Три мешка хитростей

Глава 7
 
На следующий день ровно в десять я ворвалась в агентство. Мария Ивановна как раз просматривала на мониторе какую то информацию. Увидав меня, она отложила “мышку” и спросила:
– Виолочка? У вас проблемы?
– Нашла клиента, – радостно сообщила я, – богатого, на десять тысяч. Когда привозить?
– Отлично, – заулыбалась бабуся, – только зачем бежали? Надо было просто позвонить!
– Ой, хотела как лучше!
– Ничего, ничего. Сейчас поглядим, когда его зазвать. Такого гуся следует быстро обрабатывать, – пела Мария Ивановна, роясь в ежедневнике.
И тут в кабинет без всякого стука влетела Кристя.
– Мама, – заныла она, – гляди…
– Лена! – строго заявила я. – Где велела меня ждать? У метро! Почему не слушаешься?
– Это ваша? – спросила Мария Ивановна.
– Да, – вздохнула я, – тринадцать лет, а ни на минуту нельзя оставить, хуже маленькой. Вот сегодня велела ей стоять на площади! Ну чего ты прибежала?
– Мама, – нудила Крися, старательно делая из себя великовозрастную кретинку, – пойдем, чо скажу, ну, мам!
– Говори здесь!
– Да, там мало! – зудела Кристя. – Давай на ушко шепну!
– Хватит, – рявкнула я, – не позорь меня на работе, быстро говори, чего тебе надо! В туалет хочешь?
– Во, – вытащила Кристина из сумки довольно объемный пакет. – Во, гляди!
– Где взяла? – строго спросила я, выуживая из упаковки роскошный комплект постельного белья.
Нежно бежевый пододеяльник из тончайшего льна украшала элегантная вышивка. Точь в точь такие же незабудки были вытканы и по углам наволочки, отороченной кружевами.
– У метро тетка с автомобиля торгует! – торжествующе выкрикнула Кристя.
– Ты украла, мерзавка! – завопила я, хватая Кристю за ухо и дергая его в разные стороны. – Сколько раз тебе, дуре, говорила, нельзя брать чужое, нельзя.
– Мамка, – зарыдала Кристя, – купила…
– Не ври, откуда деньги!!!
– Так ты мне пятьдесят рублей оставила, – оправдывалась Кристина.
– Не смей брехать, – драла я ее за уши, – такой комплект знаешь сколько стоит!
– Ей богу, – плакала Кристя, – тетенька к метро подкатила и давай торговать, там народу уйма, она говорит: рекламная акция. Они продают за тридцать рублей пакет с названием фирмы и адресом, а белье – подарок. Только сегодня!
Я отпустила Кристю и велела:
– Сопли утри.
Потом помяла в руке наволочку и глянула на Марию Ивановну:
– Роскошное белье, надо бы еще купить, да денег нет.
Старушка невероятно оживилась:
– Где такое дают, деточка?
– Да позади метро, у оптушки.
– Покажешь мне?
– Угу, – буркнула Кристя и потерла красное, вспухшее ухо. – Конечно.
Мария Ивановна вытащила сумочку и попросила:
– Виолочка, посидите тут пока, компьютер не трогайте, я там текст печатаю.
– Не умею с ним обращаться, – вздохнула я, – у нас его нет, даже не представляю, как включать! Мария Ивановна окончательно успокоилась.
– У подруги внучка замуж выходит, подарок нужен, лучше и не найти!
Это точно. Данный комплект белья Томуся купила за бешеные деньги в чрезвычайно дорогом магазине. Нас пригласили в воскресенье на свадьбу, и мы решили, что роскошный пододеяльник, простыня и наволочки – это лучший презент для такого случая. Редкая женщина не придет в восторг при виде подобной красоты. Вот и Мария Ивановна моментально понеслась к метро, забыв о работе. Впрочем, я ее понимаю. Сама бы полетела, не задерживаясь, узнав, почем бельишко.
Старушка притормозила на пороге и сказала:
– Душенька, до одиннадцати тут никого не жду, начальство явится к полудню. Просто посидите спокойненько, чтобы посторонние не зашли.
– Конечно, – кивнула я и вытащила из сумочки “Мегаполис”, – почитаю пока.
Мария Ивановна и Кристя ушли. Быстрее стратегической ракеты я кинулась к компьютеру. Только бы не перепутать последовательность действий!
Машина странно зацокала, на экране возникли какие то бегущие строчки, заморгали цветные линии. Я в ужасе глядела на экран – еще сломается, не дай бог! Но потом монитор моргнул и вновь загорелся приветливым голубым светом. Через минуту появился “геометрический вальс”, и я расслабилась. Похоже, процедура закончена, информация переписана.
Сунув диск в сумочку, я развернула газету и принялась читать очередные сплетни про Киркорова и Пугачеву. Примерно минут через сорок на пороге появилась страшно расстроенная Мария Ивановна и сосредоточенно ковыряющая в носу Кристя.
– Не успели, – пояснила бабуся, окидывая взглядом стол.
– Подожди в коридоре, – строго велела я Кристе. Мария Ивановна еще раз оглядела стол, убедилась, что я ничего не трогала, и протянула:
– Девочка то у вас немного того, странная. Говорю, пошли скорей, так нет! Сначала камень из кроссовки вытряхивала, затем давай ногу чесать, полчаса возилась! Только прошли десять шагов, споткнулась и стала шнурки завязывать.
– Да, – вздохнула я, – с мозгами беда, отец – алкоголик, сами понимаете, ну мы пошли!
– Душенька, – пропела Мария Ивановна, – уступите комплектик. К чему он вам, а?
Делать нечего, пришлось продавать белье, купленное за сто долларов, за жалкие тридцать рублей.
На улице Кристя спросила:
– Ну как?
– Гениально, после школы пойдешь учиться на актерский!
– Ни за что, – отрезала Кристина, – кстати, с тебя мороженое “Баскин Роббинс”, самое большое, литровое ведро.
– Дороговато будет, – вздохнула я, – может, нашим обойдешься?
– Ни за что, – возмутилась Кристя. – Это за ухо! Между прочим, могла бы и не откручивать его с такой силой!
Дома я бросилась в кабинет и всунула диск в системный блок. Надо же, сделала все правильно!
Через час, сладко потянувшись, вышла на кухню и заварила чай. Предполагала, что процент идиотов велик, но чтобы в столице их нашлось столько!
Мария Ивановна тщательно вела “бухгалтерию”. Всего с первого января этого года к ним обратились тысяча восемьсот человек, то есть получается, что в среднем почти каждый день – а агентство работало без праздников и выходных – десять кретинов, десять Буратино приносили сюда свои кровные денежки. Суммы, на которые заключались контракты, колебались от трехсот долларов до двадцати тысяч. Но самое интересное было не это! Только сто человек с начала года получили назад свои баксы. В мае таких клиентов было только восемь. У остальных, очевидно, желания исполнились. Просто поразительно.
Полина работала, не покладая рук, вернее, ног. Наверное, ей постоянно приходилось бегать по городу. Фамилия Леонова то и дело мелькала в списках. Март – десять клиентов, февраль – девять, апрель – семнадцать. Меньше всего в мае – только шестеро. Хотя это, наверное, легко объяснить. Начался сезон отпусков, и москвичи толпами подались в теплые края и на дачи.
Я уставилась на экран и выписала фамилии тех людей, которые, обратившись к Поле, заплатили самые крупные суммы: Логвиненко Оксана Мартыновна – 20 тысяч, Зверева Ольга Леонидовна – 15 тысяч, Караулов Федор Петрович – 15 тысяч.
Остальные отставали с довольно сильным отрывом. Больше тысячи долларов не дал никто. Навряд ли у этих людей были какие то невероятные желания. Скорей всего наоборот, самые простые, типа устройства на работу, избавления мужа от алкоголизма или ребенка от наркомании. Ничего тайного в них нет. А вот интересно, за что заплатила Оксана Мартыновна двадцать “тонн”? И ведь ее мечта исполнилась! Пометки о возврате денег нет. Вот Зверевой и Караулову повезло меньше, им их баксы вернули… С кого начать? Пожалуй, с Логвиненко, заплатила больше всех, небось и желание самое крутое!
Радуясь, что Мария Ивановна аккуратно записала телефоны и адреса клиентов, я потыкала пальцем в кнопочки и жизнерадостно прощебетала:
– Добрый день, канал НТВ, программа “Загадай желание”, можно Логвиненко Оксану?
– Слушаю, – ответил приятный женский голос.
– Редактор Тараканова, – официально представилась я, – хотим предложить вам принять участие в нашей передаче!
– Где взяли мой телефон? – удивилась Оксана.
– Компьютер выбрал, давайте подъеду и все объясню подробно.
– Хорошо, – весело согласилась дама, судя по голосу, ей еще не исполнилось и тридцати.
– Когда удобно?
– В любое время, я сижу дома, – радостно пояснила Оксана.
– Часа через полтора буду, – заверила я и кинулась одеваться.
При взгляде на дом сразу стало понятно, что милая дама отдала услужливому Мефистофелю не последние копейки. Высокое здание, стоящее на одном из крылатских холмов, украшали зеркальные стекла, а парковка перед подъездом была забита роскошными сверкающими иномарками, ни один отечественный автомобиль не попался на глаза.
Шикарный бесшумный лифт мигом вознес меня на шестнадцатый этаж. Я тихонько присвистнула. Семен великолепно зарабатывает, его бизнес приносит стабильный доход, но квартира наша, вернее две, соединенные в одну, находится в простом доме, правда, кирпичном, постройки 50 х годов. Потолки у нас три двадцать, кухня большая, комнаты просторные… Но дом, в котором жила Оксана Логвиненко, меня просто потряс. Я никогда не видела таких роскошных, застеленных коврами лестничных клеток. У одной стены стоял диван, у другой – два кресла и журнальный столик, на подоконнике цвела герань, и пахло не отбросами, а французским парфюмом. Двери же выходящих на шикарную площадку квартир были обиты снежно белой натуральной кожей, и на них золотом горели номера квартир.
Створка 120 й была приоткрыта. Очевидно, Оксана Мартыновна, услыхав в домофон, что корреспондентка прибыла, распахнула дверь. Надо же, совсем не боится. С другой стороны, чего ей опасаться! Вход в подъезд охраняют три железные двери и звероподобный секьюрити с кобурой на поясе. Странно другое: дама крайне беспечна, раз поверила на слово незнакомой женщине и пригласила ее к себе. Но когда госпожа Логвиненко выглянула в холл, все сразу стало на свои места. Да ей лет пятнадцать, не больше. Впрочем, все таки девчонке около двадцати, но глупа она оказалась как то уж слишком не правдоподобно. Мне даже сначала показалось, что хозяйка меня разыгрывает.
– Ой, – взвизгнула она, – а я вас по телику видела, ведете новости на НТВ, только сейчас куда то подевались.
Я недоверчиво глянула на нее. Издевается, что ли? Но большие карие глаза Оксаны лучились восторгом, и стало понятно, что девчонка выпалила фразу от чистого сердца.
– Да вот, задумали новое шоу…
– Ой, как интересно, – верещала Оксана, втаскивая меня внутрь шикарно обставленной квартиры, – ой, как здорово, первый раз человека из “ящика” живьем вижу. Пошли, пошли.
Она проволокла меня через огромный холл и три коридора в громадную кухню столовую.
– Садитесь, рассказывайте! Кофе хотите?
– Лучше чай.
Оксана с готовностью ухватила железную банку с надписью “Липтон”, и через пару минут на столе дымился восхитительный напиток самого благородного вкуса. Видела такие упаковки в супермаркете, вес 250 граммов, а стоит четыреста рублей. Ей богу, этот чай совсем не похож на тот, который мы завариваем по утрам. Надо нам тоже купить такой, хотя меня скорей всего, как говорят, задушит жаба. Долгие годы, проведенные в нищете, приучили к жесткой экономии. Даже теперь, когда нет необходимости считать не только копейки, но и рубли, автоматически беру самый копеечный товар, хотя отлично знаю, что это неразумно. Ей богу, сегодня же обзаведусь таким чаем.
– Как здорово, – не утихала Оксана, – расскажите, расскажите скорей!
Я, глотая невероятный напиток, принялась вдохновенно врать, стараясь, чтобы мой рассказ звучал убедительно.
Канал НТВ придумал чудную штуку! При помощи компьютера выбирают трех человек, всего троих в огромном мегаполисе, и приглашают на шоу. Все происходит в прямом эфире. В студии уже сидит известная ясновидящая. Участникам предлагают высказать вслух свое самое заветное желание. Естественно, можно соврать, но тогда провидица сразу заметит ложь, и человек лишится права участвовать в программе. Но если он или она не побоится и смело расскажет миллионам телезрителей о своих мечтах, тогда их ждет сюрприз – исполнение желания.
На мой взгляд, подобная идея не выдерживала никакой критики, но Оксаночка пришла в дикий восторг.
– Клево, супер, стебно! Ловкий прикол, обязательно стану глядеть!
– А участвовать хотите? Оксаночка вздохнула:
– Вряд ли.
– Почему? Такое неприличное желание, что загадать боитесь?
Девушка засмеялась:
– Знаете, честно скажу, еще не так давно была мечта, но теперь я уже все имею! Кстати, а вам чего нибудь хочется?
– Да, – вздохнула я, – только боюсь, мое желание невыполнимо…
– А что? – поинтересовалась Оксана. Я наморщилась.
– Ну понимаете, телевидение – жуткая вещь, весь день в бегах, а ночью – монтаж. Возраст уже не юный, а мужа нет. Так недолго и в старых девах просидеть до смерти. Но где найти супруга? Не давать же объявление в газетах: “Молодая, хорошо зарабатывающая женщина, без материальных и жилищных проблем ищет мужа!"
– Ой, – всплеснула руками девчонка, – сейчас такое расскажу! В такое место отправлю! Всю жизнь благодарить станете! Слушайте, что со мной случилось!
Оксаночка оказалась старше, чем я предполагала, ей уже стукнуло двадцать пять. Наверное, глупость хорошо консервирует.
Происходила девушка из крайне простой семьи, можно сказать, родилась в социальных низах. Отец исчез на заре ее детства в неизвестном направлении. Маменька сначала врала дочурке, будто папенька служит на дрейфующей полярной станции, но когда Ксюша пошла в школу, мамуля раскололась: отца у дочки не было. Вернее, существовал мужчина, благодаря которому девочка появилась на свет, но он никогда не являлся мамочкиным мужем.
Окончив восемь классов, Оксана пошла сначала в училище, а потом стала работать парикмахером в небольшом салоне. Стояла она в мужском зале и страстно хотела выйти замуж. И тут судьба протянула ей руку дружбы. Однажды, уже около десяти вечера, когда мастерицы сложили инструменты, в зал влетел мужик лет тридцати пяти и попросил:
– Быстренько обкорнайте меня.
– Мы закрываемся, – сообщила одышливая Роза.
– Очень надо, девочки, – взмолился поздний клиент.
– Нет, – закачали головами парикмахерши, которые после напряженного рабочего дня хотели поскорей оказаться у семейного очага, – и не просите!
Неожиданно Оксане стало жалко мужика. Дома девушку никто не ждал, мама к тому времени совсем спилась и скорей всего опять лежала на диване в компании с бутылкой.
– Идите сюда, – сказала Ксюша, разворачивая пеньюар, – вас как стричь?
Обрадованный мужик гаркнул:
– Без разницы, только коротко.
Так Оксана нашла свою судьбу. Через полгода они поженились, и девушка, сломав расчески, выбросила их в окно. Работать ей больше не пришлось, потому что Владимир – так звали супруга – оказался богат. Потекла счастливая жизнь, омраченная только одним обстоятельством. Володя не скрывал, что женат в третий раз. Первые две супруги устраивали его во всех отношениях: умные, интеллигентные, начитанные, хорошие хозяйки, но… Но они не смогли родить ему ребенка, а Владимир страстно хотел наследника, сына. Правда, это в первом браке он без конца говорил о мальчике, во втором уже был согласен и на девочку, но, как назло, беременеть жены не могли.
Поэтому третью супругу бизнесмен решил искать в другом, так сказать, социальном слое, среди бедных, но здоровых девушек. А тут подвернулась вполне симпатичная Оксаночка, добрая и аккуратная. Целый год они прожили душа в душу, Оксане никогда не было так хорошо и спокойно. Счастье омрачалось только одним: месячные приходили с удручающей регулярностью, дети не получались.
После Нового года Володя со вздохом сказал:
– Извини, Ксюша, привык к тебе, даже полюбил, но, наверное, придется разводиться, мне нужен сын или, на крайний случай, дочка.
Оксаночка зарыдала. Муж похлопал ее по плечу:
– Ладно, ладно, не на улицу выгоняю. Квартиру куплю, на работу устрою, денег дам.
Еле еле Ксюша уговорила его подождать еще полгода и попробовать удвоить усилия. Сама же мигом понеслась в центр охраны матери и ребенка. Но тамошние гинекологи только развели руками – пациентка здорова, впрочем, и Владимир, которого Оксана со слезами упросила сходить к докторам, тоже оказался совершенно годен к продолжению рода.
Ксюша все же стала ходить на какие то предписанные процедуры. Однажды, когда в очередной раз выяснилось, что долгожданное дитя опять не “завязалось”, Оксана заплакала прямо в холле НИИ.
Неожиданно ей на плечо опустилась рука, и мягкий голос спросил:
– Могу чем нибудь помочь? Девушка покачала головой.
– А все же? – настаивала женщина.
И внезапно, скорей всего от отчаяния, Оксана рассказала незнакомке все. Та, а это была Полина, сообщила ей про агентство “М, и К°”.
Взяв 20 тысяч долларов, Оксана поехала с Леоновой в офис.
– Понимаете, – объясняла Оксана, – я сразу успокоилась. Там такая милая старушка работает, я ей моментально поверила, просто поняла, что забеременею, и вот, глядите.
Она радостно задрала кверху длинную футболку, и я увидела круглый животик, сильно выпирающий из специальных брюк с эластичной вставкой.
– Пять месяцев, – гордо поведала Ксюша, – десятого января отнесла Мефистофелю деньги, а двадцатого месячные не пришли. Ну это ли не чудо! Уж не знаю, как вы там на телевидении станете желания выполнять, но мне черт помог. Кстати, УЗИ показывает, что это мальчик, здоровый и красивый! Хотите, я вам адрес агентства дам?
– Давайте, – вздохнула я. – А муж, когда узнал про деньги, ругался?
– Не а, – засмеялась Оксана, – хохотал как ненормальный. А потом сказал, что я, очевидно, очень его люблю, раз с нечистым связалась. И еще добавил:
"Да я бы за ребеночка в пять раз больше дал”.
У нас теперь с Володей любовь каждый день, он мне все покупает! Хотите детскую посмотреть? Да не стесняйтесь, пошли, пошли.
Ей так хотелось похвастаться комнатой, ждущей маленького хозяина, что было невозможно отказаться от осмотра.
Мне была продемонстрирована беленькая колыбелька с пологом, куча игрушек, шкафчик, забитый ползунками и кофточками, гора памперсов, самых дорогих, пропитанных питательным кремом.
– Обязательно ступайте к Мефистофелю, непременно поможет, главное – верить в успех! – напутствовала Оксана, провожая меня до лифта.
Я спустилась вниз и пошла к метро. Глупенькая Ксюша сказала неожиданно очень правильную вещь: главное – верить! Одна из наших подруг, Карина Разуваева, работает гинекологом. Так вот она рассказывала, что у десятков женщин дети не получаются потому, что.., их очень хотят. Организм напрягается, и возникает парадоксальная ситуация. Чем больше дама желает малыша, тем сильнее напряжение нервной системы, и тем меньше шансов забеременеть. Бывает, что, проведя десять лет по клиникам и курортам, бедняжки теряют всякую надежду, берут ребенка из детского дома и.., рожают своего. Бабушки знахарки давно подметили эту странную закономерность и частенько советуют бесплодным клиенткам:
– Сироту пригрей, полюби как родную, господь тебя наградит.
Только сдается мне, божий промысел тут ни при чем. Просто дама, получившая долгожданного сыночка, пусть даже и рожденного другой женщиной, успокаивается и перестает носиться по врачам, сдавать анализы. Организм начинает жить в нормальном ритме, без постоянного стресса, и моментально следует долгожданный результат.
Конечно, сотрудники агентства “М, и К°” беззастенчиво надували своих клиентов, но в случае с Оксаной обман пошел во благо, принес счастье ей и мужу. Только мне от этого не легче. Эти люди поглощены своими делами, и им нет никакой необходимости убивать Полину и похищать Настю.
 

* Внимание! Информация, представленная *