Букет прекрасных дам

 
Глава 28
 
Лариса секунду смотрела в окно, потом вымолвила:
– Черт с вами, слушайте.
Жили были три девчонки, три подружки, три хохотушки. Оля Родионова, Лариса Федотова и Неля Малышева. Познакомились они в музыкальном училище и мигом стали неразлучны. Все москвички, все из средних по достатку семей, все мечтали о счастье. Только Неля считала, что главное в жизни – сделать карьеру, а Оля и Лара полагали: лучше найти обеспеченного мужа. Наверное, это происходило оттого, что обе жили в неполных семьях. Лариса и Оля жили с мамами без отцов. Финансовое положение, естественно, было нестабильным, и больше всего девушкам хотелось заиметь достойных женихов. А их то как раз и не было.
Когда они перешли на следующий курс и появились в училище первого сентября, Оля быстро поведала подругам новость. Летом она встретила свою любовь. Солидного человека, в возрасте, отнюдь не мальчишку. Кавалер необычайно галантен, отлично обеспечен и сумеет дать своей жене все самое лучшее.
– Небось уже имеет парочку детей, – вздохнула практичная Лариска, за которой ухаживал только губастый Колька, по смешному совпадению тоже носивший фамилию Федотов.
– Нет, – покачала головой Оля, – он никогда не был женат.
– Больной, наверное, – хмыкнула Неля.
– Девочки, – с жаром воскликнула Родионова, – он замечательный, просто так судьба повернулась, не встретил свою половинку. Если бы вы только знали, как я его люблю!
Вплоть до Нового года Неля и Лара совсем не видели Олю. Понимая, что у подруги от любви голова пошла кругом, подружки не обижались, а помогали влюбленной девушке изо всех сил.
По пятницам кто нибудь из них, либо Неля, либо Лара, звонил Hope и щебетал:
– Элеонора Андреевна, отпустите ко мне Ольку на выходные, с ночевкой.
Мать, естественно, давала разрешение, и девушка уезжала, только не к подружкам, а к любовнику. В марте Ольга принеслась к Ларисе и, задыхаясь, пробормотала:
– Я беременна.
– Иди сделай аборт, – посоветовала подруга.
– Ты что, – взвилась Ольга, – убить собственного ребенка? Никогда!
– А твой обоже в курсе? – поинтересовалась Лариса.
– Пока нет.
– Ну ну, посмотрим, как он отреагирует.
– Он меня любит без памяти, – твердо сказала Оля.
Но более трезвая Лариса скептически вздохнула Любовь одно дело, а беременность совсем другое Недели через две Ольга явилась в училище чернее ночи Оказывается, она сообщила любовнику радостную, по ее мнению, новость и наткнулась на совершенно неожиданную реакцию Мужчина ее мечты просто расстегнул портмоне и вытащил пятьдесят рублей.
– Держи.
– Зачем?
– Ну как же, – заботливо сказал любимый, – нужно обратиться к хорошему врачу, у меня имеется такой, берет полсотни, дорого, конечно, но зато он делает свое дело просто великолепно – Не хочу, – прошептала Оля – Ну ну, не бойся, – ласково похлопал ее по плечу любимый, – наркоз дадут, ничего не почувствуешь, заснешь спокойно, проснешься в полном порядке. Я же тебя не обычным путем к какому нибудь Джеку Потрошителю отправляю Не волнуйся, все культурно, стерильно и грамотно сделают. Многие мои знакомые через него прошли.
Олечка так расстроилась, что даже никак не отреагировала на фразу о многих “знакомых”, отправлявшихся к гинекологу. Ее мысли были заняты другим – Но я не хочу убивать ребенка – воскликнула она.
– Дорогая, – улыбался кавалер, – то, что сейчас находится у тебя внутри, ни в коем случае нельзя называть живым существом Нет, это просто набор клеток, без души и разума. Бери денежки и телефон. Если стесняешься звонить, я сам все организую. Отвезу в больницу, привезу назад.
Оля обещала подумать и ушла. Она была глупой, наивной, восторженной, без памяти влюбленной девочкой, поэтому приняла весьма неразумное решение: рожать во чтобы то ни стало Девушка думала, что любовник увидит младенца и мигом растает от любви к нему. Очень распространенная среди женщин ошибка. Многие молодые матери насмерть ругаются со своими мужьями, поняв, что крикливый, без конца писающийся человечек не вызывает у супруга никакого умиления и восторга. Но уж так устроены мужчины, любовь к собственному, даже очень желанному ребенку возникает у них далеко не сразу, и, как правило, это начинает происходить тогда, когда с крохой можно играть и разговаривать. Материнский инстинкт дан только женщинам.
Но Олечка полагала иначе и сообщила любовнику о принятом решении. Тот отреагировал соответственно, заявив:
– Я категорически против.
– А я ни за что не убью ребенка! – стояла на своем наивная дурочка.
Тогда кавалер ответил:
– Ладно, как хочешь. Но имей в виду, что ответственность ляжет только на тебя. Не жди от меня никакой помощи.
– Больно надо, – фыркнула Оля и, хлопнув дверью, убежала.
Пару раз после этой сцены будущий отец звонил беременной и пытался вразумить глупую девчонку, но Оля закусила удила. Нет, она родит. В конце концов мужику надоело упрашивать дурочку, и он резко оборвал всякое общение. Олечка осталась с проблемой один на один.
Матери имя отца будущего ребенка она не назвала. Элеонора пыталась уговорить дочь не портить себе судьбу, но девушка стояла насмерть. Пришлось Hope смириться с мыслью о том, что в ноябре ей предстоит стать бабушкой. Подружкам Оля тоже ничего не сообщила о личности таинственного кавалера. Она просто коротко сказала:
– Давайте считать, что я заразилась. Ветром занесло, и не надо настаивать, ничего не скажу.
Лариса и Неля не настаивали, только вздыхали, глядя на распухающий живот Ольги. Впрочем, на беременную косились и в училище. Дело происходило в начале восьмидесятых, и в глазах общественности девушка, решившая родить ребенка без предварительного похода в загс, выглядела проституткой. Вот если бы она сначала зарегистрировала брак, а потом через неделю развелась… Тогда да, тогда она честная женщина, мать одиночка, а без штампа, простите, гулящая особа. Но Ольге было наплевать на общественное мнение, справилась она и с глубоким разочарованием, которое испытала, поняв, что любимый мужчина просто бабник, да еще и трус в придачу.
Ни Лара, ни Неля больше не видели свою подругу плачущей, наоборот, Оля пребывала в отличном настроении и пропадала целыми днями в “Детском мире”, пытаясь раздобыть необходимое для ребеночка приданое. Новый приступ отчаянья произошел, когда девушка узнала, что у нее внутри не один младенец, а двое…
Она прибежала к Ларисе домой и заплакала.
– Что такое? – засуетилась подруга. Ольга сквозь слезы выложила правду.
– Ну не фига себе! – обалдела Лара. – Двое. Еле еле успокоившись, Оля сказала:
– Двух мне не поднять Сама знаешь, я пока не работаю, одна надежда на маму, а у той оклад сто шестьдесят рублей. Что делать, ума не приложу!
Лариса хотела было сказать: “Зря аборт не сделала”, – но удержалась.
Какой смысл после драки кулаками махать? О каком аборте может идти речь, если живот на нос полез?
– Иди к своему хахалю и припугни! – посоветовала Лариса. – Скажи, что обратишься в партийную организацию, мало ему не покажется. Пусть немедленно оформляет брак, а то никаких алиментов с него не слупишь.
– Нет, – покачала головой Оля, – никуда не пойду, а в партийную организацию тем более.
– Тогда маме расскажи, – не успокаивалась Лариса, – это он возле тебя такой строгий, посмотрим, как со взрослой женщиной справится!
– Маме никогда не скажу, кто он.
– Почему?
– Не хочу.
– Да отчего?
– Не желаю.
– Дура, – рявкнула Лариса, – идиотка. Сначала влипла, как кур во щи, а теперь еще и выдрючивается. Знаешь, сидишь в говне, так не чирикай. Хорошо тебе из себя принципиальную корчить. Ах, мы такие благородные, ах, мы такие все из себя, нам денежки не нужны, сами справимся. Только выкручиваться предстоит твоей матери, ей по заработкам бегать, ты то с независимым видом станешь коляску качать и упиваться своей гордостью. Неужели не стыдно? По мне так требуется из мужика хоть какие деньги выколотить, хоть двадцать рублей, все хлопот меньше окажется. Немедленно расскажи матери правду, пусть сходит и припугнет гада.
Тут Ольга разрыдалась так, что Лариса, перепугавшись, на рысях полетела к холодильнику за валерьянкой.
– Господи, – стонала Оля, раскачиваясь из стороны в сторону, – да давно бы рассказала маме, да тут дело особое…
Из ее рта полился полусвязный рассказ, когда Лариса уловила его суть, у нее просто отвисла челюсть. Такого она не предполагала.
Отцом будущих детей Оли был хороший знакомый Норы, более того, ее любовник. Ольга всегда считала мужчину стариком, кем то вроде дедушки, но летом прошлого года он приехал к ним на дачу, остался ночевать, а Нора задержалась в городе. Оля и мужчина оказались в доме одни. Сначала они проговорили почти до утра, а потом девушка поняла, что влюблена.
Матери она, естественно, ничего не сказала. Оля очень любила Элеонору, но чувство, вспыхнувшее к мужчине, захватило ее полностью. Девушку, видевшую, что мама переживает из за разрыва с любовником, мучила совесть, но страсть оказалась сильней.
– Как же ты предполагала выйти за него замуж? – только и вымолвила Лара.
– Не знаю, – рыдала Оля, – думала, как нибудь уладится. Ну, мама найдет себе другого, а она до сих пор ему названивает, просто ужас! Я его так люблю, так люблю! И маму тоже! А детей все равно рожу!
Глядя на бьющуюся в истерике подругу, Лариса только качала головой. Подобного она никак не ожидала. Оля выглядела просто сумасшедшей.
Кое как успокоив подругу, Лариса предложила:
– Давай я схожу к твоему престарелому Ромео.
– Зачем? – всхлипнула Оля.
– Попробую припугнуть его, – вздохнула Лариса, – естественно, ни о какой женитьбе речи не пойдет, но пусть хоть немного денег даст. Думаю, когда расскажу, что знаю все про Нору, тебя, и припугну парткомом, он станет сговорчивым, пару сотен выбью из подлеца.
– Не говори о нем так, – прошептала Оля.
– Хорошо, – кивнула Лариса, – давай телефон, а лучше адрес, попытаюсь выколотить деньги на приданое для новорожденных из этого чудесного, благородного человека.
– Пиши, – прошептала Оля. – Может, ты и права, нельзя все на маму вешать Только умоляю, никому ни звука, никому!
Лариса поклялась молчать, но слова не сдержала. Вернее, не полностью сдержала. Решив, что одной отправляться разговаривать с донжуаном не с руки, она прихватила с собой Нелю. Естественно, никаких подробностей она подруге не рассказала, просто сообщила, что случайно узнала имя любовника Оли, и теперь следует помочь беременной выбить из нахала деньги.
– Ты не говори Ольге, что со мной пойдешь, – внушала ей Лара, – мы ей не скажем вообще ничего.
Неля согласно кивала головой, и, заручившись ее поддержкой, Лариса отправилась на встречу, наточив боевой топор. В уме она заготовила речь, призванную деморализовать сволочугу и вызвать у него нервные судороги.
Но все заготовленные слова вылетели из головы разом, стоило девушке увидеть предмет обожания лучшей подруги.
Во первых, мужчина не казался старым. Великолепно одетый, изумительно пахнущий, он поцеловал Ларисе руку, чем сконфузил девушку донельзя. В советском обществе подобное поведение было не принято, с женщиной обычно общались, как с коллегой, либо как с женой или матерью, но не как с Прекрасной Дамой. Мужчина проводил девушек в кабинет, открыл коробку конфет, налил коньяк, кофе, а затем очень внимательно, не прерывая, выслушал страстную речь Ларисы.
– Милая моя, – ласково улыбнулся он, когда бурный поток иссяк, – вы изумительный человечек, решивший помочь подруге, только дело обстоит слегка по другому, чем представила Оленька. Вам не кажется, что будет справедливым выслушать и вторую сторону, то есть меня?
Лариса кивнула:
– Говорите.
Мужик начал рассказ. В его интерпретации ситуация выглядела по иному. Да, они действительно остались вдвоем на даче. И на самом деле ужинали вместе.
Оля поставила на стол коньяк, налила себе полный фужер.
– Не много ли для тебя? – предостерег он ее.
– Я давно совершеннолетняя, – отрезала девушка. Гость пожал плечами. В конце концов, Оля у себя дома, ну напьется и заснет. Разошлись они по комнатам около полуночи. Оля была сильно подшофе. Мужчина лег в кровать и благополучно отбыл в царство Морфея. Проснулся он в объятиях Оли.
– Обожаю тебя, – шептала залезшая к нему под одеяло девушка, – давно страстно люблю, милый, дорогой…
На этом месте повествования мужчина обратился к Ларисе:
– Каюсь, грешен. Когда молодая женщина, пусть даже не такая красивая, как вы, Ларочка, оказывается со мной в одной постели, удержаться трудно. Я не импотент и не святой Иосиф.
Наутро кавалер глубоко раскаялся в содеянном и быстро уехал домой совсем рано, даже не попрощавшись с мирно спящей девушкой.
– Близки мы были только один раз, – спокойно говорил хозяин дома, – и исключительно из за моей глупости. Я дружил с покойным отцом Ольги, после его смерти иногда навещал Нору, помогал ей изредка деньгами и, естественно, никогда не смотрел на Олю как на женщину. Для меня она всего лишь дочь рано ушедшего из жизни друга. Вы не можете себе представить, как я ругал себя за совершенный поступок.
Спустя примерно две недели после происшедшего Оля явилась к нему домой и сказала:
– Давайте считать, что ничего не случилось. Мне нельзя коньяк пить, мигом косею, а потом черт те что выходит.
– Конечно, Олечка, останемся друзьями, – якобы ответил тот.
Девушка ушла, и все. Отношений никаких они не поддерживали, разве что на Восьмое марта он позвонил и поздравил Нору с Ольгой.
– Представьте теперь мое изумление, – развел он руками, – когда Оля вдруг объявила о своей беременности. Я предложил денег на аборт, хотя, честно говоря, не считаю себя “автором”, дело то всего один раз произошло. Но всякое случается. Оля пятьдесят рублей взяла и пропала, а недавно появилась вновь, огорошила сообщением о двойне…
– Поймите меня правильно, – спокойно говорил мужчина, – я человек порядочный и никогда не откажусь от ребенка, но только своего. Кормить, одевать и любить чужого я не намерен. Вот и предложил Оле: она рожает, мы проводим генетическую экспертизу, за мой счет, конечно, и, если результаты анализов подтвердят мое отцовство, я мигом узаконю родство.
Но Оля настаивала: “Женись сейчас”.
Пришлось кавалеру покачать головой:
– Нет, только после экспертизы.
Узнав иную версию событий, Лариса и Неля замолчали, вернее, Неля и до этого сидела, набрав в рот воды. Но теперь дара речи лишилась и Лариса. Наконец она пробормотала:
– Все таки некрасиво было с вашей стороны оставить Ольгу без всякой материальной помощи, вдруг это ваши дети? Экспертиза дело долгое, а младенцам нужны пеленки да распашонки.
– Но я дал ей на днях триста рублей!
Лариса вновь примолкла, вспомнив, что в самом начале осени Оля купила коляску, кроватку и стульчик. На вопрос Лары:
– Где деньги взяла? Олечка ответила:
– Да девочка соседка музыкой у меня занимается. Теперь же выясняется, что рубли перепали ей от любовника У Ларисы просто голова шла кругом. Оля говорила о своих отношениях с любовником так увлеченно, а тот очень убедительно доказывал обратное. Кому верить, Лара не знала. Конечно, Ольга была ее давней подругой, но человек, сидящий сейчас перед ней в кресле, просто завораживает. Милый, обаятельный, интеллигентный…
Очевидно, поняв, какая буря бушует в душе Ларисы, собеседник улыбнулся.
– Вижу, вы мне не верите. Давайте сделаем так. Я сейчас передам вам двести рублей для Оли. Только за деньгами придется поехать ко мне на работу, я не держу дома крупные суммы, храню в сейфе…
Он обвел взглядом не проронившую ни слова Нелю и продолжил:
– У нас на предприятии пропускная система, могу взять только одну из вас, решайте кого.
– Я поеду, – быстро сказала Лариса.
Она замолчала. Я подождал минуту и спросил:
– Ну что? Получили деньги?
– Знаю, – пробормотала Федотова, – знаю, Нелька наболтала вам, будто я осталась у него на ночь, отбила мужика у Ольги. Только это не правда, у нас роман начался после ее смерти! Я тогда деньги получила и Оле отдала. Она их спокойно спрятала в сумочку.
Увидав такую реакцию, Лариса решила, что подруга ее обманывала, но той ничего не сказала.
Потом Родионова погибла, а у Ларисы начался роман с этим мужчиной. Через месяц она оказалась беременной. Она, естественно, сообщила любовнику, тот дал денег на аборт. Лариса, в отличие от Ольги, совершенно трезвая особа, поэтому мигом понеслась в больницу, где ее от аборта отговорили. Операцию ни в коем случае делать было нельзя, так как после этого никогда не стать ей матерью.
Лариса кинулась к кавалеру. Но он, еще вчера клявшийся в любви, процедил сквозь зубы:
– Ну, милая, повесить на меня ребенка еще никому не удалось. И вообще, проблема контрацепции исключительно дамская. Делай аборт.
– Но у меня больше никогда не будет детей, – возразила Лариса.
Кавалер поморщился:
– И не надо. Впрочем, поступай как знаешь. Но, имей в виду, на меня не рассчитывай, помогать не стану. Деньги на аборт, пожалуйста, дам, но не надейся сделать из меня папашу.
Тут только до Ларисы дошло, что Ольга говорила правду. Ситуация повторилась, только Федотова не была восторженной дурочкой. Быстренько прикинув сроки, она выскочила замуж за безнадежно влюбленного в нее губастого Кольку Федотова. Даже не пришлось менять фамилию.
Летом Лариса родила девочку, обманув мужа, что младенец недоношенный. С любовником она больше не встречалась. Кстати, ей повезло. Губошлеп Коля, казавшийся жутким увальнем и лентяем, на гребне перестройки взлетел вверх, занявшись бизнесом. Теперь у них дом полная чаша, одна беда: Коля очень ревнив и частенько устраивает жене скандалы, выясняя, где та проводила время. Впрочем, Лариса старается супруга лишний раз не дразнить.
– Нелька – дрянь, – нервно сказала она, – отвратительная особа. Господи, как я жалею, что взяла ее тогда с собой – Она вас шантажировала, – скорей уточнил, чем спросил я.
Лариса кивнула.
– Мы довольно долго не общались, а примерно год назад она позвонила, предложила встретиться.
Лариса, не думавшая ни о чем плохом, радостно согласилась. Ей хотелось увидеть подругу юности. Неля явилась в ужасном виде, и Ларисе сразу стало понятно: бывшая одноклассница – алкоголичка, вконец опустившаяся баба.
Попили чай, приготовленный коньяк Лариса предусмотрительно не подала к столу. Потом Неля попросила пару сотен взаймы. Ясное дело, что давать деньги было нельзя, но Лариса жалостливая, а двести рублей для нее ничего не значат.
Неля схватила подачку, исчезла, обещав вернуть долг через месяц. Но не прошло и семи дней, как она объявилась вновь и опять попросила материальную помощь. Кляня себя за глупость, Федотова опять дала денег. Однако когда Неля притопала в третий раз, Лариса обозлилась и сказала:
– Дорогая, тут не фонд помощи алкоголикам, ты мне и так уже должна достаточно.
Неля ухмыльнулась, обнажив черные корешки зубов:
– Нет, это ты мне теперь всю жизнь должна будешь.
– За что? – изумилась Лариса. – Когда я у тебя хоть рубль брала?
– А за то, – преспокойно ответила Неля, продолжая гадко ухмыляться, – что твоя Ксюха и Рита, дочка покойной Ольги Родионовой, похожи, как две капли воды, ну чистые близнецы. У меня и фотка есть, да ты глянь, не стесняйся.
Лариса уставилась на снимок и обомлела. Перед ней было изображение Ксюши. Только через пару минут до Федотовой дошло, что у девочки на фото глаза карие, а не ярко голубые.
– Ну как, – ухмыльнулась Неля, – стоит такая новость денег?
Лариса молчала, соображая, как выкрутиться из более чем неприятной ситуации.
– Да, – протянула Неля, – хорошо ты, Лариска, живешь, богато, евроремонт, ковры, посуда. Тяжело будет в сарае оказаться. Да и работать небось не привыкла.
– С чего бы мне в сарай переезжать, – хмыкнула Федотова.
– Да Колька тебе и квартиры не купит, – пояснила Неля, – вытолкает за обман голой на улицу, вместе с выблядком, очень уж он ревнивый. А тут такой облом вышел! Столько лет чужую девку кормил да жену обманщицу!
– Сколько? – спросила Лариса.
– Пятьсот баксов, – ответила Неля.
– И вы платили? – поинтересовался я. Женщина кивнула.
– Теперь и вам придется деньги давать. Говорите лучше сразу сумму, не тяните.
– Значит, вы испугались, что я пойду к Неле, та все расскажет, – протянул я, – поэтому подсыпали мне в кофе какой то дряни и увезли Нелю в Криково?
– А что делать было? – заломила руки Лариса. – Все жду, когда эта дрянь допьется до смерти, а ее ничего не берет, теперь еще вы на мою голову свалились. Ну, сколько?
– Совершенно не… – начал я, но тут раздался стук в окошко.
Мы разом повернули головы вправо. За стеклом в наступающих сумерках маячил силуэт мужчины в ярко синей куртке.
– Нет, – прошептала Лариса, – нет, только не это, нет.
Я в изумлении глянул на нее. Лицо женщины посерело, на переносице выступили капли пота, глаза странно расширились.
– Что с вами? – испугался я.
– М м м м, – простонала Лариса и свалилась на бок.