Три мешка хитростей

Глава 8
 
Со спокойной душой вычеркнув Логвиненко из списка, я двинулась по следующему адресу – к Караулову Федору Петровичу. Решив особо не утомляться, набрала телефонный номер и услышала сиплое:
– Алло.
– Можно Федора Петровича?
– Слушаю, – прохрипел мужик и закашлялся. Ага, понятно, почему он сидит днем дома. Небось глотнул по жаре холодной воды или пивка и подцепил ангину.
Недолго думая, я выложила историю про НТВ и новое шоу. Сейчас он придет в восторг…
– Нет!!! – заорал мужик – Никакого телевидения, даже не приближайтесь к моей квартире!
– Почему? – попыталась я продолжить разговор.
– Нет!!! – вопил Федор Петрович. – Не хочу, не желаю, пошла к дьяволу!!!
Я недоуменно сжимала в руках противно пищащую трубку. Чего он так взъелся на телевидение? Но ехать все равно к нему надо, другой вопрос, как проникнуть в квартиру?
Путь оказался не ближний. Сначала до метро “Кузьминки”, потом на автобусе в глубь квартала самых простых блочных домов с уродливыми черными швами. Потом еще пришлось топать пешком, и, когда наконец появилась двенадцатиэтажная башня, я чувствовала себя как ездовая собака, тащившая весь день по льду тяжеленные нарты.
Подъезд смотрел на мир выбитыми стеклами, внутри мрачно торчали сгоревшие почтовые ящики, и пахло так, как и положено в подобном месте: мочой и блевотиной.
Квартира ненавидящего НТВ Федора Петровича находилась на первом этаже, сразу за лифтом, в темном закутке. Чуть не стукнувшись лбом о какую то свисавшую балку, я ткнула пальцем в звонок. Раздалось сначала “пение соловья”, а потом шлепанье тапок, дверь приоткрылась, и на пороге возник прехорошенький блондинчик с лицом порочного ангелочка. Фигура у мальчишки была отличная, и он с удовольствием ее демонстрировал. Распахнул дверь и оказался передо мной в одних плавках. Правда, сегодня жарко, и надевать спортивный костюм в такую погоду не хочется, но мог бы хоть халат набросить. Впрочем, великолепно понимаю его: когда целый день занимаешься на тренажерах, естественно, хочется продемонстрировать всем результаты своих усилий.
Не успела я сообразить, с чего начать беседу, как парнишка картинно тряхнул роскошными волосами и, распространяя запах “Орбит”, прочирикал:
– О, это вы, Надюша! Хорошо, что передумали. Ну кто же отказывается от удовольствия. А я, честно говоря, расстроился, деньги то заплачены вперед. Входите, входите, не бойтесь, я не кусаюсь и не бросаюсь на дам прямо с порога.
– Спасибо, – прошептала я, опуская глаза вниз, и юркнула в крошечную прихожую.
Комнат в квартире было две. Одна оказалась закрытой, а во второй, куда меня завел Федор, стояла большая кушетка, накрытая белейшей простыней.
– Ну, – улыбнулся хозяин и кашлянул, – раздевайтесь, насколько понял, у вас спина.
– Вы больны, – сурово ответила я.
– Да нет, – отмахнулся Федор Петрович, – аллергия на пыльцу замучила, просто извелся, ведь с людьми работаю. Постоянные клиенты в курсе и не боятся, а новым объяснять приходится. Зимой еще ничего, а летом вообще караул. Голос вон почти потерял!
– Уезжать надо из Москвы в мае, – посоветовала я. Федор хрипло засмеялся:
– Что вы, клиенты косяком идут, я ведь лучший массажист в Москве, даже квартиру эту специально снял под кабинет.
– Да? – удивилась я. – А вот к моей приятельнице массажист на дом приходил.
– Так и я могу, – пояснил парень, – только не всем хочется дома. Массаж, он, знаете ли, всякий бывает – общий, медицинский, тайский, турецкий, почечный, китайский, интимный… Кое кто любит тут, в кабинете. У меня все предусмотрено, не сомневайтесь.
И он толкнул дверь в соседнюю комнату. Я увидела роскошную двуспальную кровать с великолепным бельем и горой подушек. Одну из стен спальни украшало огромное зеркало.
– Мне не нужен интимный массаж, – быстро сказала я.
– Смешно, ей богу, – ухмыльнулся массажист, – я что, насильник? Каждый заказывает, что хочет. Показывайте вашу спину, остеохондроз массажа как огня боится. Станете как новенькая, про боль забудете.
Я посмотрела на его красивые мускулистые руки и ответила:
– Извините, что ввела в заблуждение, но мое имя не Надежда и я не являюсь вашей клиенткой. Федор поднял брови:
– Тогда кто вы и зачем явились?
– Служу в налоговой инспекции, и соседи сообщили нам, что здесь подпольно работает массажный кабинет, – спокойно пояснила я.
– Ах, гниды, – воскликнул хозяин и тут же заулыбался, словно продавец араб в ювелирной лавке, – ну какой у меня бизнес? Горе одно, клиентуры никакой, чистые слезы, еле еле на хлеб хватает да на кефир… И вообще, только знакомых массирую, причем бесплатно, просто чтобы людям помочь. Я рассмеялась:
– Только что говорили другое! Федор слегка порозовел.
– Так просто болтал. Да что мы тут стоим? Пойдемте, пойдемте.
Он буквально вытолкал меня на кухню, обставленную весьма кокетливо.
– Садитесь вот сюда, на мягкий стульчик, – суетился парень, – должно быть, весь день носитесь, голодная. Мясо будете?
– Спасибо, не надо.
– Только не стесняйтесь, – пел хозяин, гремя сковородками. – Я замечательно готовлю. Наверное, следовало в повара пойти.
Быстро и ловко он поджарил несколько кусков вырезки, покромсал помидоры, вытащил из холодильника запотевшую бутылку “Гжелки” и оливки.
– Не надо водку, – сказала я.
– Не надо так не надо, – покладисто отозвался Федор, – есть коньяк, вино красное сухое, очень рекомендую под мясо.
Я на самом деле дико проголодалась, и руки сами потянулись к прибору. Федор не соврал: если он так же хорошо делает массаж, как готовит мясо, то у него клиенты небось рядами записываются на прием. Вырезка таяла во рту.
– Вкусно? – улыбнулся парень. Я кивнула:
– Потрясающе.
– Вот если еще согласитесь мне спину показать, – расплылся в довольной гримасе Федор, – так вообще десять лет сбросите. Хотя вы и так молодая. Но, сдается мне, у вас остеохондроз и кистоз позвоночника.
– Откуда вы знаете?
– Между прочим, – гордо заявил парень, – имею высшее образование, окончил Институт физкультуры и больную спину сразу вижу. Погодите секунду.
Он вышел в комнату, я наслаждалась потрясающе сочным мясом.
– Вот, – сказал Федор, вернувшись, – возьмите. Я заглянула в белый конверт: пятьсот баксов.
– Это взятка?
– Никогда, просто маленький подарочек, очень скромный, к сожалению. Впрочем, если хотите, могу провести вам сеансы массажа, на самом деле легче станет… Давайте решим все проблемы полюбовно, а? Небось зарплата крохотная…
Я горестно вздохнула:
– Точно, копейки дают, а уж работать заставляют! Ходить приходится целый день! Вот после вас пойду в агентство “М, и К°”.
– Куда? – спросил Федор.
– “М, и К°”, – повторила я, – говорят, жуткие жулики, людей обманывают, дурачат, деньги себе присваивают, мрак, просто “МММ” какое то…
– Нет, – покачал головой Федор, – как ни странно, они работают нормально.
– Да? – фальшиво изумилась я. – Откуда знаете? Федор рассмеялся:
– Пытался воспользоваться их услугами.
– Не может быть! Говорят, они предлагают клиентам заключить контракт с нечистой силой! Извините, но вы совсем не похожи на идиота.
– Похож, похож, – заржал парень, – нервов испортил десять кило, а все из за жадности и глупости… Понимаете, какая штука получилась…
Он вытащил пачку “Парламента”, закурил и спохватился:
– Вы разрешите?
– Конечно, – благосклонно кивнула я, – кстати, деньги заберите. Это ни к чему, лучше расскажите, что знаете про “М, и К°”. Меня они больше как неплательщики волнуют, чем вы. Вижу, соседи по злобе наклеветали, ну какой такой массажный салон? Ерунда, да и только! Если человек своим многочисленным друзьям по доброте душевной помогает, какое же в этом преступление?
Федор широко улыбнулся, обнажив безупречные белые зубы, положил мне на тарелку еще кусок нежного мяса и сказал:
– Только не смейтесь. В тот день, когда я влип в аферу, должно быть, затмение нашло. Я ведь не богат, а семья огромная…
Родственников у парня действительно оказалось навалом, и все, как один, неработоспособные. Отец и мать больные, получают копеечные пенсии по инвалидности. Кроме Феди, у них есть две девочки близняшки. Но те еще учатся в школе и помогать родителям не могут. Девчонок самих нужно кормить, поить, одевать и ставить на ноги. Так что из добытчиков в семье один Федор, он и тянет на своих плечах огромный воз. Правда, отец с матерью и сестры капризами не отличаются, ничего особенного не просят и питаются самой простой пищей, но старикам требуются лекарства, а девчонкам хочется одеваться. Словом, деньги, которые Федя “выжимает” из клиентов, мигом убегают от парня. Федор – хороший сын и брат, все время озабочен только одной проблемой: где найти новых клиентов?
– Это с одной стороны, – откровенничал парень, – а с другой, больше четырех человек в день никак не могу принять. Идешь потом домой, а руки как бутылки с водой, прямо не пошевелить, устаю очень. Я ведь по настоящему массаж делаю, без халтуры, в каждого пациента душу вкладываю…
Праздник на его улице наступает, когда кто нибудь из клиенток, в основном дамы вокруг сорока, хочет интимных услуг. Стоит такой “массаж” дорого и даже приносит Феде удовольствие. Но подобные заказы случаются не слишком часто, однако в июне прошлого года ему жутко повезло. Появилась немолодая эстрадная дива, усыпанная с головы до ног дорогими каменьями. Сначала он вправлял Нино спину, ну а потом она сделала Федю своим любовником. На парня пролился дождь подарков, любые его желания исполнялись мгновенно. Нино купила ему машину и повезла отдыхать в Таиланд. Она явно влюбилась в молодого сексапильного Феденьку. Кстати, Караулов далеко не глуп, читал кое какие книги, умеет общаться с дамами. Не раз и его приводила с собой на тусовки в качестве кавалера. Но Нино предпочитала встречи в квартире. Несмотря на возраст, дама без конца выступала, пела на всех концертных площадках и, хотя пик ее славы прошел, зарабатывала столько, что потратить всего на себя не могла. Мужа у нее не было, детей тоже. И в голове Федора родилась, оформилась и поселилась мысль: вот бы уговорить певицу взять его в супруги! Все материальные проблемы мигом отпадут! Пару раз Федя падал на колени и предлагал руку и сердце. Но Нино не говорила ни “да”, ни “нет”, хотя массажист видел, что ей приятны его слова. Так продолжалось до ноября. Потом массажиста Федора вызвали на дом к девочке инвалиду с парализованными ногами. Ее сестра, мило улыбающаяся, крайне располагающая к себе Полина, угощала после сеансов кофе и вела с массажистом приятную беседу. Как то раз она и рассказала ему о фирме “М, и К°”.
– Не иначе как их там в фирме гипнозу обучают, – недоумевал Федор, – сам не понимаю, как клюнул. Деньги на квартиру собирал, ровнехонько пятнадцать тысяч в загашнике лежали. Схватил их и как сомнамбула пошел. Ну не дурак ли? Очень уж хотел, чтобы Нино в загс со мной побежала. Работать обрыдло, клиенты надоели…
Караулов отволок свою заначку, а после Нового года Нино, сделав кавалеру ручкой, выскочила замуж за престарелого богатого американца и укатила за океан, променяв подходившую к концу карьеру на обеспеченную жизнь в США.
Федор чуть не умер от расстройства. Узнав об измене “любимой”, он мгновенно ринулся в “М, и К°” и потребовал возврата денег, добытых кровью и потом. Но мило улыбающиеся сотрудники ошарашили его отказом. Увы, контракт заключен на полгода, и сумма обязательно вернется к владельцу, но.., лишь в мае!
Федор едва не потерял сознание, поняв, какую глупость совершил. Получив отказ от “дьявольских” посредников, он ринулся в милицию с жалобой. Но сотрудники правоохранительных органов его просто напросто высмеяли.
– Чего же вы хотите, гражданин Караулов, – сказал ему высокий парень, чуть постарше Феди, – деньги у вас, что, обманным путем выманили или украли с применением насилия?
– Нет, – растерялся массажист, – сам отдал.
– С себя и спрашивайте, – отрезал мент, – контракт на руках, полгода еще не прошло. Вот если в мае не вернут, тогда возвращайтесь, побеседуем. А сейчас просто не наступил случай, предусмотренный Уголовным кодексом, пока что действует ваш договор с чертом.
Не в силах больше сдерживаться, милиционер заржал, а несчастный Федор вышел в коридор и мрачно закурил возле окна. Получалось, что ласковая девушка Полина обвела его вокруг пальца. Впрочем, парень понимал, что он сам дурак, идиот, кретин, лопух.
Ругая себя на все корки, Федор набрал клиентов столько, что перерыв между ними составлял всего полчаса, нужно было начинать копить на собственную квартиру с нуля. В то, что ему вернут кровные денежки, массажист абсолютно не верил.
Представьте его бескрайнее изумление, когда пятого мая он услышал в телефонной трубке бодрый голос:
– Добрый день, агентство “М, и К°” просит прибыть в ближайшее время для расчетов.
– Не понимаю, – пробормотал Караулов.
– К нашему глубочайшему сожалению, – затараторил высокий женский голос, – к нашему разочарованию, Мефистофель не сумел выполнить ваше желание. Такое случается крайне редко, но, увы, иногда происходит! Вы подписывали договор пятого ноября, сегодня пятое мая. Деньги ждут вас в офисе.
– Вы что? – обалдел парень. – Действительно хотите вернуть пятнадцать тысяч?
– А как же? – удивилась девица. – Естественно, ни на минуту не задержим, приезжайте хоть сейчас. Впрочем, если желаете, можем еще на шесть месяцев продлить, вдруг Мефисто сменит гнев на милость.
Но Федя, естественно, побросав мигом дела, помчался на улицу Коровина, где ему выдали всю сумму стодолларовыми купюрами. Все еще подозревая подвох, Караулов на глазах у мужика и бабы, вернувших ему деньги, подключил машинку, которую используют в обменных пунктах для проверки подлинности купюр, и начал прогонять через нее вновь обретенные деньги. Сотрудники агентства отнеслись к процедуре равнодушно, очевидно, не один Караулов усомнился в их честности.
Невероятно, но доллары оказались настоящими, и Федору пришлось признать: “слуги дьявола” его не обманули.
– Надули, конечно, – улыбался массажист, заваривая кофе, – небось прокручивали полгода баксы под большим процентом, ну да и черт с этим. Теперь ученый. Никому больше не поверю, до сих пор не пойму, как такого дурака свалял!
На улице вновь начался дождь. Мелкая водяная пыль сыпалась с неба, серые тучи спустились совсем низко, стало темно, сыро и противно. В метро висела влажная жара, воздух куда то исчез, да еще вагоны были битком набиты пассажирами. Я еле еле втиснулась в поезд и моментально прилипла к какому то мужику в светлой рубашке с короткими рукавами. От него нестерпимо несло перегаром. Отвернулась в другую сторону и очень пожалела: в пяти сантиметрах от моего носа расположилась полная мокрая дама, “благоухающая”, как завод по производству рыбных консервов.
Кое как добралась до дома, вошла в квартиру и поразилась тишине. Неужели гадкий младенец спит? И где Томочка?
Подруга обнаружилась в спальне. Окна закрыты шторами. На огромной кровати места хватило всем. Клеопатра и Сыночек устроились на подушке Семена. Ленивые кошки даже не открыли глаза, услышав мои шаги. Дюшка, лежащая в ногах, вяло помахала хвостом, но вставать не стала. Томуся полусидела в подушках, и ее лицо по цвету слилось с белоснежной наволочкой. Темные мешки под глазами резко выделялись на фоне синеватой кожи.
– Опять приступ был? – испугалась я. У Томочки не слишком приятная болячка с красивым названием “мерцательная аритмия”. Время от времени ее сердце начинает вдруг изо всех сил колотиться в грудной клетке, не сокращается ритмично, а бьется как попало. Начинается сильное головокружение, тошнота, слабость, и Тома валится в кровать. Гадкая штука имеет обыкновение возникать на ровном месте, без всякого, казалось бы, достойного повода. Только что Томуся, весело улыбаясь, стоит у плиты и вдруг, бац, зеленеет на глазах. Самое интересное, что, внезапно начавшись, приступ так же мгновенно заканчивается.
– Ты приняла обзидан? – спросила я. Тома кивнула.
– Уже все, отпустило. Который час?
– Семь.
– Пора, а то опоздаю, – пробормотала Тамара и стала осторожно спускать ноги с кровати.
– Ты куда? А ну ложись! – велела я.
– Надо в детскую поликлинику, – пояснила подруга, – а прием там до восьми.
– Завтра сходишь, куда торопиться.
– Никак нельзя, грудничковый день один, – объяснила Тома.
– Что еще за день такой?
– Ну, в это время принимают только матерей с младенцами до полугода.
– Почему?
– Потому что у старших детей, тех, которые посещают ясли, детские сады и школы, случаются неприятные инфекции, которые могут стать смертельными для новорожденного: корь, свинка, ветрянка, грипп в конце концов.
– А, – протянула я, – здорово придумано. Только зачем Веронику к врачу тащить, похоже, она отлично себя чувствует. Вон как спит хорошо!
– Весь день орала, – вздохнула Томуся, – аллергия у нее на молочные смеси из банок, нужно получать питание с детской кухни, а его только врач выписывает!
Подруга встала и пошатнулась:
– Вот незадача, еще кружится!
– Немедленно ложись, – приказала я, – схожу вместо тебя.
– Спасибо, – вздохнула Томочка, – уж извини, пеленку чистую возьми.
– Зачем?
– У врача на стол постелить, не класть же ребенка на грязь.
– И младенца надо тащить?
– Ну, конечно, без осмотра ничего не выпишут! Делать нечего, пришлось заворачивать на редкость спокойно сопящую Нику в одеяльце и бежать на улицу.