Даниил Ткаченко Зона 2018

 

ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ЗОНА ОТЧУЖДЕНИЯ. 2018 ГОД.

 

Они стояли на краю брошенной деревни больше получаса. Шкет за это время выкурил пол пачки сигарет и весь издергался из-за непрекращающихся звуков ночной зоны, - далеких рычания и воя, шелеста в кустах и писка крыс. Иногда до них долетали приглушенные звуки очередей крупнокалиберных пулеметов близкого кордона охранения военных сил ООН. Солнце почти село за горизонт и справа, за развалинами кирпичного дома и заросшим серой полынью полем, виднелся его больше чем на треть севший, ярко - оранжевый диск солнца. Ночные звуки Зоны не могли нарушить ту особенную, присущую только ей тишину. Для впервые попавшего сюда человека она не естественна, и он из далека глядя на высотные дома одного из брошенных городов, - особенно вечером, - ожидает увидеть всполохи фонарей, в это время еще бледные и почти ничего не освещающие. Увидеть мерцание света в черных глазницах окон, где вся семья, собравшись вечером после рабочего дня, решают свои проблемы, сорятся, мечтают и строят планы на будущие, обсуждают прошедший день, одним словом живут той жизнью от какой Курта просто физически воротило, вот и сбежал в Зону, в надежде хоть как-то изменить хотя бы свою судьбу, чтобы не погрязнуть в том домашне-робоче-семейном существовании, (назвать это жизнью у него не поворачивался язык). Сам Курт сидел на мотоцикле и, опустив голову, смотрел на потрескавшийся, с пробивающейся сквозь разломы зеленой, молодой травкой асфальт. Его голову, даже когда он держал ее, прямо почти полностью скрывал капюшон черного пыльника. Шкет еще раз со вздохом поглядел на почти севший диск солнца и снова потянулся за сигаретами. Стоять на месте было не в моготу, он, внимательно проверив перед собой путь, осторожно взял наперевес МР-5 и подошел к ржавым воротам ближнего дома. Его заинтересовал почтовый ящик, вернее не он сам, а его содержимое. За мутным и грязным стеклом ящика было видно, что в нем бумага. Шкет стволом автомата откинул крышку ящика и окуратно достал старую, гнилую газету. Он расправил на ладони бумагу и рассмотрел год - 2007! Стоп, как 2007? Зона ведь образовалась еще раньше, на много раньше, в 1986! То есть та, обычная зона отчуждения, без мутантов, физических аномалий и артефактов. Последние конечно тоже были, но весьма специфические, - метал, цветной и черный, двигатели и комплектующие той техники, что учувствовала в ликвидации аварии, и многое другое, в спешке брошенное людьми… И мародеров не очень беспокоил тот факт, что фон на пример чугунных ванн и радиаторов из многоэтажек Припяти, в несколько раз превышал допустимый. А фон брошенной техники со свалки из Рассохи вообще был предельным, и один и тот же ликвидатор более чем два раза просто не мог совершать на ней рейс. В Зоне оставались самоселы и работники ЧАЭС, которая как, оказалось, работала еще до 2001 года. Но, ни, а какой доставке почты и речи не может быть! Даже если здесь жили самоселы, то никто бы ни стал им доставлять почту, им то и пенсии не всегда в срок доставляли, если вообще доставляли. А здесь газета за 2007 год! Это просто непостижимо, не реально! Хотя в Зоне все реально, здесь и не такие вещи происходят. Такие, что газета за 2007 год, просто детская шалость, дешевый трюк провинциального фокусника перед настоящим мастерством иллюзиониста высшего класса…

– Курт! Посмотри, что я нашел! Представляешь, газета за 2007 год! Откуда она только здесь…- Положи на место! - Твердым голосом, не поднимая головы, перебил Шкета сталкер.

– Что?… Да ты не понял, газета ведь за… - Шкет сам собой замолк, увидев направленный на него взгляд Курта. Тот поднял голову от земли и откинул капюшон, предоставив Шкету возможность в полной мере рассмотреть его. Само лицо у Курта было обычное, человеческое, правильное и умное, но уж больно ожесточенное. А может, оно всегда таким было, ведь или на оборот, именно сейчас такое, ведь Шкет всего во второй или третий раз как следует, рассмотрел его лицо. Но вот глаза… В них вертелась странная, даже можно сказать страшная, не человеческая мысль, постичь которую никто кроме ее владельца был не в силах. И вместе с тем в них было, что-то потустороннее, не от мира всего. Однажды сразу после Выброса, когда Зона отвоевала у вояк (и всего остального мира кстати тоже) еще несколько километров земли, Шкет пробирался к кордону охранения и решил пройти через укрепрайоны ООН. Дело это было рискованное, так как можно было запросто наступить на неразорвавшуюся после штурма тварей мину или попасться на зуб падальшикам. Но с другой стороны прорыв на этом участке был совсем не давно, и можно было, если повезет разжиться оружием и патронами. К тому же этот блокпост был под ведением бундесвера, а значит, поставляли им все самое качественное и главное в нужном количестве. Немцы народ дисциплинированный и со снабжением дело у них обстоит не в пример лучше, чем у русских или украинцев. Что интересно, у белорусов значительно с этим лучше, а, казалось бы, такая же страна с такими же генералами, разворовывающими военную казну и прапорщиками торгующими оружием, ан нет, все значительно лучше у них.

Тогда Шкет возвращался почти налегке, и возможность разжиться качественным и главное надежным немецким оружием и еще чем что под руку попадется. Дух от бывшей линии охранения шел тяжелый, с примесью пороховой гари и вони разложения. По мере приближения к зданиям, он только усиливался, и сталкер не выдержал и одел респиратор. Стараясь идти по воронкам от разрывов мин и нашей родной артиллерии, он быстро дошел к постройкам и устремился к полуразрушенной баррикаде из мешков с песком уложенных друг на друга, наверху которой косо стоял немецкий легкий пулемет с заправленной лентой. Такая удача вскружила ему голову и он на время забыл об осторожности, и к баррикаде подходил с опущенным автоматом и почти бегом. Но тут над баррикадой поднялась и уставилась на него единственным глазом голова человека. Шкет здорово струхнул, прежде чем сообразил что это, по сути, и не человек уже, а всего лишь зомби. Их оказалось там еще четыре, тупых безмозглых создания, которые имитировали осознанную деятельность на всеми покинутом блокпосту. Там же он нашел и труп контролера, кто-то прикончил мутанта совсем недавно, тот даже не успел начать разлогатся и его "куклы" так и остались там без своего "кукловода". Тогда же Шкету и пришла в голову мысль посмотреть в глаза одному из самых страшных созданий Зоны. Просто так, ведь скольким вообще хотя бы издали рассмотреть контролера? А тут такой шанс… Посмотреть в глаза! в глаза! этой твари. Глаза у контролера оказались очень похожи на человеческие, не сплошь темные как у разных тварей, а вполне привычные, но только внешне. Через секунду Шкет пожалел о своем решении. Страх, дикий страх, глаза даже мертвого мутанта сковали волю сталкера, и лицо твари заняло весь кругозор не отпуская воли. И в них были отголоски мыслей, нечеловеческих, непостижимых невероятных мыслей. Тогда он с трудом смог преодолеть наваждение…

Вот и сейчас, глядя в глаза Курта, Шкет ощутил тоже, что и тогда, те же отголоски непостижимых, высших для обычного человека мыслей… Правда того наваждения не было, но все равно Шкет сразу вспомнил тот блокпост… Он не сразу понял, что Курт что-то ему говорит, а когда опомнился, на него смотрел ствол мощного Бельгийского браунинга "Хай Пауэр". И было видно, что с предохранителя он снят, и уж наверняка патрон в стволе.

– Э-э, Курт, ты чего? - Шкет не на шутку перетрусил, что его сейчас пристрелят из-за гнилого клочка бумаги. Он быстро, но аккуратно положил на место газету и Курт не спеша убрал пистолет. "Псих, точно псих! Из-за куска бумаги… что с ним вообще происходит? И главное, Винт рассказывал, что чем дальше, тем все страннее Курт становится. Вот и сейчас, чуть не пристрелил ни за что ни про что. Что ж дальше с ним будет? А началось все с малого. Сначала откопал где-то старый, ржавый мотоцикл и переделал двигатель под питание от "Батарейки", - попросту снял старый двигатель и поставил новый, мощный и почти бесшумный электромотор. А все остальное оставил как есть, даже бак, но хотя тот тоже нашел свое применение, - в него он складывал артефакты. Сталкеры у бункера Винта пророчили ему, что тот на своем чудо-аппарате не доедет и до Свалки, даже не смотря на дорогой детектор аномалий закрепленный на руле. Но с тех пор прошло почти пять лет, и Курт, как, ни в чем не бывало, продолжал разъезжать по Зоне на своем бесшумном мотоцикле, на зависть всем. Правда, разъезжать, - слишком громко сказано. На самом деле пользовался он им редко и без какой либо последовательности. Мог сесть и отправится в брошенный поселок на расстоянии всего трех километров, а один раз заехал аж в Припять, - почти центр Зоны. Притом скорость он держал далеко не гоночную. Оно и понятно, даже с таким навороченным детектором как у него, смертельно опасно колесить по Зоне на большой скорости, здесь впору с болтом или гайкой на шнурке по метру прокладывать путь среди смертельных ловушек, но Курт был не из их числа. И как ни странно был по прежнему жив, здоров, в то время как те самые сталкеры, что пророчили ему при первой поездке "далекую" дорогу, все мертвы. Что впрочем, не удивительно. Сталкер - он как смертник, только час гибели растянут на неопределенный срок. Можешь загнуться при первой ходке, а можешь на двадцатой, а можешь уже находясь за Периметром погибнуть от рук мародеров или быть разорванным в клочья новым и неизвестным взаимодействием артефактов, в твоем контейнере. Про любого сталкера хоть раз побывавшего в Зоне можно было со сто процентовой уверенностью сказать, что здесь он и умрет, вопрос только когда и как. Не было ни одного случая, чтобы какой нибудь сталкер отправившись в Зону искушенный баснословными ценами на артефакты и приключениями, через определенный срок смог остановится, сказать себе "хватит" и раз и навсегда покинуть Зону с тугими карманами и остаток жизни прожить в достатке. Уходили, думали что навсегда, но просыпались на Киевском вокзале с тяжелой головой и пустыми карманами, без всего того ради чего рисковали головой и не раз обливались холодным потом. Просыпались, убивались, плакали, а потом благодарили судьбу, что их по крайнем мере оставили в живых и снова лезли в Зону. И так до бесконечности, пока смерть не прекращала этот потусторонний круговорот. Были и другие, они переводили все средства на денежный счет в банке, но все равно не находили в себе сил бросить сталкерство, потому как Зона - самый сильный наркотик. Она пожирает тебе изнутри и полностью тобой овладевает, ревниво оберегая какое-то время а наигравшись всласть равнодушно взирает на то, как молчит и не реагирует прибор с внезапно перегоревшим контактом на близкую "воронку" или "жарку", а сталкер доверившись показаниям датчиков и потеряв осторожность шагает к своей мечте, - навсегда покинуть Зону и тот дьявольский круговорот…

Курт не относился ни к тем, ни к тем, никто вообще не поддерживал с ним тесных или дружеских отношений кроме Винта. То есть врагов у него не было, и врят-ли кто-либо откажет ему в помощи, но друзей у него не наблюдалось. А известность он снискал своим мотоциклом и нестандартным, оригинальным образом. Почти всегда в пыльнике, молчаливый и внешне спокойный, не любивший шумных сборищ и вообще очень странный и никто не знал, что у него на самом деле, на душе и о чем он думает. К тому он старый, и очень опытный сталкер и боец, отлично владеющий всеми видами оружия и ничего не боявшийся. Ну, или, по крайней мере, страх он мастерски скрывал, что по сути ведь и означало бесстрашие. Он почти ни с кем не общался без особой нужды и вел жизнь странного отшельника. Напарников он так же не брал, а Шкет… а Шкет это просто особый случай.

Тем временем Шкет вернулся на прежнее место по правую руку от мотоцикла и добрым словом поминал Винта, за то, что тот снарядил в пару с Куртом. Мало того что за последние три дня они почти не разговаривали, так Шкет ловил себя на том, что иногда в голове появлялись какие-то странные, не понятные мысли…

"Ничего не поделаешь, долги, все из-за них". - Шкет с остервенением растоптал тяжелым армейским ботинком очередную сигарету, и решился, наконец, задать давно не дающий покоя вопрос. - Курт, - Почти взмолился сталкер. - Ну, объясни ты толком, что мы здесь делаем? Третий раз проезжаем мимо этой деревни и каждый раз подолгу стоим здесь, ни разу и вглубь так и не продвинулись, зачем это все?! - Курт поднял от земли голову, откинул капюшон и долгим взглядом посмотрел на Шкета. На этот раз взгляд его был чуть иной и не такой пронзительный, почти нормальный и сталкер заговорил, хотя Шкет даже не надеялся, что тот ответит.

 

 

CHERNOBYL EXCLUSION ZONE. 2018.

 

They stood on the edge of an abandoned village more than an hour. Shket during this time smoked a half a pack of cigarettes and all frayed due to incessant sounds of the night zone - the distant growl and howling, rustling in the bushes and squeaking rats. Sometimes before they came the muffled bursts of heavy machine guns close escort cordon of UN military forces. The sun is almost set behind the horizon and to the right, behind the ruins of a brick house and overgrown with gray wormwood field, it was seen by more than a third of stranded, bright - orange disc of the sun. Night sounds of the Zone could not break the features inherent only to her silence. For the first time she got here man is not natural, and it is far from looking at high-rise buildings of one of the abandoned cities - especially at night - expect to see flashes of lights, at that time still pale and almost nothing illuminating. To see a glimmer of light in the black sockets of windows, where the whole family gathered in the evening after work, they solve their problems, soryatsya, dream and plan for the future, discussing the previous day, in short live the life of a Kurt physically gate, that's escaped the Zone, in the hope of somehow change their fate though, not to get bogged down in the home-robochem-family existence, (call it a life he did not turn the language). Kurt himself was sitting on a motorcycle, with his head down, staring at the cracked, with filtering through the cracks of green young grass asphalt. His head, even when he held her right almost completely concealed hood black boot. Shket again with a sigh, looked at almost shrunken disk of the sun and again reached for his cigarettes. Standing still was not mogotu, he carefully checked before the path, carefully took the ready MP-5 and went to the rusty gate near the house. His interested in the mailbox, or rather he did not, and its contents. For muddy and dirty glass box was evident that it paper. Shket barrel machine threw the lid and pulled okuratno old, rotten paper. He spread his hands on paper and reviewed the year - 2007! Stop as 2007? The zone was formed because earlier, much earlier, in 1986! That is the one common exclusion zone without the mutant, physical anomalies and artifacts. Recent course too, but very specific, - metal, colored and black, engines and components of the machinery that uchuvstvovat in the aftermath of the accident, and more, in a hurry thrown people ... And the looters are not very worried about the fact that the background to the example of iron bathtubs and radiators of high-rise buildings of Pripyat, is several times higher than permissible. A background abandoned equipment from the landfill of Rassokha was generally marginal, and the same liquidator over twice just could not make it on the flight. In the Zone were squatters and workers of Chernobyl, which as it turned out, was still working until 2001. But, no, as a delivery address and speeches can not be! Even if squatters lived there, no one would be any cost to them to deliver the mail, it is retired and is not always delivered on time, if not delivered. A newspaper here in 2007! It is simply incomprehensible, not really! Although the Zone's all real, here and these things happen. Such that the newspaper in 2007, just a childish prank, cheap trick provincial magician illusionist skills before the real high-end ...

- Kurt! Look what I found! Imagine, the newspaper for the year 2007! From here it is just ... - Put that down! - A firm voice, without raising his head, interrupted shket stalker.

- What? ... Yes, you do not understand, because of the newspaper ... - shket itself stopped seeing directed at him Kurt. He lifted his head from the ground and threw back his hood, giving shket opportunity to fully review it. Goes face Kurt was a normal, human, right, and clever, but it was too fierce. Perhaps it has always been so, because, or vice versa, it is now, because shket only the second or third time, as it should, considered his face. But his eyes ... They spun a strange, I can even say terrible, not human thought, to comprehend that no one but the owner was not able to. And yet they had something otherworldly, not of the world total. One day soon after the release, when the area recovered from the warriors (and the rest of the world too, by the way) a few kilometers of land, shket his way to escort cordon and decided to go through the UN fortifications. The thing that was risky, as you could easily step on unexploded after the assault creatures mine or get caught on the tooth padalshikam. But on the other side of a breakthrough in this area it was not long ago, and you could, if you're lucky to get hold of weapons and ammunition. In addition, this roadblock was under the conduct of the Bundeswehr, which means that they have supplied all of the highest quality and most importantly in the right quantity. The Germans are disciplined people, and dealing with the supply of their situation is not much better than that of Russian or Ukrainian. Interestingly, the Belarusians have significantly better with this, and, it would seem, is the same country with the same generals plunder the treasury and military ensigns trading weapons, but no, everything is much better for them.

Then shket back almost light, and the ability to get hold of reliable quality and superior German weapons and more than that comes to hand. Spirit of the former care line was heavy, with a dash of powder fumes and stench of decomposition. As you approach the buildings, it is only amplified, and a stalker broke down and put a respirator. Trying to follow the funnels from mine explosions, and our own artillery, he quickly came to the buildings and ran to the dilapidated barricade of sandbags stacked at the top of which stood obliquely German light machine gun with a seasoned band. This success gone to his head and he temporarily forgot about caution, and came to the barricade with a machine gun and lowered almost at a run. But then I climbed over the barricade and stared at him with one eye human head. Shket struhnul cool before it is realized that, in fact, and not a man anymore, but just a zombie. They were there four, stupid brainless creatures that mimic conscious activities at all the abandoned checkpoint. There he found the dead body and controller, someone killed the mutant recently, he did not even have time to start razlogatsya and his "doll" and stayed there without his "puppet master". Then shket and got the idea to look into the eyes of one of the most feared creatures of the Zone. Just like that, because how many do at least from a distance see the controller? And then a chance ... Look in my eyes! in the eyes! this creature. The eyes of the controller have been very similar to human, not completely dark like different creatures, and quite familiar, but only superficially. A second shket regretted his decision. Fear of wild fear, even the eyes of a dead mutant will tie up a stalker, and the face of the creature took the whole outlook will hold. And they were echoes of thoughts, inhuman, incomprehensible incredible thoughts. He barely managed to overcome an obsession ...

And now, looking into the eyes of Kurt shket felt, too, that if the same echoes of the unfathomable, the highest for the average person thought ... But that obsession was not, but still shket immediately remembered the checkpoint ... He did not realize that Kurt something he says, and when recovered, was looking at him the barrel of a powerful Belgian Browning "High Power". And it was clear that he was a guard removed, and certainly a cartridge in the barrel.

- Uh, Kurt, what are you doing? - Shket not get the wind up in earnest, that it now shoot because of the rotten piece of paper. He's fast, but carefully put in place a newspaper and Kurt slowly put the gun away. "Crazy, just crazy! Iz-za piece of paper ... what's going on with him? And most importantly, Bolt said that more and all countries becoming Kurt. And now, I almost shot for no reason at all. Well further with it will all began with a small first dug up somewhere in an old, rusty bike and altered engine under the power of the "Batteries" -. simply removed the old engine and put a new, powerful and almost silent electric motor and the rest left as. there is even a tank, but even though he, too, found its application, -. it he folded artifacts Stalkers in the hopper Screw prophesied to him that he was on his miracle machine will not make it till Waste disposal, even though an expensive anomaly detector mounted on the steering wheel . But since then, it took almost five years, and Kurt, as if nothing had happened, continued to travel around the Zone on his silent motorcycle, the envy of all truth, driving around, -.. too loudly actually enjoy it, they rarely . and without any sequence could sit down and go to the abandoned village at a distance of three kilometers, and once drove already in Pripyat - near the center of the Zone. While he kept the speed is not racing. It is understandable, even with such a detector heaped up like him, mortally dangerous to travel in the Zone at high speed, are just right with a bolt or a nut on a string on the meter to lead the way among the deadly traps, but Kurt was not one of them. And oddly enough was still alive and well, while those most stalkers that he prophesied during the first visit "distant" way, all dead. That however, is not surprising. Stalker - he as a suicide bomber, only an hour of death stretched indefinitely. You can be bent at the first salable, but you can at the twentieth, but you can already being outside the perimeter of the die marauding hands or be torn to pieces new and unknown interaction artifacts in your container. About any stalker has ever been in the Zone could be a hundred protsentovoy with certainty that he would die here, the only question is when and how. There was no case to some sort of stalker gone into the Zone sophisticated fabulous prices for artifacts and adventure, a short-term could stop, say to yourself, "enough is enough" and once and for all to leave the area with tight pockets and the rest of life to live in abundance. We care and thought that forever, but woke up at the Kiev station with a heavy head and empty pockets, without all the things for which risked his head more than once bathed in a cold sweat. Wake up, kill, crying, and then be thankful that they are at least spared and again climbed into the Zone. And so on ad infinitum, until death did not stop the circulation of the otherworldly. There were others, they transferred all the funds on the cash account at the bank, but still did not find the strength to quit stalking, because the area - the most powerful drug. It eats you from the inside and completely you possessed, jealously guarding a while and played enough thoroughly indifferent looks at how silent and does not respond to the device with a sudden burnt-track to close "funnel" or "frying" and the stalker trusting sensor readings and lost cautious steps toward his dream - to leave the area forever and the diabolical cycle ...

Kurt are neither one nor the fact no one at all did not support him, or close friendships only the screws. That is, the enemies he had, and vryat-if anyone refuses to help him, but friends had not been observed. And the fame he gained his motorcycle and unusual, original way. Almost always in the anther, silent and outwardly calm, did not like the noisy gatherings, and in general a very strange and no one knew that he had in fact, the soul and what he was thinking. In addition, he is an old and very experienced fighter and a stalker, perfectly owns all kinds of weapons and not afraid of anything. Well, or at least the fear of it skillfully concealed that fact and in essence meant fearlessness. He was almost no one spoke unnecessarily and led the life of a strange hermit. Mate, he just did not take, and shket shket ... and this is just a special case.

Meanwhile shket returned to its original place at the right hand of the motorcycle and a kind word commemorated Screw, because he fitted out in a couple of Kurt. Not only that, over the past three days, they did not talk much, so shket caught myself on the fact that sometimes in my head there's some strange, incomprehensible thoughts ...

"Nothing can be done, debts, all because of them." - Shket furiously trampled heavy army boots another cigarette and decided, finally, to ask for a long time not giving the matter rest. - Kurt - Almost cried stalker. - Well, you explain clearly what are we doing here? The third time we pass by the village for a long time and every time we stand here, and never deep and not advanced, why all this ?! - Kurt lifted his head off the ground, threw back his hood and looked a long look at shket. At this time, his eyes were a little different and not so high-pitched, almost normal and the stalker spoke, although shket not even hoped for answer.