Черт из табакерки

Глава 2 - Глава 3 - Глава 4 - Глава 5 - Глава 6 - Глава 7 - Глава 8 - Глава 9 - Глава 10 - Глава 11 - Глава 12 - Глава 13 - Глава 14 - Глава 15 - Глава 16 - Глава 17 - Глава 18 - Глава 19 - Глава 20 - Глава 21 - Глава 22 - Глава 23 - Глава 24 - Глава 25 - Глава 26 - Глава 27 - Глава 28 - Глава 29 - Глава 30 - Глава 31 - Глава 32 - ЭПИЛОГ
 
ГЛАВА 29
 
Домой я заявилась около семи и очень удивилась. В квартире почти чисто, куча мусора из прихожей исчезла. Посередине большой комнаты красуется огромный стол, занимающий почти всю не слишком просторную площадь.
– У нас что, свадьба? – изумилась я. Из кухни выглянула Аня:
– Почти, Томочка сказала, что в полвосьмого придет вместе с кавалером. Вот мы и постарались. От Наташки стол принесли, теперь, видишь, накрываем.
Да, приготовления были затеяны нешуточные. На скатерти тесно стояли миски с салатами и блюда с нарезанным мясом, из кухни доносился аромат пирогов. Петька и Митька, аккуратно причесанные, разбирали на диване книжки.
– Зачем вам они? – удивилась я.
– Тетя Тома жениха ведет, – сообщил Петька, – мы должны выглядеть прилично.
– Сначала поедим ножом и вилкой, – встрял Митька, – а потом, как все воспитанные дети, сядем на диване и начнем книги читать.
– Как думаешь, тетя Вилка, – прервал его Петька, – если я возьму вот эту – Фрейд “Введение в психоанализ”, а Митька – “Декамерон” Боккаччо, то как? Красиво получится?
– Думаю, произведете неизгладимое впечатление.
– А мы с Криськой будем в шахматы играть, – потрясла доской Вика. – Верка у мольберта с кистью… Между прочим, собак помыли.
Дюшка с Касей действительно издавали неземное благоухание, а Клеопатра блестела расчесанной шерстью. Котенок щеголял в розовой ленточке.
Да, наверное, следует переодеться, чтобы не выглядеть замарашкой на фоне расфуфыренной компании, но поздно идти в спальню, потому что раздался стук в дверь.
– Вот черт, – выругалась Аня, – пироги то не поспели! Раньше пришли. Все по местам.
– Мака, мака, – залепетала Машка, выползая из под дивана с огромным комом пыли в руке.
– Немедленно отдай, – велела я и выдрала из цепкой Машкиной грабки грязь.
– Подумаешь, – фыркнул Петька, – ну и съела бы, ничего бы не случилось, чище станет… Стук повторился.
– Откройте дверь, – прошипела я, кидаясь в ванную, надо хоть умыться с дороги.
– Кому ведено, все по местам, – шикнула Аня.
Близнецы моментально воссели на диван. Петька схватил Фрейда, Митька – “Декамерон”. Кристя и Вика с.умным видом вцепились в шахматы, Верочка замерла у мольберта. Я влетела в ванную и поняла, куда подевалась куча барахла с балкона. Ее просто втащили в санузел и зашвырнули в саму ванну. Белая емкость переполнена всякой ерундой, а на верхушке горы гордо красуется эмалированный ночной горшок.
Теперь в дверь барабанили без остановки.
– Уже иду, – сладко пропела Анюта, – открываю, кто там?
– Даша, – раздалось с лестницы.
– Отбой! – заорала Аня.
– Дашка! – завопила Вика. – Ну, клево, чего бы тебе поручить? Значит, так, книги читаем, в шахматы играем, рисуем… Ну что еще придумать? Ты что умеешь?
– На пианино могу, – бодро ответила Даша. – В рамках музыкальной школы.
– А пианино то и нет, – расстроилась Вика.
– У тети Наташи есть, – пискнул Петька, – она для Темы купила, можно принести.
– Ни в коем случае! – заорала я, вылетая из ванной. – Где вы его ставить собрались?
– Здравствуйте, тетя Виола, – вежливо сказала Даша, – а я к вам вместо гимнастики.
– Вовсе пианино и не большое, – протянул Митька, – а этот, как его, синтезатор, в спальне установим. Ты на синтезаторе могешь?
– Запросто, – ответила Даша. С ужасающим грохотом дети и Вера унеслись к Наташе.
– За каким чертом вы положили весь хлам в ванну? – спросила я у Ани.
– А куда его деть? Хотели порядок навести!
– Да, но теперь помыться нельзя.
– Ну Тамаркин кавалер не душ принимать идет, задерни занавеску, и привет.
– Где Ленинид? – поинтересовалась я, выполнив данное мне указание.
– У Наташки, шкаф делает, – пояснила Аня и хихикнула:
– По моему, у них роман намечается.
– Да ты что, – замахала я руками, – он алкоголик, уголовник, и потом, возраст…
– Какой такой возраст? – продолжала веселиться Аня. – Наташка всем врет, что ей тридцать пять, но я то знаю – сорок два стукнуло. Сидит в своем Дворце бракосочетаний, а мужа все нет и нет. Не такая уж у них и разница, вон моих родителей двадцать лет разделяло, и ничего, жили. И потом, он вроде пить бросил, рукастый… Знаешь, ежели его отмыть, одеть, подкормить, не муж, а конфетка получится, вот Наташка и схватилась, не дура. Сейчас с мужиками плохо, ну а что он сидел… Тьфу, глянь вокруг, да у всех кто нибудь на зоне… У Крюковых, Пашковых, Симоновых…
Вновь послышался невероятный топот, дверь распахнулась, показались запыхавшиеся дети с “Ямахой”. Последним вошел Тема.
Не успели ребята подключить инструмент, как зазвенел звонок.
– По местам! – рявкнула Аня. Все кинулись на заготовленные позиции. Я плюхнулась на диван возле Вики и спросила у Даши:
– Ты почему стучала?
– Так звонка не нашла, – ответила девочка, устраиваясь за синтезатором.
Так, опять проделки полтергейста, сейчас то звонок появился.
– Тише, – шикнула Аня, – все заняты своим делом. Давайте, давайте, читайте, играйте, рисуйте…
Дети старательно принялись изображать сцену “Тихий семейный вечер в простой семье”.
Аня загремела замком. Через минуту веселая Томуся с огромным букетом красных роз вошла в гостиную. За ней двигался приятный мужчина в темно сером костюме. Не отрывая глаз от доски, Вика произнесла:
– Шах.
Даша ударила по клавишам. Громкая музыка заполнила комнату. Томочка покраснела и стала цветом щек похожа на розы.
Уж не знаю, нарочно или она просто не знала ничего другого, но девочка играла “Свадебный марш” Мендельсона.
– Знакомьтесь, – проговорила Тамара, – это Семен Андреевич.
– Очень рад, – сказал мужчина и спросил:
– Куда шампанское ставить?
– На стол, конечно, – засуетилась Аня. – Давайте я вам всех покажу, тут только свои, родственники, друзья. Значит, так. Это – Петя, Митя и Тема, за инструментом Даша.
– Очень рад, – повторил Семен Андреевич, его глаза откровенно смеялись.
– У окошка Верочка, – неслась дальше Аня, – на диване Вика, а за ней Кристя. Эй, Кристина, тебя не видно, покажись…
Кристя выглянула из за Вики и во все глаза уставилась на пришедшего.
– А здесь Виола, – завершила процесс знакомства Аня.
– Не может быть! – прошептал мужчина, меняясь в лице. – Просто невероятно.
– Вас так удивило мое имя? – изумилась я.
– Боже, – пробормотал Семен Андреевич.
– Что случилось? – испугалась Тамара.
– Папа! – заорала Кристина, вскакивая на ноги. – Папочка, папочка любимый, живой…
Она бросилась к Семену, задев ногой шахматную доску, фигурки разлетелись по комнате. Вика разинула рот. Тамарин кавалер вытянул вперед руки и уронил шампанское. Бутылка рухнула на пол и мгновенно разбилась. Осколки взлетели веером вверх, обильная пена полезла как из огнетушителя. Ничего не понимающие Петька и Митька глядели на рыдающую Кристину и обнимавшего ее Семена Андреевича. Ошалевшая кошка носилась по комнате, держа в зубах сыночка. Наконец, абсолютно потеряв голову, она взлетела на стол и положила котенка на чистую тарелку. Но нам было не до наглой киски. Тамара села в кресло, прямо на розы, Аня прижала руки к груди и совершенно не замечала, что Машка самозабвенно сосет хвост Дюшки.
– Чегой то она ревет? – вдруг спросил Тема.
– Заткнись, – пихнула его Вика.
Верочка молча теребила грязную кисть, и гремел, гремел марш Мендельсона. Внезапно Кася села, задрала морду и громко завыла.
– Что же это делается, господи, – всхлипнула Аня и зарыдала в голос.
Вика захлюпала носом, и через секунду плакали все, кроме меня.