Букет прекрасных дам

 
Глава 15
 
Не повезло Катюше с самого детства. У всех родители как родители, а у нее козлы долбаные, сплошной цирлих манирлих… Не кури, не пей, с парнями не гуляй, дома к десяти вечера, губную помаду вон!
– Идиоты, – дергала худенькими плечиками Катя, – кретины. А хуже всего Санька!
– Это кто?
– Братец, – фыркнула девчонка, – на год меня старше. Вот уж долдон! Учится на одни пятерки, в школе золотую медаль огреб, в университет поступил. “Да, мамочка! Слушаю, папочка!” Целый день за книжкой…
Вот родители и решили, что девочка будет такой же, но тут они крупно просчитались. Катюша в школу ходить не хотела, выпивать начала классе в седьмом, тогда же появились и мальчики. И вообще, ее ничего, кроме шмоток и телика, не волновало.
После девятилетки Катюшу вышибли из школы. Следом было училище парикмахеров, курсы секретарей машинисток, строительный техникум… Вот в последнем она и свела знакомство с Раей. К этому времени родители, отчаявшись приструнить дочь и уставшие от постоянных скандалов, поступили мудро. Сняли квартиру возле метро “Первомайская” и велели Катерине съезжать.
– Они меня просто вытолкали, – жаловалась Катя, – прихожу как то домой, а на лестнице сумка со шмотками, сверху ключи и записка: “Теперь живешь по этому адресу”. Ну не сволочи? А Санька – гад, даже не позвонил ни разу. И денег они мне не дают.
Выброшенная из родительского дома, Катерина сначала ударилась в гулянку, но быстро поняла, что теперь у нее пойдет иная жизнь. Раньше можно было, прошлявшись по компаниям, спокойно вернуться в чистую квартиру, залезть в холодильник, поужинать, плюхнуться в кровать с хрустящим постельным бельем и, рявкнув на мать: “Отвяжись со своими глупостями”, – мирно заснуть под рев магнитофона.
Живя с родителями, Катя никогда не задумывалась над простыми вещами: откуда в холодильнике берутся продукты, а в ванной стиральный порошок, мыло и шампунь, кто гладит вещи и убирает квартиру? Даже обожаемый коньяк Катюша преспокойно вытаскивала из домашнего бара, забитого бутылками…
Теперь же настали иные времена. В кошельке свистел ветер, из доходов была одна стипендия… Хорошо хоть родители, явно опасаясь того, что дочь не дай бог вернется, оплатили квартиру на год вперед. Пришлось Катьке искать заработки, несколько раз она пыталась разжалобить родственников, но вышел облом. Едва заслышав ее голос по телефону, они мигом вешали трубку. А когда Катерина решила приехать и хотела открыть своим ключом дверь, то выяснилось, что замок поменяли. На звонок никто не отозвался, хотя в “глазке” мелькала тень… Плюнув на дверную обивку, Катька унеслась несолоно хлебавши и принялась выживать в одиночку.
В строительном техникуме, совершенно отстойном месте, куда брали абсолютно всех желающих, вместе с Катькой в одной группе училась Рая Яковлева, девчонка, приехавшая из провинции.
Раиса думала поступить в театральный вуз, даже пыталась сдать экзамены, но безуспешно. Домой ехать не хотелось и, решив повторить попытку стать актрисой на будущий год, Рая пошла в строительный техникум. Естественно, она не собиралась потом бегать в каске по возводимым зданиям, Раечка видела себя на сцене или на экране, но в идиотском техникуме давали временную прописку и общежитие.
Катька, знавшая, что деньги за квартиру, в которой она проживает, уплачены вперед, мигом сообразила, как можно заработать, подошла к Рае и предложила:
– Хочешь жить со мной? Квартплату пополам. Яковлева, недолго раздумывая, кивнула. Она давно хотела подыскать жилплощадь, в общежитии жить было невозможно, третий этаж пронырливый ректор сдал вьетнамцам, и по зданию с воплями носились узкоглазые, желтолицые дети, в воздухе постоянно стоял аромат жареной селедки, а на кухне и в ванной, никого не боясь, разгуливали жирные тараканы, похожие размерами на мышей.
Так они и стали жить вместе. Комната, правда, была одна, зато имелась кухня. И, если Катя хотела привести кавалера или устроить вечеринку, Рая либо сидела у плиты, либо просто уходила. Потом они, вечно алчущие денег, наткнулись в газете “Из рук в руки” на объявление: “Элитное агентство “Модес” приглашает всех желающих. Заработок от ста долларов в сутки”.
– Я сразу поняла, что это лажа, – усмехнулась Катя, – разве станет элитное агентство объяву в такой параше давать?
Но более наивная Раечка поверила и, несмотря на уговоры подружки, решила попробовать себя в модельном бизнесе. Она отправилась по указанному адресу, где женщина, представившаяся хозяйкой, мигом спросила:
– Прописка московская? Иногородних с регистрацией не беру.
Рая заверила тетку, будто является самой что ни на есть столичной жительницей, и понеслась домой. Катька без споров одолжила подруге свой паспорт.
– Не побоялись, что Селезнева увидит обман?
– Ой, да вы посмотрите на фотку, – развеселилась Катя, – родная мать не узнает. И потом, Галя эта и не поглядела на снимок, обманщица!
– Почему?
– Так взяла у Раисы сто долларов за, как она сказала, “вывеску в компьютере” и велела ждать заказов.
Раечка терпеливо сидела у телефона, только никаких звонков не было.
– Она небось всех так обманывает, – кривила личико Катя, – стрижет с дурочек денежки, и все. Рая пару раз напоминала хозяйке о себе, но та только отчитывала “модель”:
– Ты без всякого образования и опыта работы, естественно, никому не нужна, жди, постараюсь подобрать клиента.
Видя, как расстраивается Раечка, Катя разозлилась.
– Лохонули тебя, бабки взяли и фиг показали. Смотри, как надо.
Схватив телефон, Кисина заверещала:
– Вот что, Галина, время идет, сто долларов то получила, где же хоть один заказ?
Селезнева начала опять петь песню про отсутствие опыта, но Катя быстро прервала нахалку:
– Между прочим, я не прикидывалась звездой подиума, сразу сказала, что только начинаю. Зачем тогда деньги брали? Ну и послали бы вон! Ишь, какая деловая нашлась! Гони назад бабки!
– Ничего не возвращаю, – ответила Селезнева.
– Ну и ладненько, – пропела Катя, – замечательно, только завтра с утречка я побегу в налоговую инспекцию и расскажу про “Модес”, здорово получится.
– Иди ты знаешь куда, – взвизгнула Селезнева и швырнула трубку.
Но, видно, фраза про налоговую все же испугала мошенницу, потому что та часа через два перезвонила и самым сладким голосом завела:
– Катенька, ступай в фотостудию к Павлу Круглову, он тебе сделает портфолио абсолютно бесплатно, как модели агентства “Модес”.
Обрадованная Яковлева понеслась по указанному адресу.
– Райка такая наивная, – качала головой Катя, – ну настоящее чмо. Скажет кто чего, мигом поверит. Ее обмануть, как два пальца оплевать, легче, чем младенца, ей богу. Я ей сразу сказала: глупости все, никакого портфолио за бесплатно делать не станут. Нет, полетела, идиотка!
Катя оказалась права. Круглов, услыхав фамилию Селезневой, скривился так, словно сожрал целиком лимон, но потом, правда, пару раз щелкнул затвором фотоаппарата. Рая пришла домой в эйфорическом состоянии. Во первых, фотограф сказал ей, что она изумительно будет смотреться на снимках, а во вторых, предложил купить по дешевке дорогую, эксклюзивную, страшно модную куртку из кожи на норковом меху.
Посмотрев на прикид, который радостная Раечка демонстрировала, закатывая глаза от восторга, Кисина чуть не скончалась от хохота. Кожа оказалась клеенкой, норка – крашеным кроликом, куртка поношенной и не стоящей даже четверти отданных за нее денег.
– Ну что ты за кретинка, – корчилась Катя, – прямо на улицу нельзя выпустить, обязательно кто нибудь подскочит и объегорит! Норка! Смех, да и только.
Раечка помяла в руках вещичку и подняла на Катю полные слез глаза.
– Думаешь, дрянь, да?
Внезапно Кисиной стало жаль дурочку. Деньги уже были отданы, и назад их не вернуть.
– Да нет, Рай, отличная штука, – произнесла Катя со вздохом, – просто сама давно такую хотела, вот и наговорила тебе гадостей из зависти.
– Ой, Катька, – обрадовалась подружка, – поносить всегда дам, бери, когда хочешь.
– Вот такая она идиотка, – резюмировала Катя.
– Давно история с курткой произошла?
– А за день как ей пропасть, – сообщила Кисина.
– Куртка исчезла? – удивился я.
– Ага, – кивнула головой Катя, – вместе с Райкой, а эта то, дрянь из “Модеса”, ну, хороша! Прикиньте теперь, как я удивилась, когда она позвонила сегодня, дала адрес и сказала, что сто баксов за съемку заплатят. Ну я и подумала: Райки то нет, сама сбегаю. Дело нехитрое перед фотографом покривляться.
– Рая куда то подевалась?
– Говорю же, пропала.
– И вы так спокойно к этому относитесь? – удивился я.
– А что, – пожала плечами Катерина, – что я ей, мать родная? Отыщется, небось трахается с кем нибудь, про все забыла.
– Она и раньше могла загулять?
– Запросто. Дня два три не приходила.
– Теперь сколько отсутствует? Катя наморщила чистенький, непривычный к раздумьям лобик.
– Да уж вторую неделю, я не считала.
– Вещи она брала?
– Нет, все на месте.
– А фото?
– Какие?
– Ну те, что Круглов делал.
– Так он велел их в этот понедельник забирать, я, конечно, не пошла, а Райки нет. Вернется и сходит, куда они денутся.
– Ладно, собирайся, – велел я.
– Куда? – насторожилась Кисина – Поедем к тебе домой и посмотрим на одежду Раи.
– Интересное дело, – пропела Катя, – что то я никак в толк не возьму, что вам надо? Никуда не поеду – Тут жить останешься? – усмехнулся я. – Давай, пошевеливайся, у меня времени мало.
– Нет, на фига мне вас к себе пускать! Я поколебался минуту, потом вытащил из секретера конверт, вынул стопку фотографий и бросил перед девчонкой.
– Узнаешь?
– Ой, – прошептала Катя, серея, – что это? Гроб?
– Посмотри внимательно, кто внутри?
– Мама, – пробормотала Кисина, – на Райку вроде похожа, а вроде нет. Нос длиннее и щеки такие худые. Она или не она? Нет, не она!
– Почему ты так думаешь?
– У Раи лицо круглое, нос короче, и никогда она такой желтой не была!
Я хотел сказать, что смерть сильно меняет внешность, сам удивлялся на похоронах, насколько не похож мертвец на живого человека, но Катя продолжила:
– И гроб такой роскошный, цветов сколько! Нет, точно не она, кто же Райке подобную штуку закажет? Хоть представляете, сколько ящик стоит?
Вот эту сумму я как раз знаю очень хорошо, сам оплачивал счет в похоронной конторе, Нора выбрала самый дорогой гроб, из цельного дерева. – Эту девушку знаете? – потыкал я пальцем в другие снимки.
Кисина принялась разглядывать карточки. Сначала она воскликнула:
– Райка!
Потом засомневалась.
– Нет, но похожа, жуть, может, все таки она?
Затем добавила:
– Вот странно.
– Что? – быстро спросил я.
– Ну у Райки волосы были короткие, прямо совсем… Не так давно прихожу домой, а у нее пряди длинные!
– Как же такое получилось? – искренно изумился я. – Ну из длинных волос понимаю, как короткие сделать, но наоборот?
– Да запросто, – отмахнулась Катя, – ща все что угодно выполнят, только башляй В салонах услуга есть, “приваривают” локоны, и все дела, смотрятся как родные, только стоит это столько, что закачаешься!
Увидав “волосатую” подругу, Катерина всплеснула руками.
– Ты с ума сошла! Зачем деньжищи грохнула! И вообще, со стрижкой лучше было Но Раиса фыркнула:
– Много ты понимаешь! Сейчас все манекенщицы только с длинными прическами! Если хочу карьеру на подиуме делать, следует свои отрастить, только чего мне год ждать! А так раз, два и готово.
– Ну ты и дура! – сказала привычную фразу Катя. – Где деньги взяла? С утра же жаловалась, что даже на сигареты нет.
– Одолжила, – отмахнулась подруга.
Катя только качала головой. Глупый поступок. Райка симпатичная девчонка, но особой красоты нет. Таких на улице полно. Вряд ли ей суждено стать супермоделью!
– Значит, на фото не она? – решил уточнить я – Уж и не знаю, – вздохнула Кисина, – похожа очень, только платье дорогое, у Раи таких нет, опять же серьги, цепочка, кольцо.
Все верно, Рита обожала обвешиваться золотом и нацепляла на себя кучу разномастных драгоценностей.
То, что бриллианты следует носить только после шести вечера и что в сапфировом колье не стоит ходить на занятия, просто не приходило ей в голову.
Кстати, я не так давно попал впросак. Решил сделать ей приятное и перед днем рождения Риты отправился в ювелирный магазин, где купил золотой браслетик, показавшийся мне элегантным и оригинальным. Тоненькая цепочка, украшенная крохотными колокольчиками, я подумал, что она красиво будет смотреться на хрупком девичьем запястье. Но Рита, получив подарок, взвизгнула:
– Bay, от тебя я такой продвинутости не ожидала. Прикольная штука!
Не успел я и рта раскрыть, как она задрала брючину и навесила браслетик на щиколотку, он оказался ножным и, судя по всему, очень понравился Ритусе, потому что она его практически не снимала.
– Прямо замучилась, – призналась Катя, – нет, все таки это Рая, только накрашена по другому и одета шикарно!
Потом она внезапно побледнела и прошептала:
– Так это чего же выходит? Раиска померла, да?
– Не знаю, – честно ответил я, – поэтому и хочу съездить к вам домой, порыться в вещах. Разрешите представиться, частный детектив Иван Подушкин.
– Катя Кисина, – ответила окончательно растерявшаяся девица, забывшая от волнения, что мне великолепно известно ее имя.
– Рад знакомству, – улыбнулся я, – давай поедем, посмотрим на вещички.
С этими словами я раскрыл кошелек, вытащил за уголок еще одну купюру, потом засунул ее назад и произнес:
– Окончательный расчет после обыска.
– Пошли, – подскочила Катя.