Александр Тихонов Исповедь Зверя

 

— Как вы думаете, пастор, чего больше

в человеке — человека или животного?

— Я думаю, что того и другого в человеке поровну.

 

Говорят, на земле не было зла, пока люди не придумали добро. До того момента, как стали разделять свет и тьму, всё было едино. Но появилось добро — то, что правильно, и соблазн быть не таким, как прочие возобладал. Чаша весов склонилась не в ту сторону, и появилось зло.

Но разве всё так однозначно? Разве мы можем сказать: вот это добро, а вот это зло? Разве так просто найти границу между двумя крайностями? Порой кажется, что добро и зло это практически одно и то же но показанное с другого ракурса.

Как, например, оценить поступок врача, который ввёл яд неизлечимо больному человеку. Сделал ли он добро, прервав муки больного, или совершил зло, отняв жизнь.

По сути, вся человеческая жизнь — это путь через мост над пропастью — отклонись вправо, туда, где добро, и ты сорвешься вниз — влево, и исход будет аналогичным…

А кто-то, стоящий по ту сторону ущелья так и норовит столкнуть вас с пути…

Зона живёт по законам джунглей — выживает сильнейший, но каждый сам находит для себя допустимый баланс доброты и жестокости. Такие люди собираются в кланы, устанавливают правила и законы, по которым живут. Для них эти правила — страховочный трос, но поможет ли он, когда мост качнётся?…

 

 

* * *

 

Это было зимой прошлого года. Он помнил даже дату и время, когда это произошло. Помнил, какой была погода — впервые за всё время существования зоны, над ней кружили хлопья сырого снега, и дул пронизывающий ветер. Не спасал от него ни тёплый свитер, ни шапка, ни даже теплые сапоги, которые Макс выменял у Сидоровича на артефакт «Слюда».

Было холодно. Приклад автомата обжигал ладони, а пальцы уже ничего не чувствовали.

Под маску набился снег, мешая обзору. Да и какой мог быть обзор, когда в трёх метрах перед ним уже ничего нельзя было разглядеть.

Макс Зверев тогда подумал, что самая страшная смерть — остаться истекать кровью на снегу, посреди дикой территории. Лучше бы он остался.

Обрывки воспоминаний вновь начинали выстраиваться в цельную картину, и из них складывались чувства — страх, боль, злость. Без воспоминаний того дня он бы чувствовал злость и страх совсем по другому, как боятся войны люди, никогда не бывавшие в бою.

Там, под пронизывающим ветром, он ждал приказа командира группы, и думал, что нет ничего хуже.

Он ошибался. Зверев понял это когда где-то вдалеке вскрикнул один из его попутчиков. Крик оборвался на высокой ноте, и набатом застучал пистолет-пулемёт.

— Грех! — Рявкнул Макс, сам удивляясь громкости своего голоса. — В ружьё!

Под слоем мокрого снега зашевелились замерзшие люди, и один за другим в пустоту выпалили два автомата. Но в кого они могли попасть при такой-то погоде?

В ответ им бил снайпер. Сначала повалился назад один стрелок, потом второй, и в голове Макса промелькнула та пророческая мысль: как же страшно умирать, истекая кровью в снегу.

Теперь их оставалось лишь четверо — Макс Зверев по прозвищу Зверь, Гребень, которому Макс доверял как себе, и двое новичков. Против Грешников шансов не было никаких.

И зачем, спрашивается, они подписались на это задание?

Сейчас Зверь понимал, что их просто отправили на убой, но тогда для него было загадкой, почему сектанты прознали об их приближении.

— Сидорович, тварь! — Прошептал Макс и мысленно вернулся к обстоятельствам того рейда.

Их наняли. Наняли, как это обычно бывало в зоне — обещали заплатить за устранение лидера сектантов. Расчет был прост — отряд из десяти сталкеров пробьется к месту сектантских вакханалий и уничтожит адептов Греха. За успешно выполненное задание Сидорович обещал им астрономическую, по меркам Зоны, сумму.

Заказ был выполнен в срок, а на обратном пути группу рассекретили, и в бою на границы Милитари погибла половина отряда. Пятеро выживших бежали на Росток, не переставая гадать, как сектанты вышли на них.

Только теперь, год спустя, Зверь узнал причину смерти товарищей — их сдал заказчик. Не пожелавший платить за выполненную работу, Сидорович сдал их Греху за немалую сумму.

Макс вновь закрыл глаза, воскрешая в памяти все события той зимы. Он хотел помнить всё, за что спросит с Сидоровича. Что он скажет барыге перед тем, как разрядит в того обойму трофейного ПМ? Именно поэтому он сейчас вспоминал всё это. Каждое мгновение, каждая капля крови — он спросит за всё…

Тогда их оставалось четверо — четверо загнанных в угол ходоков, и ни один из них не знал, чем всё закончится. А если бы был выбор?…

Сейчас Зверь вспоминал тот холодный день, мириады мечущихся снежинок и неясные тени, то и дело возникающие по обе стороны бруствера.

— Гребень, они нас обходят! — Взвизгнул один из новичков, но ему уже никто не отвечал. Напарник просто шагнул во тьму и испарился. Ни крика, ни звука падающего тела. Ничего. Не звякнула даже фляжка, прикреплённая к разгрузочному жилету.

А потом появились они — полтора десятка сектантов, одетые в просторные балахоны, возникли перед беглецами. Шансов не было в принципе…

Зверев всегда думал, что месть — это единственный выход, но каково же было его удивление, когда сектанты оставили его в живых. Он думал, что его пожалели. Нет, ничего подобного. Воины Греха знали, что смерть станет для сталкера слишком легким выходом из ситуации. Они хотели его сломать, и сломали.

Кто он сейчас? Человек, или животное?

Максим Зверев протянул руки к теплому артефакту. Его сломали, выжгли из него всё человеческое, и теперь ни один костёр не согреет замерзшие руки. Даже в сорокоградусную жару он чувствует холод…

Сначала Зверя и двух новичков, которых сектанты тоже пощадили, содержали в подземном бункере, кормили один раз в день и предлагали вкусить человеческую плоть. Адепт Греха объяснял сталкерам, что если они вступят в клан каннибалов, то получат возможность выйти из плена. Все трое отказались.

Если бы они знали, что их ждёт…

Когда в бункер перестали носить еду, Зверь понял, что от них хотят. Новоиспечённый лидер Греха кричал через дверь, что тот, кто хочет жить, съест друзей…

Сейчас он помнит всё. Всё кроме тех нескольких дней, когда не выдержал и вцепился в глотку одного из новичков. Парадоксально, но молодые одиночки выдержали, а он нет.

Может быть сказалось закрытое пространство, может быть голод и переутомление, а может быть психика просто дала сбой. Теперь это уже не важно. Он просто-напросто на сорок минут стал зверем, а когда пришел в себя, обнаружил на своих руках кровь соратников.

Ещё долго не мог Зверев отделаться от привкуса крови на языке. Долго ему казалось, что ладони измазаны липкой жидкостью…

А потом его выпустили и приняли как своего. Сектанты предложили Максу вступить в их клан, присоединиться к братии верящих в зону фанатиков. Именно тогда ему и поведали историю о предательстве Сидоровича, и именно тогда он решил уйти.

Зверь слышал потом, что за то время, пока он отсутствовал, клан Грех был уничтожен вольными сталкерами.

Он оказался последним из тех, кто, будучи человеком, вкусил человеческую плоть. С тех пор лишь кровь была его напитком, а организм не воспринимал никакой пищи кроме свежего мяса. Будто сама природа пошла на попятные и решила вернуть одного из своих детей к истокам, в то время, когда правил балом закон Дарвина и выживал сильнейший.

Может быть сейчас это звучало странно, но с каждым днё он всё меньше жалел о произошедшем. У него отняли человечность, его вычеркнули из списка людей, но одновременно он получил преимущество перед всеми прочими людьми — он понял, каково это быть просто зверем.

Обезьяна взяла в руки палку и стала человеком? Быть может. Обезьяна, но не волк. Хищник никогда не откажется от своего естества. Тысячи лет эволюции не скажутся на нем…

Человек произошел от обезьяны? Зверев сказал бы, что человек произошел от хищника, или скорее наоборот, хищники научились всему у людей, как утверждал его друг Гребень.

Прошел год. Не тысячи, не миллионы лет эволюции, а один единственный год, и для конкретно взятого существа всё поменялось…

Отложив артефакт в сторону, Зверь подтянул к себе тело убитого им ходока, запустил руки под бронежилет и вырвал кусок сочного мяса. Зубы вонзились в мягкую плоть, и Макс замер, наслаждаясь вкусом. Он чувствовал, как по подбородку стекает ручеёк крови, чувствовал, как за километры от него бежит по лесу испуганная «плоть». Все чувства вновь обострились до предела. Он снова видел в десятки раз лучше любого человека, слышал многим лучше человека, а запахи различал не хуже химеры.

Химеры. Эти мутанты обходили Зверя стороной, принимая за более опасного хищника. Ещё бы, ведь химеры не едят химер.

Зверь поглядел на бледное лицо мертвеца, чей взгляд был устремлён в небо, и вырвал очередной кусок…

Он охотился, и теперь мог наслаждаться своей добычей. Это случилось час назад. Он нагнал испуганного одиночку в лесу на границе Тёмной долины, ударил бедолагу головой о сосну, а потом долго ещё наблюдал, как из человека уходила жизнь. Надо признать, Зверь чувствовал не только удовлетворение охотника, не только сменяющее азарт чувство собственного превосходства над противником, а необъяснимое удовольствие.

Хищник чувствует в этот момент что угодно, но не удовольствие. Нет такого в природе, чтобы живое существо любовалось смертью себе подобного, готовясь потом его съесть. Даже Чёрная вдова никогда бы не почувствовала то, что чувствовал в тот момент Зверев. Этим он и отличался от прочих хищников. В этом была его сила и одновременно главная слабость…

Но поужинать ему так и не дали. Внизу, на петляющей меж холмов дороге, появился армейский УАЗ. Следом, прорезая тьму светом фар, мчался крытый тентом КАМАЗ.

Этого Зверь и ждал. Отложив недоеденное мясо, он спрятал артефакт в прикрепленный на поясе контейнер, накинул капюшон и начал спускаться вниз. По его расчетам, УАЗ должен был вывернуть из-за поворота как раз к тому времени, когда он спустится к дороге. Всё случилось именно так.

Сначала глаза резанул яркий свет фар. Зрачки сузились, напоминая две вертикальные полоски, и Зверь приготовился к бою. Потом мелькнула кабина автомобиля.

И в этот момент Зверь прыгнул на тентовый полог КАМАЗа. Никто из военных не отреагировал. Сейчас он и ехали на Кордон, к Сидоровичу, даже не подозревая, что помимо оружия и боеприпасов, везут старику гостя.

А Сидорович наверняка забыл уже и про него, и про группу, отправленную на убой. Он забыл, а хищник помнил, не забывая никогда, и именно эти воспоминания не давали ему стать животным.

Он читал книги, разговаривал с группами одиночек, прикинувшись сталкером-шаманом, наведывался к барыгам на базу Чистого неба, и был, казалось, обычным человеком, но как только наступало время приема пищи, все менялось. Тело било в ознобе, организм требовал очередную порцию крови и мяса. Инстинкты обострялись.

Сам себе Зверь напоминал нечто среднее между наркоманом и вампиром, и вся разница была лишь в том, что помимо вбитой на подсознательный уровень необходимости, существовало и удовольствие от совершаемого.

Когда в Тёмной долине поползли слухи о новом виде мутанта, и отряды Охотников начали прочёсывать местность, он затаился, и даже смог пересилить голод, но жажда зрелищ, адреналина, желание убивать — не отступили. Не зверь и не маньяк. Вот кем он стал. И это не Грех сделал его таким, не его больной рассудок. У причины было имя. Причину называли Сидоровичем…

Колонна остановилась около разрушенного моста. Здесь к ней присоединился УАЗ с открытым верхом и установленной сзади пулемётной спаркой — обычная практика для зоны. Будучи сталкером, Зверь не раз видел подобные конвойные экипажи в деле. Зрелище был то ещё…

Из омута памяти вырвались брызги отдельных воспоминаний, словно кто-то бросил камень, и по воде пошли круги, все новые и новые. В голове замелькали даты, эпизоды жизни. Он видел детство, проведённое в Донецке, учёбу в Киеве и последующую работу. Стоило отвлечься, и то человеческое, что убивали в нем инстинкты, попыталось всплыть на поверхность, но он старательно топил ненужные воспоминания. Нет, не должно остаться ничего кроме обрывка памяти — куска воспоминаний, где он берёт заказ на лидера Греха.

Месть должна быть сладкой как свежая кровь, и ничто не должно отвлекать. Зверь готовился. Он ждал этого момента год. Как домашний любимец, затаивший злобу на хозяина, он ждал удобного часа.

Макс просчитал всё — и то, когда колонна военных сталкеров выходит из зоны, и то, когда она останавливается у Сидоровича. Он составил график движения машин, подготовил оружие…

Разве это под силу безмозглому хищнику?

А ещё он изучил окрестности и пути отхода — от бункера направо, через дорогу, потом до АТП «Локомотив», на другую сторону к ферме, и уже оттуда в родные пенаты…

Машина замерла. Застучали по асфальту тяжелые ботинки, звякнул опускаемый на землю ящик с автоматами.

Зверев прекрасно мог определить все действия солдат по звуку. Звук многое может сказать, особенно если ты живешь в зоне и умеешь слушать. Не раз он видел как заполненные под завязку ящики с разного рода грузами списывали с дальних застав, чтобы потом продать Сидоровичу. Именно поэтому Макса когда-то заинтересовался этим маршрутом и грузом, который везли не в зону, а из неё. Именно поэтому он не одну ночь наблюдал за действиями предприимчивых капитанов и прапорщиков. Наблюдал и слушал, как скрипят, шуршат, звенят разгружаемые ящики.

Сейчас колонна была недалеко от намеченной точки. Скорее всего, вояки решили продать пару ящиков до прибытия в деревню к Сидоровичу. Но Зверева это не волновало. Он ждал, когда машины свернут на просёлочную дорогу, ведущую в деревеньку, где обосновался предатель.

 

 

- What do you think, Pastor, what more

in person - man or animal?

- I think that both in man equally.

 

They say that on the ground there was no harm, as long as people do not come up good. Until that moment, they became split light and the darkness, everything was one. But there was good - what is right, and the temptation to be not like others prevailed. The scales tipped in the wrong direction, and there was evil.

But is it so simple? Can we say that this is good, but evil? Is it so easy to find the line between the two extremes? Sometimes it seems that the good and the evil is almost the same thing but shown from a different angle.

How, for example, to evaluate a doctor act that introduced the poison of a terminally ill person. Did he do good, interrupting the patient's meal or done evil, taking away life.

In fact, all human life - is the path across the bridge over the precipice - has been rejected by the right, where the good, and if you pick you down - to the left, and the outcome will be the same ...

And someone standing on the other side of the gorge and tries to push you out of the way ...

Zone lives according to the laws of the jungle - survival of the fittest, but every man finds a valid balance of kindness and cruelty. These people gather in clans, set the rules and the laws by which they live. For them, these rules - safety rope, but if it will help, when the bridge will swing ...?

 

 

* * *

 

It was in the winter of last year. He even remembered the date and time when it happened. He remembered what was the weather - for the first time during the existence of the zone, circling over her wet snow flakes, and blew piercing wind. Not save him or a warm sweater or hat, or even warm boots that Max Sidorovicha traded on the artifact, "Mica".

It was cold. Butts burned his hands and fingers do not feel anything.

Under the mask nabilsya snow, making it difficult to digest. And what could be a review when three meters in front of him nothing could be seen.

Max Zverev thought then, that the most terrible death - left to bleed to death in the snow, in the midst of a wild territory. he was better.

Scraps of memories again began to line up in the whole picture, and have evolved feelings - fear, pain, anger. Without the memories of the day he would have felt anger and fear completely different, they are afraid of war, people who have never visited in combat.

There, under the piercing wind, he was waiting for the order of the commander of the group, and I thought that there is nothing worse.

He was wrong. Zverev realized this when in the distance cried one of his companions. Creek broke off on a high note, and the tocsin banged submachine gun.

- Sin! - Max barked, surprised the volume of his voice. - The gun!

Under a layer of wet snow began to stir the frozen people, and one after the other into the void blurted out two machine guns. But who they could get at such a weather?

In response, they beat sniper. Please fell back one arrow, then a second, and in my head flashed Max is the prophetic thought: how afraid to die, bleeding in the snow.

Now they had only four - Max Zverev nicknamed The Beast, The crest, which Max trusted like myself, and two newcomers. Against Sinners chance was no.

And why, I ask, they have signed up for the job?

Who knew the Beast, that just sent them to the slaughter, but then it was a mystery why sectarians found out about their approach to him.

- Sidorovich, creature! - I whispered Max, and thought back to the circumstances of the raid.

They hired. We hired, as is usually the case in the area - have promised to pay for the elimination of the leader of sectarians. The calculation was simple - a detachment of ten stalkers will make its way to the site of sectarian adherents bacchanalian and destroy Sin. For successfully completed task Sidorovich promised them astronomical by the standards of the Zone, the amount.

The order was executed on time and on the way back a group of declassified, and in the battle on the border Militari lost half the group. Five survivors fled to Rostock, still wondering how sectarians came to them.

Only now, a year later, the Beast found the cause of death of comrades - they passed the customer. Who did not want to pay for the work performed, Sidorovich passed their sins for a considerable amount.

Max closed his eyes again, reviving the memory all the events of that winter. He wanted to remember all of that demand with Sidorovicha. What would he say huckster before discharge in order clip captured the PM? That is why he is now remembered it all. Every moment, every drop of blood - he will ask for everything ...

Then they had four - four walkers driven into a corner, and none of them did not know what it's all over. And if there was a choice? ...

Now the beast recalled that cold day, a myriad of snowflakes rushing and vague shadows, and then emerging on both sides of the parapet.

- Comb, they bypass us! - I screamed one of the newcomers, but he has no answer. Teammate just stepped into the darkness and vanished. No screaming or the sound of a falling body. Nothing. Not even rattled flask attached to the webbed.

And then they appeared - a dozen cultists clad in robes spacious, appeared before the fugitives. Chances were not in principle ...

Zverev always thought that place - this is the only way out, but what was his surprise when the sectarians left him alive. He thought that he regretted. No, nothing like that. Warriors Sin knew that death would be too easy for a stalker way out. They wanted to break it, and broke.

Who is he? A person or an animal?

Maxim Zverev held out his hands to warm artifact. His broken, burned out of it all human, and now none of the fire will not warm cold hands. Even sorokogradusnuyu heat he feels the cold ...

First Beast, and two newcomers, which sectarians also spared, contained in an underground bunker, were fed once a day and offers a taste of human flesh. Adept stalkers Sin explained that if they enter into a clan of cannibals, you will be able to get out of captivity. All three refused.

If they knew what awaits them ...

When the hopper stopped carrying food, Beast knew of them want. The newly Sin leader shouted through the door, that he who wants to live, eat friends ...

Now he remembers everything. All except those days when you do not resist and grabbed the throat of one of the newcomers. Paradoxically, young singles gave way, and he did not.

Can be said enclosed space may be hunger and fatigue, and perhaps the mentality simply failed. Now it is not important. He simply forty minutes became a beast, and when he came to himself, found on their hands the blood of comrades.

More long Zverev could not get rid of the taste of blood on his tongue. For a long time it seemed that his hands smeared with a sticky liquid ...

Then he was released and adopted as his own. The sectarians Max offered to join their clan, to join the fraternity of fanatics who believe in a zone. It was then and it told the story of the betrayal Sidorovicha, and that's when he decided to leave.

Beast heard later that during the time while he was away, the clan was destroyed by Sin free stalkers.

He was the last of those who, being a man, ate human flesh. Since then, only the blood was his drink, and the body does not perceive any food other than fresh meat. As if nature itself backed down and agreed to return one of their children to the basics, at the time when the ball is ruled by the law of Darwin and the survival of the fittest.

Maybe now it sounds strange, but every dnё it less and less sorry about what happened. He took away the humanity, it struck off the list of people, but at the same time he got the advantage over all other people - he knew what it was like to be a beast.

Monkey picked up a stick and become a man? May be. Monkey, but not a wolf. The predator will never give up its nature. Thousands of years of evolution have no impact on it ...

Man descended from apes? Zverev would say that man is descended from a predator, or rather, the predators have learned all the people, according to his friend Comb.

A year has passed. Not thousands, not millions of years of evolution, a single year, and for being particularly taken everything changed ...

Putting an artifact to the side pulled the beast to his body he had killed Walker, ran his hands under the vest and pulled out a piece of juicy meat. Teeth sank into the soft flesh, and Max paused, enjoying the taste. He felt his chin dripping trickle of blood, felt for kilometers of it runs through the forest terrified "flesh". All the senses again become aggravated to a limit. He saw again ten times better than any man hear much better person and distinguish smells better than a chimera.

Chimera. These mutants Beast bypassed the party taking over a dangerous predator. Still, after the chimera chimeras do not eat.

The beast looked at the pale face of the dead man, whose eyes were striving in the sky and tore another piece ...

He hunted, and now he could enjoy his prey. It happened an hour ago. He caught the frightened alone in the forest on the border of the Dark Valley, the poor guy hit his head on the pine tree, and then for a long time yet watched from human life left. Admittedly, the Beast felt not only the satisfaction of the hunter, which supersedes not only the excitement of the feeling of superiority over the enemy, and inexplicable pleasure.

Predator feels at this point that anything but a pleasure. There is no such nature, to admire the death of a living being like himself, ready to eat it then. Even the Black Widow would have never felt what I felt at that moment Zverev. In this he differed from other predators. This was his strength and at the same time a major weakness ...

But for dinner, he had not been given. Below, on the winding road through the hills, there was a UAZ army. Following, cutting through the darkness by the headlights, raced indoor tent KAMAZ.

This beast and waited. Putting aside the half-eaten meat, he hid the artifact attached at the waist container, put on the hood and began to descend. According to his calculations, UAZ had to turn the bend just at the time when he comes down the road. Everything happened exactly.

First, he slashed eyes bright headlights. Pupils are narrowed, recalling two vertical strips and the Beast was ready for battle. Then he flashed the car cabin.

And at this moment the beast jumped at the tent canopy KAMAZ. None of the military did not respond. Now he went to the Cordon and to Sidorovich, not even knowing that in addition to weapons and ammunition, carry the old man a guest.

A Sidorovich probably already forgotten about it, and about the group, sent for slaughter. He had forgotten, and remembered the predator, not forgetting ever, and these memories would not let him become an animal.

He was reading a book, talking to a single group, pretending to be a stalker shaman, I dropped in to the base huckster Clean Sky, and was, it seemed an ordinary man, but as soon as it was time for a meal, everything changed. The body tossed in a fever, the body demanded another batch of blood and meat. Instincts sharpened.

Himself beast resembled a cross between a vampire and a drug addict, and the only difference was only in the fact that in addition to drive on a subconscious level required there and fun to do.

When in the dark valley of rumors about a new kind of mutant, and The Hunting Party began to comb the area, he hid, and was even able to overcome hunger, but thirst for spectacles, the adrenaline, the desire to kill - not retreated. Not an animal and not a maniac. Here is what he had become. And it's not a sin he did so without his sick mind. There was a reason the name. The reason called Sidorovich ...

The column stopped at the broken bridge. There it was joined by UAZ with an open top and rear-mounted machine gun SPARK - a common practice for the region. As a stalker, the Beast had seen similar convoy crews in action. The spectacle was something else ...

From memory the pool broke splashes of individual memories, as if someone had thrown a stone, and the water went circles, more and more. His head flashed the date, episodes of life. He saw a childhood spent in Donetsk, Kiev and study follow-up. Value aside, and the men that killed him instincts tried to float to the surface, but he assiduously stoked unwanted memories. No, it should not remain nothing more than scraps of memory - pieces of memories, where he takes an order for Sin leader.

Revenge should be sweet like fresh blood, and nothing should distract. Beast prepared. He was waiting for this moment of the year. As a pet, holding a grudge against the owner, he waited for a convenient hour.

Max counted everything - and then, when a column of military stalkers out of the zone, and then when it stops Sidorovicha. He was the timetable machines, produced a weapon ...

Is it the power of mindless predator?

And he studied the surroundings and escape routes - from the bunker to the right, across the street, then to the ATP "Locomotive", on the other side of the farm, and from there to the native land ...

The car came to a standstill. Pounding on the pavement heavy boots clattered down to the earth with a box of guns.

Zverev could perfectly identify all the actions of the soldiers on the sound. Sound can tell a lot, especially if you live in the area and know how to listen. More than once he saw the eyeballs filled boxes with all sorts of goods written off to distant outposts in order to sell Sidorovich. This is why Max was once interested in this route and cargo, which carried not in the zone, and out of it. That is why he is not one night watching the actions of the enterprising captains and ensigns. I watched and listened to creak, rustle, downloadable ring boxes.

Now the column was not far from the target point. Most likely, the fighters decided to sell a couple of boxes before arriving in the village to Sidorovich. But Zvereva did not care. He waited for the car rolled on the country road leading to the village, where settled traitor.

 

 


* Внимание! Информация, представленная *