Виктор Костенко Ловушка

Аннотация
 
Мутанты всех мастей — вчерашние противники сталкеров. Зона изменилась. В ней появились девушки и аномалии-телепорты, в миг переносящие сталкеров из одной опасной локации в другую. Угодившим в такую ловушку сталкерам Слепому, Программисту и Дарине придется бороться за выживание в городе зомби Лиманске. И это только начало… Перестрелки с бандитами, сражения с монстрами и роботами, превращение в мутантов — их ждут все круги ада, именуемого Зоной. И это уже не та Зона, к которой они привыкли…
 
 
Виктор Костенко
ловушка
 

 

Новые сталкеры и старая боль
 

Сегодня широко используется понятие «сталкер», введенное советскими писателями-фантастами братьями Стругацкими в повести «Пикник на обочине». «Так у нас в Хармонте называют отчаянных парней, которые на свой страх и риск проникают в Зону и тащат оттуда все, что им удается найти», — говорил первый из известных нам сталкеров, Рэдрик Шухарт. Проникновение носило вполне прагматичный характер — утащить из Зоны артефакт («хабар») и сбыть его за деньги. Правда, занятие это сильно влияло на человека: каждый поход означал пребывание в пограничной ситуации, где каждое действие было выбором между жизнью и смертью, где всегда было место сложным моральным дилеммам, где интуиция была важнее разума.

В дальнейшем образ сталкера наполнился новым содержанием благодаря одноименному фильму Тарковского. Здесь сталкер — прагматик уже в меньшей мере, а больше человек Зоны. Он понимает и принимает Зону. И все проблемы, которые он имеет от этого, искупаются не деньгами, а пребыванием на этой территории, где другой бы не прожил и пяти минут, где есть масса чудес, неведомых обычному человеку.

Поход в Зону — это испытание себя, поиск внутренних ценностей. Но человек всегда знал о существовании неведомого, и это порождало целую систему связанных понятий и образов: «граница и приграничье» как край обитаемого и понятного мира, «страж» — тот, кто охраняет этот мир от иного, разведчик/проводник/контактер — тот, кто знаком с иным миром. Отчасти к таковым можно отнести и проводника в царство мертвых, Харона, и шаманов разных племен…

Проблема в том, что «неведомое» в ХХ веке сильно изменилось — географических белых пятен почти не осталось, предметы нематериального плана капитулировали перед наукой — поэтому и проводники туда стали не нужны. Однако, расправившись с традиционной мифологией, индустриальная цивилизация начала строить свою. И первым мифом она объявила новый конец света — тотальную войну планетарного масштаба с применением оружия массового поражения. Учебники гражданской обороны красочно описывали эту реальность — зоны поражения и зоны загрязнения (радиоактивного, химического, биологического). Руины и места, где нет людей, но есть опасность. Опять появились границы и проводники в неизвестное.

Проводник индустриальной эры в массовом сознании и стал называться сталкером.

Новое произведение, которое представляет коллекция «В зоне отчуждения», знакомит нас с новыми героями — «отмычками». Это пушечное мясо, их первыми бросают в самые опасные места более опытные, а иногда и более удачливые старшие, которым повезло не только найти в свое время хабар, но и живыми вернуться из Зоны. В чем-то эти молодые ребята похожи на тех мальчишек, которые первыми входили в кишлаки, захваченные «духами», в чем-то напоминают призывников первого года службы. Они молодые, неопытные… А потому жизнь их в безжалостной Зоне не стоит и ломаного гроша.

Нет смысла пересказывать новую историю, но есть смысл вспомнить, что литература, даже фантастическая, всегда была отражением реальности. Что самые разные умонастроения в обществе всегда появлялись на страницах повестей и романов, беззастенчиво обнажая самые страшные язвы этого общества. И что надежды на изменения в обществе всегда тоже появлялись в литературе.

Должно быть, пора уже задуматься о том, что настало время все язвы и боли человеческие оставлять там, на бумажных страницах, среди убористых строк. Что мир, наигравшись в сталкеров, «отмычек», «барменов» и «докторов», должен вырасти из игр так же, как вырастают из детских штанишек, и начать совершать взрослые, ответственные поступки.

 

Часть I

Аномалия

Глава 1

Кордон

 

 

С неба мощным потоком лилась вода. Все вокруг то наполнялось ярким светом, то сотрясалось, как перед выбросом. Но это был всего лишь дождь. Обычный дождь. Как и другие новички, я ходил отмычкой в отряде сталкера Листа. Слепой (это я), Шило и Кирпич — отмычки в полном составе — залегли в канаве между армейским блокпостом и неизменным бункером Сидоровича. Деревья прикрывали нас от глаз военных. Лист завел нас в это место, отлично понимая, что без проводника отсюда выбраться сложно.

Сам сталкер ушел несколько часов назад, и нам казалось, что он уже не вернется. Как самому опытному из отмычек мне доверили бинокль. Оптику я ни на секунду не отрывал от глаз и видел, как Лист преодолел три близко расположенные аномалии Электры. Он рассказывал, что такие аномалии встречаются только ближе к северу. Но откуда они взялись на Кордоне? Ответ на этот вопрос оставался загадкой даже для опытных сталкеров вроде Листа.

Итак, Лист прошел три аномалии, образовавшиеся здесь после очередного выброса, и исчез. Далее ничего, кроме ночи и струй дождя, в поле зрения бинокля не попадало. Разве что военные на блокпосту, которым, можно сказать, сейчас нечего было делать.

На плече у меня висел старенький, но проверенный калаш. В специальных карманах лежали два рожка к нему. Карманы я сам пришил к кожаной куртке, которую мне выдали перед первой вылазкой. Мой сталкерский рюкзак за спиной был почти пуст: только консервы «Бычки в томате», пара бинтов, хлеб и то, из-за чего мы предприняли эту вылазку, — контейнер с артефактами. Лист доверил его мне при условии, что к его приходу все, включая меня, будет на месте.

Эта вылазка была уже третьей в моей недолгой сталкерской жизни, но, по словам Листа, у меня были все шансы протянуть здесь долго.

Под дождем я промок до нитки. Однако Лист приказал нам сидеть здесь и поменьше привлекать внимание. А слово наставника — закон для его отмычек. Ослушавшись, в лучшем случае можно было получить в зубы, ну а в худшем…

— Блин, да когда же Лист вернется? — спросил Кирпич.

Он почесал за ухом и шумно зевнул.

— Не шуми! — Я посмотрел на здоровяка, сидящего рядом. — Вернется Лист, никуда не денется!

— А если он погиб? — подал голос Шило.

— Тогда…

Я на мгновение задумался. А ведь он действительно мог погибнуть. Лист был проводником со стажем, но даже он не застрахован от вмешательства Зоны в личную жизнь. Оставалось только ждать. Но сколько? Да и имело ли это смысл?

— …тогда дождемся утра и пойдем к Сидоровичу. Артефакты у нас, продадим их и… — Я неоднозначно махнул рукой.

Кирпич широко заулыбался, представив это самое «и». Глаза Шила нервно забегали, пытаясь за что-то зацепиться.

Шило. Коротко стриженные волосы, накинутый капюшон. На вид лет тридцать. Никто не знал, почему Шило пришел в Зону. Для Зоны он уже не годился. Но упорно набивался в отряд Листа, когда там были я и Кирпич. Все знали, что Лист — удачливый сталкер. После неоднократных попыток он все-таки взял Шила в отряд. В руках Шило сжимал полученный от Листа обрез.

Шило в последнее время вообще был странным. Постоянно нервничал, путался в словах. Стал каким-то скрытным. С его худого лица не сходило выражение отчаянья, как будто его должны были замучить до смерти.

Кирпич — совсем другая песня. В два раза больше меня и на голову выше. Крупные черты лица и совершенно неприглядная внешность не мешали ему жить весело и с размахом, на что внешность, впрочем, никак не влияла. Сколько раз за пьяные выходки он попадал в неприятные истории! Кирпич в Зоне был относительно недавно, однако чувствовал себя здесь как рыба в воде. Поэтому и вел себя так неосторожно. Лист взял этого сталкера на перевоспитание. И через пару дней рукоприкладства Кирпич стал другим человеком, при этом отделался только синяками и выбитым зубом. В руках он сжимал охотничье ружье, хотя ему больше подошел бы пулемет или что-то в этом роде. Кирпич стоял на коленях и смотрел в сторону блокпоста, где происходила смена караула.

— Чего им на месте не сидится? — спросил он.

— Работа у них такая — охранять мир от Зоны, а точнее, от нас. Зону ты попробуй останови, а сталкера…

— Ага, пальнул из калаша — и нет сталкера, — вставил слово Шило, посматривая на меня.

— В этом ты прав, — подтвердил Кирпич, кивая головой.

Я достал ПДА. На экране высветилось время — 23:45, после чего прибор был отправлен обратно в карман. Заодно проверил датчик движения — пусто, только несколько мутантов резвились недалеко от нас. Думая, что я не вижу, Шило покосился на меня. Он лежал в грязи и сквозь дождь пытался смотреть вверх, что из-за крупных капель радиоактивной воды у него не очень-то и получалось. Я взглянул на Шило. Совсем обычный человек, правда, со своим скелетом в шкафу. Но у кого нет этого скелета?

Мои глаза закрывались сами по себе. Спать сейчас было непозволительно. Хотя ужасно хотелось. Кирпич непрерывно зевал, да так громко, что казалось, на эти звуки сбегутся все мутанты округи.

Видя наше состояние, Шило предложил:

— Вы поспите; я буду дежурить первым, потом разбужу вас.

Предложение было, конечно, заманчивым, но меня насторожило то, как Шило это произнес — чересчур услужливо.

— Я не против! — сказал Кирпич и мгновенно отключился. Я же пристально посмотрел Шилу в глаза, повернулся лицом к храпящему Кирпичу и притворился, что сплю. Но это было совсем не так. Я не мог заснуть из-за странностей Шила. Когда мы с ним только познакомились, он был совсем другим — спокойным и уравновешенным. В последнее время его как будто подменили.

Я переложил калаш поудобнее, при этом незаметно положил палец на спусковой крючок. Стал размеренно дышать, имитируя сон, сам же продолжал внимательно прислушиваться. Так я пролежал долго, но совершенно ничего не происходило. Со стороны, где сидел Шило, было тихо; только изредка было слышно, как он бренчит своим обрезом. Сколько это продолжалось, не знаю. Шум дождя и позднее время сделали свое дело — я заснул.

 

 

***
 

Проснулся я с сильной болью в затылке. Я лежал на спине. В глаза ударил яркий солнечный свет. Над собой я увидел необычайно чистое небо, что для Зоны было редкостью. Повседневные сырость и грязь на мгновение отступили и дали окружающей природе вздохнуть свободно.

Я пощупал больное место, а когда поднес руку к лицу, то увидел на ней кровь. Очевидно, меня ударили по голове, причем довольно сильно.

Я повертел головой. Оказалось, что нахожусь на том же месте, что и вчера. И все же что-то было не так. Естественно, окровавленный затылок был не совсем обычным явлением, но на это я не обратил особого внимания.

Рядом я увидел Кирпича, который бормотал что-то несвязное; казалось, что он еще спит. Хотя, скорее всего, он пребывал в таком же состоянии, что и я. Когда я попытался встать, мне показалось, что голова вот-вот лопнет от боли. Поморщившись, я поднялся на колени и протер лицо руками. Кирпич, лежащий в грязи лицом вниз, понемногу начал приходить в себя. Очухавшись, он повернулся ко мне с озадаченным видом, явно не понимая, что произошло ночью.

— Слепой, что случилось? Голова болит, будто по ней всю ночь молотком били. И где Шило?

Слова Кирпича прояснили для меня, что же было не так. Шила нигде не было! В глазах Кирпича мелькнул ужас, когда он посмотрел на мою спину. Я перехватил его странный взгляд и понял, что вместе с Шилом пропал мой рюкзак. В наши с Кирпичом головы одновременно пришла одна и та же мысль. Шило нас кинул!

Но какой в этом смысл? Ну продаст он эти артефакты, а дальше что? У Сидоровича он больше появиться не сможет. Сталкеры предательства не прощают. Возможно, Шило надеялся, что мы не доживем до утра и средних размеров кабан растерзает наши тела. Кабану только подай мясца посвежее, но мы-то пока не трупы.

Быть может, Шило посчитал, что убил нас, и «с чистой совестью» скрылся. Но как он смог пройти мимо Электр и остаться в живых? Значит, у него был сообщник. Кто бы мог им быть?

— Что делать будем? — спросил Кирпич. — Ждать Листа нет смысла.

— Нужно идти к Сидоровичу и рассказать ему, как Шило с нами поступил, — ответил я.

— Но как ты собираешься аномалии проходить? У тебя даже болтов нет, чтобы понять, где аномалия заканчивается.

— Болтов нет. Но есть это. — Я вытянул из кармана обойму к калашу.

Выщелкнув из нее пару патронов, я посмотрел на Кирпича. Он квадратными глазами глядел на меня.

— Ты чего? Патроны собрался в аномалию бросать?

— Да, другого выхода у нас нет.

— Но они слишком маленькие, аномалия может их не заметить, — не унимался Кирпич.

— А что ты предлагаешь?

— Ну, не знаю…

— Давай, блесни умом! — сказал я и покосился на Кирпича.

Я отлично знал, что он ненавидел, когда плохо отзывались о его голове, а точнее, о его умственных способностях. Многие считали его до предела тупым, но, как показало более серьезное знакомство, он был не так уж глуп. Всегда, когда кто-то сомневался в его мыслительных способностях, Кирпич закипал как чайник и немедленно затевал драку, в которой всегда оказывался победителем. Лицо его становилось красным, как… впрочем, за это он и получил свое прозвище.

— Только не горячись! — сказал я, четко понимая, что в таком состоянии Кирпич был способен на все.

— Да я и не горячусь! Как только доберемся до Сидоровича — по зубам получишь! — отрезал он, ударив кулаком правой руки в раскрытую ладонь левой.

— Побереги силы для Шила!

Я связал патроны тонкой ниткой, которую вытянул из рукава куртки.

— Патроны действительно слишком легкие, а такая связка будет тяжелее, — пояснил я Кирпичу, когда заметил, что тот с недоверием смотрит на мои манипуляции с патронами.

— Ясно! — Он замолчал и стал наблюдать за военными на блокпосте. Немного подумав, Кирпич добавил: — А для Шила у меня всегда немного лишней силы найдется.

Из одного рожка патронов получилось десять связок, имитирующих болт. Для надежности я вязал по три патрона. Я перекинул ремень калаша через плечо, а пустой рожок положил обратно в карман.

— Ну что, попробуем? — окликнул я Кирпича, который успел задремать.

— Необычный ты новичок, Слепой. Ой, необычный! — неожиданно сказал Кирпич, посмотрев на мои поделки из патронов. — А они не выстрелят?

— Понятия не имею! — честно признался я.

Я выбрался из неглубокого оврага и осмотрелся. Кругом было тихо и спокойно, что, собственно, в десятки раз хуже, чем если бы прямо на пути к Сидоровичу паслось стадо кабанов. Нужно сказать, Кордон, или Застава, — относительно спокойное место. Как будто специально создано Зоной для новичков. Если бы не блокпост военных, то жизнь здесь можно было бы назвать райской. Тем не менее почти все жители Кордона никогда не заходят дальше Свалки. Не потому, что на Свалке опаснее, чем на Кордоне, хотя и не без этого, а потому, что большинство молодых сталкеров мимо ушей пропускают наставления более опытных. И гибнут в первых попавшихся аномалиях, так как не могут определить их тип, когда это нужно. Или становятся добычей разных мутантов, потому что им не хватает банального опыта вовремя среагировать на их неожиданное появление. В Зоне главное не удача или везение. В Зоне главное — умение правильно оценить ситуацию, вовремя увидеть опасность. И ни в коем случае не полагаться на судьбу, а только на самого себя, на свои знания и умения.

Я сделал пару шагов и почувствовал, как волосы встали дыбом. Электры расположились так близко, что можно было увидеть их слабые разряды в центре аномальных образований.

Я крутил в руке связку патронов, готовясь кинуть ее в аномалию. Повернувшись к Кирпичу, я увидел очень серьезное выражение его лица, которое никак не вязалось с внешним обликом. Он, как и подобает сталкеру-новичку, шел след в след за сталкером-проводником. Только в данном случае сталкер-проводник и сам был новичком.

Широко размахнувшись, я произвел бросок. Связка полетела по нужной траектории и попала точно в центр аномалии. Электра с треском вспыхнула яркими молниями, которые заполонили все вокруг. Через мгновение сработали остальные аномалии, после чего все успокоилось.

— Кажется, они разрядились, — сказал Кирпич, подойдя ближе. — Так, по-моему, говорил Лист об аномалиях этого типа?

— Да, но еще он говорил, что они очень быстро заряжаются.

 

 

***
 

Плохо освещенный извилистый коридор уходил под землю. Железная дверь в конце лабиринта вела в небольшую комнату — жилище торговца Сидоровича. Мрак рассеивался одиноко горевшей лампочкой в настольной лампе без абажура — единственном предмете на столе, за которым сидел торговец. Магазин разделялся на две половины с помощью железной сетки. Справа находилась железная решетка, выполняющая функции прилавка. За спиной торговца была всегда приоткрытая дверца, откуда он доставал товары. В помещение хранилища ни для кого, кроме самого торговца, хода не было.

Я вошел в бункер первым, Кирпич за мной. Увидев нас, торговец с сарказмом спросил своим басовитым голосом:

— Где Листа забыли? Вас вроде четверо было?

Во взгляде Сидоровича была скрытая ненависть ко всему происходящему вокруг. Казалось, что ни Зона, ни сталкеры — вообще ничего здесь ему не нравилось. Конечно, кому могло бы понравиться бороться со смертью каждую минуту? Но в Зоне было много смельчаков, которые не боялись ничего, по крайней мере мне так казалось.

— Лист оставил нас недалеко отсюда, а сам ушел два дня назад. А четвертый… — Я замолчал.

Сидорович, склонив голову набок, начал сверлить меня глазами.

— Он забрал наш хабар и скрылся, — наконец-то договорил я.

После этих слов глаза Сидоровича расширились, и он нервно потер ладони.

— Сопляк-отмычка отобрал хабар у матерого сталкера? — переспросил Сидорович.

Он отлично все понял, но тем не менее высказал недоверие к моим словам.

— Не у него, конечно. Когда Лист уходил, он приказал нам ждать его на месте. Время было позднее, мы с Кирпичом заснули. Шило вызвался дежурить. Утром мы очнулись с расквашенными головами. Контейнер с артефактами исчез. Короче, кинул нас Шило. — И я рассказал Сидоровичу, как все было.

— Новички! Возомнили, блин! Я передам всем, чтобы сообщили мне, если кто обнаружит сталкера-предателя. А он скоро проявит себя. Лист… Хороший был сталкер.

— Так, может, он еще жив? — как-то по-детски наивно промямлил Кирпич.

— Мальчик мой, — сказал Сидорович, взмахнув руками, — как бы горестно это для тебя ни звучало, Лист, наверное, уже давно мертв.

Кирпич опустил голову и начал в раздумьях сверлить взглядом пол бункера.

— Что без хабара вернулись — должны будете. При случае вернете долг. Наставника себе можете нового подыскать прямо здесь. Недавно из ходки вернулся Скворец. Понятия не имею, нужны ли ему отмычки, спросите его сами. Чем черт не шутит, может, и повезет вам с наставником, — сказал Сидорович и дал понять, что на этом разговор окончен.

Я вышел и прикрыл за собой железную дверь. Кирпич остался внутри. Я услышал его последние слова:

— «Наверное, мертв»… Но точно этого никто не знает.

annotation

The mutants of all stripes - yesterday's opponents stalkers. The zone has changed. It appeared the girl and anomaly-teleport, in a moment carrying dangerous stalkers from one location to another. Landed in a trap stalkers blind, programmers and Darina have to fight for survival in the city of zombies Limansk. And this is just the beginning ... a shootout with bandits, battles with monsters and robots, the transformation into mutants - they are waiting for all the circles of hell, called the Zone. And this is not the area to which they are accustomed ...


Victor Kostenko
trap


New stalkers and old pain

Today widely used term "stalker", introduced by the Soviet science fiction writers Strugatsky brothers in the novel "Roadside Picnic". "So we called in Harmont desperate guys who are at your own risk enter the zone and drag out all that they can not find" - said the first of the known stalkers, Redrick Shewhart. Penetration was of quite pragmatic - to steal an artifact from the Zone ( "swag") and sell it for money. However, the business is strongly influenced by a person: each campaign meant a stay in the border situation, where every action was a choice between life and death, which has always been a place of difficult moral dilemmas where intuition was more important reason.
In the future, the image of the stalker was filled with new content thanks to the eponymous film by Tarkovsky. There stalker - a pragmatist in the least, and the more a man of the Zone. He understands and accepts the Zone. And all the problems that he has from this swim is not money, and stay in that territory, where another would not live five minutes where there are a lot of miracles, unknown to the common man.
Hiking in the zone - the test itself, the search for inner values. But people are always aware of the existence of the unknown, and this gave rise to a whole system of related concepts and images "border and border areas" as the edge of the habitable and friendly world, "Guardian" - one who protects the world from the other scout / guide / contactee - the who are familiar with the other world. Partly to those can be attributed to the conductor of the dead, Charon, and the shamans of different tribes ...
The problem is that the "unknown" in the twentieth century, much has changed - the geographical gaps is almost gone, the plan of intangible items surrendered to science - and therefore the conductors to become unnecessary. However, disposing of the traditional mythology, industrial civilization began to build his own. And the first myth, she announced a new end of the world - total war on a global scale with the use of weapons of mass destruction. Tutorials civil defense colorfully described this reality - destruction and contamination zone area (radioactive, chemical, biological). Ruins and places where there are no people, but there is a danger. Again there were boundaries and guides into the unknown.
The conductor of the industrial era in the mass consciousness, and was called a stalker.
The new product, which is a collection of "In the zone of alienation", introduces us to new characters - "master keys". It is cannon fodder, they are the first to drop out of the most dangerous places are more experienced, and sometimes more fortunate seniors who are lucky enough to not only find once swag, but alive to come back from the Zone. In some ways, these young guys are like those boys, who first entered the villages, captured the "spirits" in something reminiscent of recruits first year of service. They are young, inexperienced ... And because their lives are in ruthless Zone is not worth a brass farthing.
It makes no sense to retell a new story, but it makes sense to think that literature, even fantastic, it has always been a reflection of reality. What is most different mindset in society has always appeared on the pages of stories and novels, shamelessly exposing the worst plagues of society. And that hope for change in society, too, has always appeared in the literature.
It must be, it's time to think about the fact that the time has come all the diseases and pain of men leave there on the pages of the paper, including the slim lines. That the world, played enough in the stalkers, "master keys", "bartender" and "doctors" must grow out of the games as well as children grow out of pants, and start to make adults responsible actions.

part I
Anomaly
Chapter 1
Cordon


On the palate a powerful stream of water flowed. All around it was filled with a bright light, then it shook as before release. But it was only rain. Normal rain. Like other newcomers, I went picking in Leaf stalker squad. Blind (I), Shilo and Brick - master keys in full - lay in the ditch between the army checkpoint and the same bunker Sidorovich. Trees covered us from military eyes. Leaf led us to this place, knowing full well that without a guide difficult to get out.
stalker himself left a few hours ago, and it seemed to us that he will not return. As the most experienced of master keys have entrusted me with binoculars. Optics I never for a moment to break away from the eyes and saw the sheet overcame three closely spaced anomalies Electra. He said that such abnormalities occur only towards the north. But where did they come to the cordon? The answer to that question remained a mystery even for the experienced stalkers like Liszt.
Thus, Liszt took three anomalies are formed here after the next release, and disappeared. Further, nothing but night and rain jets, binoculars do not fall within the field of view. Is that the military at the checkpoint, which can be said now there was nothing to do.
On my shoulder hung an old but proven Kalash. were two horn to him in special pockets. Pockets myself sewn to the leather jacket that I was given before the first sortie. My stalkersky backpack behind was almost empty: only canned "Gobies in tomato sauce", a couple of bandages, bread and then, which is why we have taken this sortie - a container with artifacts. Sheet entrusted it to me on the condition that his arrival everyone, including me, will be in place.
This was already the third outing in my short life stalker, but, according to Liszt, I had all the chances to reach here a long time.
In the rain I was soaked to the skin. However, Liszt told us to sit here and less to attract attention. The word mentor - law for his lock picks. Disobey, at best you could get in the mouth, well, at worst ...
- Damn, when the leaf comes back? - Asked Brick.
He scratched his ear and yawned loudly.
- Do not be noisy! - I looked at the big man sitting beside him. - Will come back sheet, is not going anywhere!
- What if he died? - His voice Shiloh.
- Then ...
I thought for a moment. But it really could have been killed. Liszt was a conductor with the experience, but even he is not immune from interference with privacy zones. It only remained to wait. But how much? And whether it made sense?
- ... Then we wait for the morning and go to Sidorovich. Artifacts we, sell them and ... - I'm ambiguous gesture.
Brick smiled widely, introducing this thing "and". Sheila's eyes darted nervously, trying for something to cling to.
Awl. Close-cropped hair, draped hood. In view of thirty years. No one knew why Shiloh come into the Zone. For areas it is not suited. But hard stuffed in squad leaves when there was me and Brick. Everyone knew that the sheet - lucky stalker. After repeated attempts, he still took Sheila to the detachment. In the hands of Shiloh clutched received from Liszt bleed.
Shilo recently was all strange. Always nervous, confused words. He became somehow secretive. With his thin face still retained an expression of despair, as if he were tortured to death.
Brick - a completely different song. Twice I and a cut above. Major features and completely unattractive appearance does not prevent him to live and have fun in a big way, on that appearance, however, does not affect. How many times in drunken antics he got into trouble! Brick Zone was relatively recently, but felt here like a fish in water. Therefore, and I behave so carelessly. Liszt took this stalker on rehabilitation. And a couple of days battering Brick became a different person, thus escaped with only bruises and knocked out a tooth. In his hands he held a shotgun, though he walked over to the machine gun or something like that. Brick was on his knees and looked in the direction of the checkpoint where the changing of the guard occurred.
- What they can not stay in place? - he asked.
- The work they have such - to protect the world from the Zone, or rather, from us. Zone you try to stop, but a stalker ...
- Yeah, I fired from Kalashnikov - and there's a stalker - put the word Shiloh, looking at me.
- In this you are right, - Brick confirmed, nodding.
I got a PDA. The display shows the time - 23:45, after which the unit was sent back in his pocket. At the same time checked the motion sensor - empty, only a few mutants were playing near us. I am thinking that I do not see Shiloh looked at me. He lay in the mud and through the rain trying to look up, because of the large droplets of radioactive water had not really what you get. I looked at Shiloh. Just an ordinary person, however, with its skeleton in the closet. But who does not have this skeleton?
My eyes were closing by themselves. Sleep was now impermissible. Although badly I wanted. Brick continually yawned so loudly that it seemed to these sounds come running all mutants neighborhood.
Seeing our condition, Shilo offered:
- You get some sleep; I'll be on duty first, and then you wake up.
The offer was certainly tempting, but I guarded the way it is said Shiloh - too helpfully.
- I'm not against! - Said Brick and immediately hung up. I looked at Sheila's eyes, turned to snoring brick and pretended to be asleep. But that was not the case. I could not sleep because of the oddities Sheila. When we first met him, he was completely different - calm and balanced. Lately it seems changed.
Kalash I shifted back, while quietly put his finger on the trigger. He began to breathe steadily, simulating sleep, he himself continued to listen attentively. So I lay there for a long time, but absolutely nothing happened. From the outside, where he was Shiloh, it was quiet; Only occasionally could be heard as he strums his shotgun. How long it lasted, I do not know. Rain Noise and later time did their job - I fell asleep.


***

I woke up with intense pain in the back of his head. I was lying on his back. In my eyes he hits the bright sunlight. Above me I saw an unusually clear sky, it was rare for the Zone. Casual dampness and dirt momentarily retreated and gave the surrounding nature breathe freely.
I felt the affected area, and when the put his hand to the face, he saw her blood. Obviously, I was hit on the head, and quite strongly.
I turned his head. It turned out that I was in the same place as yesterday. And yet there was something wrong. Naturally, bloodied his head was not exactly commonplace, but I did not pay much attention.
Next I saw the bricks that mumbled something incoherent; he seemed to be still asleep. Though, most likely, he was in the same condition as me. When I tried to get up, it seemed to me that the head is about to burst with pain. Wincing, I got up on his knees and rubbed his face with his hands. Brick, lying in the mud, face down, slowly began to recover. Came to, he turned to me with a puzzled look, obviously not knowing what had happened during the night.
- Blind, what happened? My head hurts, as if for her all night hammering beat. Where is Shiloh?
Brick's words made it clear to me that it was not so. Sheila was not there! In the eyes of Brick flashed horror when he looked at my back. I caught him a strange look and realized that with the Awl lost my backpack. In our head with a brick at the same time came the same idea. Shilo we threw!
But what's the point? Well, it will sell these artifacts, and then what? Sidorovicha he no longer be able to appear. Stalkers do not forgive betrayal. Perhaps Shiloh hoped that we will not live till morning and medium sized boar tear our bodies. Cabana Bring myastsa only fresher, but we have not yet the bodies.
Perhaps Shiloh considered that killed us, and "in good conscience" disappeared. But he was able to pass by Electronic and stay alive? So he had an accomplice. Who could they be?
- What we are going to do? - Asked Brick. - Wait for the Leaf does not make sense.
- You need to go to Sidorovich and tell him how to Shiloh to us did, - I replied.
- But how are you going to pass the anomaly? Do you even bolts do not have to understand where the anomaly is over.
- Bolts no. But there it is. - I pulled out of his pocket clip to the Kalash.
Vyschelknuv of it a couple of rounds, I looked at the Brick. It is square eyes looking at me.
- What are you doing? Cartridges are going to throw an anomaly?
- Yes, the other option we have.
- But they are too small, the anomaly can not see them - do not let up Brick.
- And what do you suggest?
- Well I do not know…
- Come on, baubles mind! - I said, and glanced at the Brick.
I knew that he hated being ill of his head, or rather, of his mental faculties. Many believed it to the limit with a blunt, but, as shown by a more serious acquaintance, he was not so stupid. Whenever someone doubted his mental abilities, Brick boil the kettle and immediately undertaken a fight, which was always the winner. His face became red as ... well, for that he got his nickname.
- Do not get excited! - I said, knowing well that in this state Brick was capable of anything.
- Yes, I do not get excited! Once we get to Sidorovicha - get too tough! - He cut off, hitting his right fist into the open palm of his left.
- Save your strength for Sheila!
I tied cartridges thin thread which stretched from the sleeve of his jacket.
- Ammunition is really too easy, and this bundle will be heavier, - he explained I brick when he noticed that he was looking in disbelief at my manipulation of ammunition.
- Clear! - He paused and watched the military at the checkpoint. A little thought, Brick added: - For Sheila, I always find a little extra strength.
From one horn turned ten rounds ligament simulating bolt. To be safe, I knit for three rounds. I slung the strap over his shoulder, the Kalash, and the empty horn put it back in his pocket.
- Well, let's try? - I called Brick, who managed to doze off.
- Unusual you are a beginner, blind. Oh, unusual! - Brick suddenly said, looking at my crafts from cartridges. - And they do not shoot?
- I have no idea! - Honestly I do.
I climbed out of a shallow ravine and looked around. All was quiet and peaceful, which, in fact, ten times worse than if straight towards Sidorovich herd of wild boars. I must say, Cordon, or force - a relatively quiet place. As if specially created area for beginners. If not for the military checkpoint, life here could be called a paradise. Nevertheless, almost all the inhabitants of Cordon never go on a dump. Not because the Garbage dangerous than Cordone, although not without it, but because most of the young stalker deaf ear to miss guidance of more experienced. And die in the first got the anomalies, because they can not determine their type, when it is needed. Or become the prey of various mutants, because they lack the banal experience of time to react to their sudden appearance. The main zone is not luck or good fortune. In the Zone most importantly - the ability to properly assess the situation, to see the danger in time. And in any case, do not rely on fate, but only to himself, to his knowledge and skills.
I made a couple of steps and felt the hair stand on end. Electra are so close that you could see their weakest level in the center of anomalous formations.
I twisted in his hand a bunch of rounds, ready to throw it into the anomaly. Turning back to the bricks, I saw a very serious expression on his face, which does not tally with the appearance. He, as befits a novice stalker, walking in the tracks of a stalker-conductor. Only in this case the stalker-conductor and he was a rookie.
Widely swinging, I made a throw. Bunch flew on the desired trajectory and hit exactly in the center of the anomaly. Electra crashed flashed vivid lightning that flooded all around. A moment later, worked the rest of the anomaly, and then all was quiet.
- I think they are dead, - said Brick, coming closer. - So, in my opinion, said sheet of the anomalies of this type?
- Yes, but he also said that they are very quickly charged.


***

Poorly lit winding corridor went underground. The iron door at the end of the maze was in a small room - home Sidorovicha merchant. Darkness scattered alone the burning bulb in a table lamp without a lampshade - the only thing on the table, behind which sat a merchant. Store divided into two halves with an iron grid. To the right was an iron grille that performs counter function. For the merchant back door was always ajar, where he took the goods. The storage room for anyone except the merchant did not move.
I went into the tank first, Brick me. Seeing us, trader sarcastically asked his basovitym voice:
- Where Liszt forgotten? You like it was four?
In view Sidorovicha was hidden hatred to everything going on around him. It seemed that no area, no stalkers - nothing here he did not like. Of course, someone might like to deal with death every minute? But in the Zone were many brave men who are not afraid of anything, at least I thought so.