Букет прекрасных дам

 
Глава 13
 
Закурив, она стала неторопливо излагать события. Женечка живет возле метро “Первомайская” в большой блочной башне, построенной в конце шестидесятых годов. Дом их ведомственный, здание возводил завод точных приборов, и квартиры тут получили в основном сотрудники предприятия. Одним словом, все друг друга знают, а народившиеся дети ходили скопом в школу, стоявшую во дворе. Нестеровы живут на седьмом этаже, выше, на восьмом, обитают Кругловы. Их сын Паша – бывший одноклассник Жени, дружат они до сих пор.
Я терпеливо ждал, пока девчонка, вывалив кучу ненужных подробностей, доберется до сути дела. Примерно неделю назад Женя, столкнувшись с Пашкой в лифте, спросила:
– Слышь, Павлуха, никому из твоих баб куртка не нужна?
– Какая? – вяло поинтересовался парень.
– Да эта, – показала девушка на свою одежду.
– Чего сама носить не хочешь?
– Маловата чуть чуть.
– Зачем брала?
– Так за полцены предложили, вот и пожадничала, отдам за те же деньги.
– Лады, – ответил Пашка, – поспрашиваю. Вечером того же дня он пришел к Жене вместе с девчонкой и сказал:
– Во, Катька Кисина, ей куртенка требуется, и цена устраивает.
Радостная Женечка мигом схватила с вешалки ненужную вещь. Катя нацепила обновку, покрутилась перед зеркалом и пришла в полный восторг:
– Клево, супер. Прямо на меня!
Торговую сделку осуществили в прихожей, обрадованная Женя схватила деньги. Про тоненькую книжонку, лежащую в кармане, она напрочь забыла. Катя тоже оказалась невнимательной и ничего не заметила.
– Давай адрес! – велел я.
– Чей?
– Павла Круглова.
– Говорю же, в одном доме со мной живет, на этаж выше…
– Послушай, – взревел я, – ну ка припомни, сколько раз я к тебе в гости приходил? Говори адрес.
– Больно вы, менты, грубые, – протянула Женя, – и вообще…
– Что?
– Не слишком на легаша похожи.
– Почему?
– Костюмчик, рубашечка, галстук… Да еще пальто!
– По твоему, сотрудники органов должны ходить голыми?
– Нет, – захихикала Женя, – только все, кого я до сих пор видела, в джинсах и куртках шлялись, слишком уж вы шикарны.
– В следующий раз, чтобы сделать тебе приятное, замотаюсь в рванину, – пообещал я. – Адрес!!!
Спустя десять минут, почти насквозь мокрый от пота, я спустился к машине. Если Николетта испытывала на сцене такие же муки, прикидываясь бедной служанкой или невинной девушкой, на нее, ей богу, нельзя сердиться за припадки гнева, потому что у меня у самого сейчас от злобы трясутся руки и очень хочется почистить зубы после “милой болтовни”.
С трудом попадая ключом в скважину, я принялся отпирать автомобиль. По тротуару тек людской поток. Из общей массы выделились два мужика примерно моих лет. Один сердито сказал другому:
– Слышь, Колян, одень на х.., шапку, а то уши отморозишь, холодина какая!
Внезапно злость улетучилась, и я чуть было не расхохотался в голос. Нет, вы вдумайтесь, какая гениальная фраза! “Одень на х.., шапку, а то уши отморозишь”. Теперь представьте, что вам нужно перевести сие высказывание на иностранный язык. Подумайте, сколько сил вы потратите, объясняя немцу, англичанину или французу, зачем натягивать головной убор на причинное место, и уж совсем непонятно, откуда там взялись уши.
К “Первомайской” я подъехал около двух. Право слово, все чаще кажется, что передвигаться по городу удобнее на метро, по крайней мере, там нет пробок. Зато взрываются бомбы на станциях!
Дверь нужной квартиры распахнулась сразу.
– Вам чего? – спросил парень лет двадцати.
– Вы Павел?
– Нет, Константин.
– Простите, где можно найти Павла Круглова?
– Ясное дело, на работе.
– Адресок не подскажете?
– Зачем вам? – набычился Костя.
– Ну, в общем, знакомые посоветовали обратиться, – стал я выкручиваться, – сказали, он хороший специалист, а мне срочно надо…
На этой фазе язык замер. Что мне надо? Ведь я не имею малейшего понятия, кем работает Павел. Предположим, скажу, что хочу настроить рояль, а парень слесарь. Представляю, как отреагирует этот малопривлекательный Костя.
Но шкафоподобный юноша неожиданно приветливо улыбнулся, обнажив крепкие белые зубы.
– А, ясненько. Фотки заказать хотите. Пашка – мастер, расстарается, останетесь довольны.
– Да да, – подхватил я, – именно фото. Только, видимо, мои приятели перепутали и дали домашний адрес.
– Нет, – усмехнулся Костя, – все правильно, у него в подвале мастерская. Ехайте на первый этаж, у лифта лесенка вниз пойдет Обрадованный столь простым решением проблемы, я добрался до нужного помещения и уставился на объявление: “Фотосалон. Режим работы: ежедневно с 10.00 до 17.00, кроме понедельника и четверга. Вторник, среда – работа по записи. Пятница – санитарный день. Суббота, воскресенье – выходной”. В полном недоумении я поехал назад и вновь потревожил Костю.
– Не нашли? – удивился парень.
– Там на двери такое странное расписание вывешено…
– А, – засмеялся юноша, – не обращайте внимания, поколотите ногой, Павлуха и откроет. Бумажку приделали, чтобы всякие с глупостями не лезли. Мешают работать, прутся косяком: на паспорт сними, уроды!
Я опять покатил вниз. Да уж, следует признать, что в современной жизни я мало что понимаю. Всегда казалось, что в фотомастерской как раз и должны делать любые снимки. Чем больше клиентов, тем выше заработок.
Я постучал, дверь распахнулась. На пороге стояла девчонка, чем то отдаленно похожая на Люси, только стройная и высокая.
– Вы к кому? – вежливо, но весьма сурово осведомилась она.
Радуясь, что впервые за последние два дня слышу из уст молодой дамы нормальную речь, Люси не в счет, я воскликнул:
– К Павлу Круглову. Костя сказал, что он тут.
– Ступайте в мастерскую, – мотнула кудлатой головой девочка в сторону длинного извилистого темного коридора.
Кое как, спотыкаясь о непонятные предметы, я добрался до маленькой дверки, рванул ручку и в ту же секунду зажмурился, ослепленный ярким, безжалостным светом.
После мрачного коридора контраст казался разительным. Все пространство было залито огнями. Посередине сооружен помост, а на нем в окружении софитов стояла девушка потрясающей красоты. У меня просто отвисла челюсть при взгляде на нее. Роскошные белокурые волосы красиво переливаясь, спадали до талии. Большие глаза, ярко синие, бездонные, сияли под черными соболиными бровями, ротик с пухлыми губками растянулся в милой улыбке. Мой взгляд заскользил ниже. Девушка снималась то плесе, и, поверьте мне, а я видел красивых женщин на своем веку, грудь у нее была совершенной формы, просто мечта древнегреческого скульптора. Еще чуть ниже, на не правдоподобно тонкой талии, казалось, ее можно обхватить двумя пальцами, красовалась крохотная мини юбочка с широким поясом. Из под нее начинались длинные, просто бесконечные ноги, обутые в элегантные лодочки на тонких каблуках. Надо же, в грязном подвале, бог весть в каком районе, и такой цветок!
Впустившая меня девушка подошла к парню, одетому в рваные джинсы, колдовавшему возле треноги с фотоаппаратом, и что то шепнула ему. Юноша обернулся и приветливо мне кивнул:
– Погодите секундочку.
Потом он повернулся к красавице и крикнул:
– Машка, все, хорош, умывайся, будя на сегодня. Свет погас.
– Что у вас? – спросил Паша, подходя ко мне. Я вдохнул крепкий запах дорогого одеколона Кензо. Точь в точь такой подарила мне Нора на именины.
– В каком смысле?
– Ну портфолио хотите заказать?
– Простите? – не понял я.
– Портфолио, – спокойно повторил Паша и принялся растолковывать глупому посетителю суть. – Альбомчик такой, с фотографиями, для манекенщиц.
Я хотел было продолжить разговор, но тут челюсть у меня просто отвисла, потому что красавица, спокойно спустившись с подиума, стала медленно переодеваться, совершенно не смущаясь толпившихся вокруг людей.
Сначала она скинула лодочки на головокружительных шпильках, и сразу стало понятно, что ноги у нее самые обычные, даже слегка толстоватые в ляжках. Затем красотка, сопя от напряжения, расстегнула пояс, и тонкая претонкая талия.., исчезла. Очевидно, широкий поясок исполнял функцию корсета. Потом дама поднесла руку к груди и, пробормотав: “Прилип так крепко, зараза”, – отодрала от бюста несколько полосок скотча.
Вмиг под воздействием земного тяготения куски соблазнительно торчащей плоти поникли. Они не превратились в “ушки спаниеля”. Помните этот анекдот? Мужчина приходит в магазин белья и просит продать ему бюстгальтер для жены. Продавщица спрашивает размер, но заботливый супруг лишь разводит руками:
– Не знаю!
Желая помочь покупателю, торговка говорит:
– Ну, давайте подумаем, какой формы грудь у вашей жены? Как дыня?
– Нет.
– Как груша?
– Нет.
– Как яблоко?
– Нет.
– Как слива?
– Нет.
Устав окончательно, девушка предлагает:
– Может быть, вы сами придумаете, на что похож бюст вашей супруги?
– На ушки спаниеля, – последовал ответ. Нет, здесь был не такой экстремальный вариант, но роскошные формы исчезли, как только от тела оторвали скотч.
На следующем этапе красотка лишилась волос, белокурые локоны оказались париком, в глазах были линзы, а когда она принялась стирать ватным тампоном грим и вместо бархатистой кожи цвета молодого персика появилось нечто серо сине бледное с широкими порами, я не выдержал и сказал:
– Ну надо же! Только что так хороша была! Паша засмеялся:
– Ловкость рук – и никакого мошенства. В порт фолио они все ангелы. Не волнуйтесь, я из козы способен белого лебедя сделать. Ну так как? Когда сниматься будем? Сразу предупреждаю, в выходные я занят.
Я вытащил из кармана фото Риты.
– Вам знакома эта девушка? Паша уставился на снимок.
– Вроде знаю…
– Так это же Катька, – сказала красавица, завершившая процесс превращения в чудовище, – Катька Кисина, забыл?
– Верно, – засмеялся Пашка, – только она вроде как и не она.
– Нет, – протянула девица, – просто платье, глянь, какое, из бутика. Мы похожее на календарь снимали. Интересно, где эта обдерганка его взяла?
– Катя плохо одевается? – спросил я.
– Дешевка, – поморщилась девушка, – пришла сюда в таком говне!
– Она тут часто бывает?
– Я ей снимки делал для агентства, – пояснил Паша.
– Портфолио?
– Нет, на альбом ей не потянуть, просто пару раз щелкнул из жалости. А к чему вам Катька?
– И из жалости же предложили ей купить за полцены черную курточку у Жени Нестеровой, вашей соседки?
– Точно! Откуда вы узнали?
– Павел, – строго сказал я, – мне нужен адрес этой девочки.
– Из милиции, что ли? – посерьезнел Круглов и потом добавил:
– Не похоже.
– Я частный детектив. Эта девушка убита.
– Ексель моксель, – пробормотал Паша, – адреса то нет.
– Как она к вам попала, ведь не с улицы же пришла? Кто подсказал ей ваши координаты, или вы любого желающего снимаете?
– Ее прислали из агентства “Модес”, – тихо подсказала девочка, открывавшая дверь.
– Точно, – обрадовался Паша, – Галина Селезнева ей подставу дала. Идите к Галине, та эту Кисину собиралась на работу брать.
Я получил все координаты агентства “Модес” и призадумался.
Конечно, если прикидываться милиционером, то люди будут охотно делиться информацией, но не все. Кое кто из вредности не вымолвит ни слова. А вот частный детектив вполне подходящая роль. Ну ка, поедем домой и откроем томик Рекса Стаута.
Пообедав, я вооружился книгой и начал перелистывать страницы. Человек может выучиться какому нибудь ремеслу, только читая учебник. Другого способа получить знания не придумано. И не важно, слушаете ли вы преподавателя, который пересказывает пособие, или смотрите видеофильм. В основе всегда лежит книга. А Рекса Стаута с его дотошностью, любовью к деталям и логическим умозаключениям можно смело считать хрестоматией частного сыска. Впрочем, на полках у Элеоноры стояли Гарднер, Агата Кристи, Макбейн, Кризи, Дик Френсис, словом, вся классика жанра. Но я вцепился именно в Стаута, его имелось почти тридцать томов.
Вы не поверите, но к трем утра, когда сон окончательно свалил меня, я успел просмотреть большую половину книг и был, как говорила Николетта, заучивая новую роль, “в материале”. Во всяком случае, завтра с утра я решил ехать в магазин мужской одежды, а потом в парикмахерскую.
Заснув в три, я проснулся в пять от смутного, тревожного чувства. Отчего то неприятно защемило сердце и стало не хватать воздуха. Испугавшись (до сих пор со мной никогда не случалось ничего подобного), я встал с кровати, открыл форточку и услышал бодрое треньканье мобильного. С тех пор как Николетта, упав на улице, сломала руку, я перестал выключать сотовый на ночь.
Как все люди, я не люблю, когда телефон оживает среди ночи. Чаще всего в неурочный час сообщают о беде или катастрофе. Впрочем, может, кто ошибся номером.
Я взял трубку.
– Слушаю.
Вначале из трубки доносился треск, потом раздался далекий далекий голос.
– Ванечка, помоги.
– Кто это? – похолодел я, смутно узнавая говорившую.
Нет, этого не может быть!
– Рита, – прошелестело в ответ.
От ужаса мне сдавило горло. Голос и впрямь походил на голосок внучки Элеоноры. Понимая абсурдность происходящего, я прошептал:
– Рита, ты где?
– В аду, – ответила девушка, – в аду, спаси меня. В ухо понеслись частые гудки. Я сел на кровать и с силой ущипнул себя за руку. У меня очень нежная кожа, и синяк начал наливаться тут же, угрожающе серея на глазах. Рита! Рита, которая звонит из ада! Я вспомнил желтоватое личико девушки, измененное смертью, мысленно увидел церковь, гроб, заваленный цветами, Элеонору с застывшим лицом, в черном костюме, гигантскую толпу людей, пришедших проводить погибшую в последний путь, и вздрогнул.
Рита мертва, она похоронена, а на могиле скоро появится шикарный памятник, который Нора заказала в Италии. Рита никак не могла позвонить с того света. Просто какая то идиотка решила поразвлечься и набрала номер, мало ли дураков на свете. Выпила и придумала веселье.
Я пытался убедить себя, глядя в черное незанавешенное окно, но ум подсказывал другое – это хотели напакостить Hope. У меня достаточно узкий круг общения, и среди приятельниц нет ни одной, способной на такой поступок. И еще одно. Если тот свет и впрямь существует, Маргоша должна сейчас гореть в аду, потому что к вратам рая ее не подпустят и на пушечный выстрел.