив, Жора резко, без всякого вступления сообщил:
– Нам больше не следует встречаться.
– Почему? – оторопела женщина.
– Хватит.
– Ну уж нет, – рассердилась Галя, – целый год провели вместе, и, очевидно, я имею право…
– Не имеешь, – злобно оборвал ее Радько, – ты ни на что не имеешь прав, и в первую очередь на то, чтобы являться к нам домой и болтать глупости.
Словечко “нам” резануло слух Галочки.
– Но ты же говорил, что не любишь Риту.
– Тебя это не касается!
– У нее любовник! Милиционер с благозвучной фамилией Крысов!
– Дура, – выпалил Радько, – идиотка без разума. Этот мент наш участковый, он ходил по квартирам и показывал фото разыскиваемых преступников.
Галя засмеялась.
– Это Рита тебе рассказала? Цирк прямо! Экий ты легковерный! Жена дурит тебе голову.
– Нет, – ответил Жора, – она побоится. И тут Галочку просто понесло.
– Чего, интересно, она испугается? Хамки, как правило, страха не ощущают.
Радько глянул на любовницу.
– Рита знает, если до меня дойдет, что у нее есть мужик, плохо ей придется.
– Да ну? И что ты сделаешь?
– Убью обоих.
Галина чуть не скатилась с лестницы. Кто мог предположить, что в душе интеллигентного, мягкотелого Жоры таятся такие демоны.
– Побоишься небось, – ответила она, – посадят ведь. И потом – он сотрудник МВД, цеховая солидарность страшная вещь, тебя точно отыщут и накажут. Мой тебе совет, разведись с ней по быстрому, перебирайся ко мне и забудь про Риту.
Жора резко встал.
– Сказал же, все, больше встречаться не будем, а насчет наказания… Может, я и кажусь тебе идиотом, только сумею и изменницу наказать, и от ответственности уйти, по тихому все обстряпаю. Так то.
И он неожиданно сильно пнул ногой продолжавшую сидеть на ступеньках любовницу.
– Ой, – вскрикнула та, – мне же больно!
– Дрянь ты, – припечатал Жора, – мелкая сучонка! Надо бы наподдавать тебе как следует за то, что длинный свой нос во все щели суешь, только связываться неохота!
И, плюнув на пол, Радько ушел. Бедная Галя сначала сидела пару минут молча, потом разрыдалась, поняв, что роман окончен. Она взяла бюллетень и отсутствовала на работе почти две недели, боясь войти в кабинет и наткнуться на Жору. Но потом ей позвонила Софья Львовна, осведомилась о здоровье и спросила:
– Знаешь уже? – О чем?
– Вором то оказался Георгий Андреевич Радько.
Больше с Жорой она не встречалась. Но спустя примерно два месяца после разрыва бывший любовник позвонил Гале и как ни в чем не бывало спросил:
– У тебя квартира застрахована?
– Нет, – очень удивилась Галина, – мне и в голову не приходило, да и зачем?
– Что ты, – принялся он с жаром объяснять, – все может случиться: пожар, наводнение, кража. Хочешь, подъеду, и оформим договор? Скидку дам. Не сомневайся, для своих наилучшие условия выбираю.
Меньше всего Гале хотелось встречаться с Радько, но она спросила:
– Какое отношение ты имеешь к страхованию?
– Работаю теперь агентом в компании “Верико”, сижу на проценте, клиенты позарез нужны. Хочешь, анекдот расскажу?
– Давай, – согласилась от неожиданности Щербакова.
– Приходит мужчина в страховую компанию и говорит: “Застрахерьте меня”. Ну служащая ему в ответ: “Как вам не стыдно ругаться, безобразие!” А парень возражает: “Разве “застрахуйте” звучит лучше?"
Галина оцепенела. Анекдот покоробил ее и совсем не показался смешным, но бывший любовник, весело хихикая, поинтересовался:
– Здорово, да, а вот еще – Не надо, – ответила Галя, – очень благодарна, но мне страховать нечего!
Жора минут десять пытался ее уломать, описывая неприятности, которые могут посыпаться на голову Щербаковой, но она проявила твердость. Повесив трубку, Галя заплакала. Ну до чего может измениться человек, оказавшись в неподобающей компании. Жора, кандидат наук, исследователь, тонкий, интеллигентный, ранимый, и.., анекдоты на грани фола.
Когда слезы иссякли, в голову неожиданно змеей вползла мысль. А что, если он никогда не был таким, что, если она ошибалась и Жора на самом деле хам, лжец и вор?
 

* Внимание! Информация, представленная *