Урожай ядовитых ягодок

Глава 1 - Глава 2 - Глава 3 - Глава 4 - Глава 5 - Глава 6 - Глава 7 - Глава 8 - Глава 9 - Глава 10 - Глава 11 - Глава 12 - Глава 13 - Глава 14 - Глава 15 - Глава 16 - Глава 17 - Глава 18 - Глава 19 - Глава 20 - Глава 21 - Глава 22 - Глава   23 - Глава 24 - Глава 25 - Глава 26 - Глава 27 - Глава 28 - Глава 29 - Глава 30 - Глава 31 - Глава 32 - Эпилог
Глава 11
 
Роскошная дверь из цельного дуба легко поддалась. Я ступила внутрь здания, ожидая увидеть бдительного дежурного. Но нет, никого даже отдаленно похожего на секьюрити тут не нашлось. По светлому ковролину, устилавшему коридор, носились весьма колоритные особы. Глаза выхватили из копошащейся толпы парня лет двадцати пяти, одетого в пончо, потом прошмыгнула мускулистая девица с длинными кудрявыми волосами, стянутыми на затылке резинкой. Из под юбчонки в красно синюю клетку выглядывали тощие, мосластые, волосатые ножки, обутые в кроссовки гигантского размера. У девушки был явно нарушен гормональный фон, я бы на ее месте схватилась за бритву или купила эпилятор. Но тут к ней подлетела другая девочка в расшитых джинсах, чудом державшихся на тощеватых бедрах, и заверещала:
– Димка, верни немедленно радиомикрофон.
Девица в клетчатой юбчонке обернулась, я уставилась на ее физиономию, украшенную густыми усами и бородой. Оказывается, это мужчина, обряженный в килт. Удивление было столь огромным, что на женщину в кожаных мини шортах и голубом бюстгальтере я не обратила никакого внимания. Впрочем, добрая половина лиц женского пола сверху оказалась облачена в нижнее белье или такую одежду, которая сильно смахивала на полупрозрачные ночнушки. И все это бегало, размахивало руками, кричало и материлось.
Изловчившись, я выудила из эпицентра людского потока самую симпатичную личность, девушку, одетую в простые голубые джинсы и белую футболку без всяких излишеств.
– Будьте любезны…
Девушка подняла на меня затуманенный взор и прошептала:
– Они хотят шесть стульев непременно с красной обивкой, два ящика “Перье” и отварной редьки шесть кило. Ну, предположим, стулья я достану без проблем, смотаюсь в “Три кита”, и дело в шляпе. “Перье” купить, как два пальца обплевать, в любом супермаркете. Но редька!!! Во первых, какая, черная или зеленая? Во вторых, как ее готовить? Варить сколько времени? Ты не знаешь?
– Нет, – обалдев, ответила я. – Насколько понимаю, этот овощ трут на терке, а потом заправляют маслом или майонезом, кому как нравится. Варят репу, вы, наверное, перепутали.
– Нет, – со слезами на глазах воскликнула собеседница, – именно редька, им подавай ее в отварном виде! Ну, козлы, .., .., идиоты, …!
– Кто? – попятилась я.
– “Зеленые попугаи”, – пояснила девица, – желают красные стулья, “Перье” и редьку. С ума сойти. “Железные черви” и те были лучше, только селедку в пиве потребовали.
У меня к горлу подступила тошнота, а перед глазами тут же возникла картина. Волнистые попугайчики, сидящие на красных стульях, одним крылом ловко подносят к клювам бутылки с минеральной водой, а другим ломают отварной овощ. Внизу, на полу, стоит чан с селедкой, залитой пивом. Там же устроились и довольно большие дождевые червяки в панцирях, время о времени заползающие в емкость. Было от чего рехнуться!
– Тебе чего надо? – забыла о своих бедах девчонка.
– Где найти Галину Щербакову?
– Щербакова, Щербакова, Галина а Галку! Ступай сюда, потом налево, затем прямо, на второй этаж, снова влево, через буфет, дойдешь до приемной козла, ее дверь следующая, покедова, больше не могу, опаздываю!
И она умчалась, выкрикивая на ходу:
– Кто знает, как варить редьку?
Я двинулась в путь, боясь забыть описание дороги: влево, прямо, второй этаж, налево буфет миновав комнату, где торговали кофе, я уперлась в дверь с табличкой “Приемная Котова”, но напротив имелась еще одна дверь с вывеской “Приемная Дардыкина”.
Пришлось вновь вылавливать из толпы аборигена. На этот раз попался парнишка в красных слаксах и сетчатой футболке. Решив особо не церемониться, я поинтересовалась:
– Кто из них козел? Дардыкин или Котов?
– Оба гниды, – пожал плечами юноша.
– Нет, – уперлась я, – речь идет не о вшах, а о козлах! Кто больше его напоминает?
Парень выпятил нижнюю губу и сообщил:
– Дардыкин, а Котов, но, пожалуй, он козел, а Дардыкин отстойный обмылок.
Я обрадовалась и осмотрела коридор, отлично, вот нужная дверь, наверное, стучать тут не принято.
В небольшом кабинетике сидела женщина лет сорока с совершенно несчастным лицом, держащая трубку у уха.
– Вы Щербакова?
Галина прикрыла рукой микрофон и тихо сказала:
– Сделайте любезность, присядьте! Я обрадовалась. Слава богу, она разговаривает, как нормальный человек! Устроившись на стуле, я стала поджидать, пока дама освободится. Галина тем временем журчала в трубку:
– Еще ему нужен лимузин, белый, с красными сиденьями, водитель в возрасте от тридцати пяти до сорока. Шофер не должен пользоваться одеколоном, иначе Дугласа стошнит. Минеральная вода, коньяк и лимоны. Кроме того, десять банок собачьих консервов, только фирмы “Пурина” и только говяжьих. Нет, Дуглас не питается этим кормом, он вообще мяса не ест, предпочитает рыбу, но возит с собой собачку, чау чау, Долли, это для нее. Еще папайя, три кило. Как нет? Вы что? Достаньте! Что за разговор? Ах так! Ну погодите, сейчас!
Тонкой бледной рукой она пошарила на столе.
– Где она? Ага, вот, слушайте. Имей в виду гнутый, если у Дугласа не будет папайи, весь твой концерт накроется, усек?
Потом она швырнула трубку, выдвинула ящик, вытащила валокордин и принялась капать его в стакан.
Я подождала, пока она примет лекарство, и улыбнулась.
– У вас ругательства записаны на бумажке? Так не помните?
Неожиданно Галя бурно зарыдала, я быстро налила из бутылки, стоявшей на столе, воду и протянула ей:
– Выпейте.
Женщина покорно сделала несколько глотков и сказала:
– Меня из за заслуженной иерихонской трубы России выгонят, придется на биржу идти.
– Из за кого?
– Певец есть такой, Дуглас, неужели по телевизору не видели? Орет как полоумный.
– А почему выгонят? Галя грустно пояснила:
– Не подхожу я для такой работы. Эта контора занимается гастролями артистов, ну, мы должны предусмотреть все. Допустим, Киркоров ростом два метра, следовательно, надо предупредить гостиницы о размере кровати “кинг сайз”! Еще обязательно объяснить принимающей стороне все требования к звуку, освещению, гримеркам. Потом начинается! Один пьет “Святой источник” с газом, другому подавай “Эвиан” без пузырьков, третий желает коньяк, но обязательно “Хенесси” V.S.O.P. Подтанцовки требуют шоколад определенной марки, подпевки гоголь моголь из гусиных яиц. Звезда начинает растопыривать пальцы и кривить нос при виде гостиницы. Занавески в номере только голубые, подушек восемь, сортир чтобы с розовым сиденьем, а туалетная бумага синяя, в зеленую крапинку. Я обязана заставить принимающую сторону все это обеспечить, или купить самой, или припереть, допустим, в городок Малые Вяземы, иначе их эстрадные величества распсихуются и откажутся петь, плясать и веселить народ. Кстати, настоящие звезды совершенно не выпендриваются.
Вот, рассказывали мне, Алла Борисовна Пугачева, уж звездее не бывает, прибыла в городишко, не помню какой. За кулисами туалета не оказалось, надо идти сквозь толпу к деревянной будке типа сортир. И что? Примадонна в платок замоталась, чтобы народ не узнал, и почапала. Местная администрация давай извиняться, а Аллочка тихо так ответила: “Вы, конечно, жуткие говнюки, могли уж биотуалет купить, но люди ведь заплатили за билеты, они ко мне пришли, я концерты никогда не отменяю”. Вот это профессионализм! Впрочем, и Орбакайте, и Газманов, и Алена Свиридова, и Гурцкая без всяких закидонов, только по делу, их волнует не марка автомобиля, поданного к трапу, а звук, свет, электророзетки для инструментов, одним словом, то, как пройдет концерт. Зато те, кто только выполз на сцену… О! Тут по полной программе. Чем моложе и неопытней, тем сильней раздувают щеки. Вот, Андрей Раков, слышали про такого?
– Нет.
– То то и оно! Пять минут поет, а гонору! Лимузин, номер люкс, ящик коньяка, синий халат, розовые тапки, креветки с дыней и, заметьте, никаких просьб с профессиональной стороны! Да и понятно, рот разевает под фанеру! Теперь вот Дуглас; Взбрело ему в голову папайю есть! А принимающая сторона идиотничает, делает вид, что первый раз про этот овощ или фрукт, уж не знаю, как правильно, слышит! Если Дуглас концерт сорвет, меня уволят, придется на биржу топать, а дома мама больная и сын студент. Вот Катя Кривицкая, спасибо ей, написала на бумажке, как ругаться!
Я до сорока пяти дожила, а мата не знала, теперь читаю в трудных ситуациях, обычно помогает, здесь нормальной речи не понимают, но сегодня не получилось!
И она тихо заплакала.
– Дай ка я попробую! Набери номер. Галя послушно потыкала в кнопки.
– Держите.
– Алло, – послышался гнусавый голос.
– Слушай, ты ., гнутый, – спокойно завела я, – чтоб у Дугласа была папайя, свежая, сочная и ароматная. Не то ., будет тебе. Явится продюсер и глаз на жопу натянет. Бери ., в зубы и скачи в магазин, недоумок .., козел .., вонючка ..! Нашел с кем шутить! Билеты продал?
– Да, – заблеял собеседник.
– Имей в виду, Дугласу все равно заплатишь – спел он концерт или нет, никого не…. А зажмешь “капусту”, мигом наша “крыша” наедет! Сказать, что они с тобой сделают? ., в кофемолку засунут и включат, будешь, как ..! Усек, ., рогатый? А теперь рысью за папайей, иначе нехорошо получится, малыш, бо бо будет. Без папайи нет Дугласа, у него бабушка обезьяной была, поэтому он только этот продукт и жрет, скумекал?
– Уже несусь, – пискнуло в ответ. Я перевела дух.
– Дело сделано, полетел за фруктом или овощем, как и ты, я не знаю, что это такое.
– Миленькая, – взмолилась Галина, – дорогая, как вас зовут?
– Виола.
– Дорогая Виолочка, умоляю, заклинаю просто, напишите слова! Вы так ловко, так здорово ругаетесь!
Я усмехнулась и выполнила ее просьбу. Галя положила листочек перед собой и робко спросила:
– Как вам кажется, у меня получится так же убедительно? Про бабушку обезьяну просто гениальная фраза, она ко всем подходит…
– Вообще то, – развеселилась я, – тренироваться надо с детства, но, думаю, освоишь науку!
– А что вам надо? – спохватилась Галя, сообразив наконец задать этот вопрос. – Какое дело привело вас ко мне?
– Георгия Андреевича Радько знаете? Щербакова вспыхнула огнем.
– Конечно, мы в одном архиве долгое время вместе работали!
– Не в этом смысле, вы ведь были любовниками? Женщина стала цвета сильно перезревшей вишни.
– Кто вам сказал такие глупости! Взбредет же людям в голову, у него семья, у меня мама и сын! Просто общались иногда, ну в буфете или в курительной…
– Вы курите?
– Нет.
Я рассмеялась.
– Зачем тогда ходила с Радько в место, которое отведено тем, кто балуется сигаретами?
Галя не нашлась, что сказать, на ее глазах вновь выступили слезы. Да, с такой тонкой душой и легкой обидчивостью ей в шоу бизнесе делать нечего. Когда то я работала уборщицей в Доме моделей <См. книгу Дарьи Донцовой “Черт из табакерки”.> и хорошо знаю, какие там царят нравы, небось за кулисами происходит то же самое.
– Пойми, – улыбнулась я, – мне совершенно все равно, спали вы с ним или нет.
– Вас послала жена Жоры? – прервала меня Галя.
– Нет, но Радько грозит опасность, смертельная, он влип в очень неприятную историю. Кстати, домой Георгий Андреевич носа не кажет, он не у вас случайно прячется?
– Вас все таки отправила сюда Рита, – прошептала Галина, – очень странная женщина. Сама изменяла Жоре, унижала его достоинство, но, как только узнала про меня, просто взбесилась.
Я удивилась.
– У Риты был любовник?
– Да, – торжествующе сообщила Галя, – она непорядочная женщина.
– Как его зовут, не знаете?
– Имени нет, зато я в курсе, где он работает! Вам и в голову не придет, в каком месте ее кавалер служит.
– И где же? Галя скривилась.
– Он милиционер! Вот ведь ужас! Да ни одна приличная женщина не свяжется с этими чурбанами в форме!
Мне захотелось треснуть ее телефоном по макушке, с трудом удержавшись, я спросила:
– Откуда такая осведомленность, думаю, вы не дружили, а Рита, скорей всего, не рассказывала на всех углах о своем прелюбодеянии.
Галя вновь покраснела, потом собрала волю в кулак и спросила:
– Простите, какое вам дело? Кто вы? Зачем ищете Жору? Почему расспрашиваете о Рите? Я помолчала секунду и ответила:
– Рита убита.
– Как?! – вскрикнула Галина. – Это ужасно! Не может быть! За что? Где?
– Дома ее нашли, на полу. Следствие уверено, что убийца муж, – бодро соврала я, – хочу помочь Жоре выкарабкаться, потому как уверена: он ни при чем. Поэтому расскажите все, что знаете. В особенности меня интересует место, где он прячется…
– Честное слово, я даже не предполагаю.
– Ой ли?
– Вот вам крест! Ей богу!
– И не звонит вам?
– Нет.
– Странно.
– Почему?
– Вроде роман между вами.
– Он от меня ушел, – тихо сообщила Галя, – в январе, от меня все мужчины убегают, уж не знаю почему, вот и осталась одна, только мама рядом и сын.
И она опять заплакала.
– Вам ведь нравился Жора? – бесцеремонно полезла я сапогами в ее душу. – Вероятно, вы его любили!
– Да, очень, – шмыгнула носом Галина.
– Тогда попробуйте подумать, где он может быть? У друга, коллег по работе. Кстати, куда он устроился после ухода из архива?
– В страховую компанию “Верико”, агентом на проценте. Ужасно!
– Почему?
– Ну, он кандидат наук, исследователь, кабинетный ученый, и вынужден бегать по сервисам и рынкам.
– Зачем?
– А где клиентов взять? Вот и крутился, как белка в колесе, похудел, измучился. А Рита, стерва ненасытная, прости господи, плохо о покойнице сказала, все шпыняла его: давай деньги, давай деньги… Он ей не сказал, что из архива ушел.
– Да ну? Отчего же?
– Так, не захотел! – ушла от ответа Галя.
– Вот что, – решительно произнесла я, – хотите, чтобы Жорка оказался в тюрьме? Однако, ей богу, это не самое плохое место, где он может очутиться.
– Что же хуже заключения? – всплеснула руками Галя. – Какое такое место гаже тюрьмы?
– Кладбище, – уронила я, – поверь, в гробу намного неприятней, чем на самой пакостной зоне. Впрочем, сама ни там ни там, как понимаешь, не была, но предполагаю, что…
Галя снова завыла. Угораздило же меня связаться с истеричкой.
– Вот что, прекрати! – рявкнула я. – Хочешь помочь парню, живо рассказывай все: про любовника Риты, про работу Жоры в страховой компании, только так спасешь мужику жизнь.