Петр ТАНЕТОВ Иллюзия выбора

 

Глава 1. Выброс.

Как вкопанный стоял я прижимаясь спиной к бетонному парапету. Счётчик Гейгера стрекотал неутомимым кузнечиком, отдаваясь в мозгу неумолимым тиканьем часового замедлителя. Выброс бушевал вокруг меня, но головной боли и тошноты я не чувствовал. Эфир, ещё только минуту назад разрывавшийся от команд и криков отчаяния боевиков обоих кланов, затих. ПДА не подавал признаков жизни. Аккуратно и бесшумно отложил в сторонку искорёженный тяжёлой пулей (вновь не моей!) бесполезный "гаусс" и снова ощущаю в руках свой верный АКМС. Его я приберегал напоследок как и забугорную байеровскую аптечку с автоиньектором, чтобы использовать только тогда, когда станет совсем невмоготу. Нахваленный вечно пьяным бандитским механиком-оружейником Рожей амеровский броник, усиливший экзоскелетный комбез выдержал несколько тяжёлых попаданий и я всё ещё был жив… Четыре магазина, две эфки, одна РГД, две коробки бронебойных патронов в РД, "сердюк" и две обоймы в запасе.

Ещё побрыкаемся.

Но вначале лучше осмотреться. Вынув из кармашка маленькое зеркальце огляделся - сектантов не было видно в ближайшей перспективе. Крадучись, я начал продвигаться к ржавому контейнеру - по моим личным часам скоро должно было начать темнеть, а там проберусь через развалины больницы в Лиманск к остаткам боевиков "Чистого неба" и прощай Зона.

Треск счётчика стал менее частым, но тут же начало покалывать кожу - где-то совсем близко новорожденная "электра". Чуть ли не ползком обошёл аномалию, замирая перед каждым движением. Все, кто меня видел до этого были мертвы или валялись в отключке, но риск нарваться на смертников-сектантов присутствовал, а в планы входило пожить ещё. Синяки и ушибы начали беспокоить - ощущеньице было такое, как будто меня мутузили словно боксёрскую грушу, но слава богу, НК G36 и четырёхкратная оптика дали мне преимущество перед сектантскими отбойщиками с их штурмовыми Валами и АК-74. Но сейчас "немка" валялась где-то под теплотрассой - патронов к ней не было, а взамен бывший полковник Лебедев вручил мне творение болотного гения Жоры по прозвищу Кулибин - носимую гаусспушку.

Внизу было тихо. Той, гробовой тишиной, что бывает после жестокой бойни - движения не прослеживалось. Радист и Лебедев лежали за бетонными блоками, боевики были мертвы. Я тихо, пугливо и осторожно как кошка подкрался к укрытию - радист был мёртв, а рация выведена из строя выбросом. Но полковник ещё дышал. И тут меня взяла злость - положить полсотни лучших своих людей и ради чего? Я зацепил его за разгузку и поволок в направлении колодца. Он что-то невнятно пробормотал и открыл глаза… просяще, как-то жалобно, по-собачьи…

– Спаси Стрелка… мы совершили ошибку… слышал зов… Голоса, голоса, они разрывают мой разум, не хочу стать од…

– Держись, - я был зол, но тащил его к тоннелю - там передам твоим парням. Заштопают.

– Уже нет - он безнадежно улыбнулся бескровными уголками рта. Я отсоединил аптечку и вколол ему пневмошприцом антишок и морфин. Сам я этим не баловался - мотор не вечен, да и печень одна. Полковник задышал ровнее. Вот и вход в подземные сервисные тоннели ЧАЭС. Закинув неожиданно лёгкое тело на плечо, я стал спускаться в темноту. Вскоре пришлось включить активный режим ноктовизора - темнота как кисель обволакивала пространство тоннеля. Внизу было темно, сыро и тихо. Похоже близкое соседство ЧАЭС отпугивало подземных обитателей Зоны и в эти тоннели они не совались, а сектантам сейчас было не до поисков - как минимум сотня их боевиков упокоилась в ключевых точках. Такие прорехи пальцем не заткнуть.

Я вновь мысленно поблагодарил алкаша Рожу - сервоприводы экзоскелета работали идеально, ступать удавалось практически бесшумно. Впереди забрезжил свет и я перевёл ноктовизор в пассивный режим. Акуратно сгрузив спящего Лебедева с плеча и прислонив его к стене, я взял наизготовку автомат и тихо, тщательно осматривая пространство перед собой пошёл в направлении света…

Под потолком висела одинокая лампа в зарешеченном плафоне, освещающая пространство перед тамбуром с массивной дверью со штурвалом и кодовым замком и двумя дверьми по бокам - видимо кладовыми, так как двери были не металлическими, а обычными типовыми, обитыми оргалитом. На ржавых петлях обоих висели замки - такие же ржавые. На всём лежала печать запустения - оргалит отсырел внизу и разбух. Замок был из разряда "от тупых и ленивых" - такие легко открыть обычным гвоздём. В моём случае хватило и ножа - гвозди, державшие петли совсем сгнили и держались на честном слове.

– Вот тут, полковник, мы с тобой и побеседуем…

Кладовая была 4х4метра. В углу стоял десяток жестяных вёдер стопкой, на стеллаже лежала кипа мешков. На стене обнаружился выключатель и, вот пруха - карта-схема тоннеля. Раскидав кипу по полу, я внёс Лебедева в комнатку, положив на мешки. Сам сел на пластмассовый бутылочный ящик и стал ждать, когда клиент очнётся, попутно разглядывая схему эвакуации и точки выходов в нужном мне направлении. Таких было 2. Выходило, что я забрался в южный рукав и выход наружу имеется в 200х метрах и 3х километрах от станции. Первый вариант меня не устраивал - выходит, что судя по направлению я попадаю к "парадному" входу на ЧАЭС, второй выход вёл дальше - по прикидке я выберусь на поверхность у притока Припяти, на границе Ржавого(или Рыжего) леса. А там и до Лесничего недалеко. Местность конечно со славой недоброй, но я ж не воевать иду. А пока нужно отдохнуть и перекусить. Проверил и почистил оружие, поправил победитовой пластинкой шведский "туристический" нож, достал из изрядно потрёпанного временем РД кусок шоколада в герметичной упаковке и глотнул воды из "медузы".

Тем временем полковника начал отпускать наркоз - он всё ж по-моему безнадёжный - умрёт в течение суток. Помочь я ему не смогу - не тот случай. Глаза Лебедева дрогнули и открылись. Он попытался сесть, но видимо сил хватило лишь пошевелить головой.

– Спокойно, ваше благородие.

– Шрам, спаси Стрелка…

– Сначала "убей", а теперь "спаси"?

Я усмехнулся.

– Я слышал Их! Они его боятся! Стрелок ключ к Монолиту.

– Кто "они"? "Монолит"?

– Осознание… они боятся… власть…

Тут что-то надломилось внутри Лебедева и он затих. Я метнулся к нему но было уже поздно - пульс не прощупывался, а глаза заледенели. Костлявая прибрала душу полковника. Решать что-либо не хотелось.Тело ныло, требуя покоя. И я решил поспать часа 2, прежде чем пойду. Соорудил сигнализацию из 4 вёдер и чёрной нитки, взял часть мешков, накрыв одним покойного и закрыл глаза…

Сплю я чутко, иначе давно бы оказался в желудке одной из тварей, населяющих зону. Тело полковника прибрал в соседнюю подсобку - там громоздились ящики из необрезной доски. Видимо кто-то из персонала был из рода Плюшкиных и собирал всякий хлам. Теперь он лежал без движения. В один из ящиков я и положил труп бывшего лидера 'Чистого Неба'. Теперь же надо было идти. Пора, пора выбираться, пока сектанты ещё зализывают раны. Я закинул РД на плечи, поправил лямки, попрыгал на месте, проверяя себя на стук и бряк и двинулся по схеме, что так удачно оказалась в кладовой.

Ещё через 20 минут я оказался в странном месте - путь вперёд преграждал "пузырь" и вот тут то меня впервые за эти сутки посетило сомнение, что уйти мне пожалуй будет несколько сложнее. Путь назад чреват столкновениями с сектантами, "пузырь" же как лотерея-может выпасть джекпот, но больше шансов оказаться в ловушке. Придётся выбираться через "парадное"-там хоть сектанты и окопались, но после выброса они скорей всего стянули силы на прочёсывание места прорыва своей обороны. Значит Припять…

Компас безбожно врал-видимо где-то рядом находится здоровая куча железного лома. Стрелка то и дело отклонялась, но чувство направления, выручавшее меня не раз, не обмануло - ток воздуха ощущался, а в тоннеле стало суше. Я вновь перевёл ноктовизор в пассивный режим и снизил скорость передвижения. Вовремя. Путь преградила растяжка. Достав синий светодиодный фонарик и закрепив его на цевье, я проследил направление проволоки и увидел мину. И обругал себя в очередной раз… Растяжка была свежая, но устанавливали её не спецы, иначе отшкарябывали бы меня со стен - противопехотка и 4 тротиловые шашки с обвязкой из кусков электродов для усиления эффекта. Ставивший видимо надеялся, что подобный "сюрприз" мало того, что знатно пошумит, но и нанесёт в узком пространстве тоннеля больше увечий слишком любознательным, но не особо внимательным искателям приключений на свою пятую точку. Темп моего продвижения продвижения упал. Я миновал ещё две растяжки и крадучись, стараясь двигаться вдоль левой стены подошёл к источнику слабого света. Это и был выход - люк был открыт, но ближайшая от пола скоба торчала метрах в трёх.

 

 

Chapter 1: Emission.

As I stood rooted to the spot with his back pressed against the concrete parapet. Geiger Counter tireless grasshopper chirped, giving himself in the brain inexorable ticking of the clock moderator. The release was raging all around me, but the headache and nausea I felt. Ether, yet only a minute ago, was torn from the teams and cries of despair militants of both clans, fell silent. PDA no signs of life. Gently and quietly put off to the side of warped heavy bullets (again, not mine!) Useless "Gauss" again and feel in the hands of your trusty AKMS. I was saving his last as Bayer of foreign aid kit with avtoinektorom to be used only when it becomes absolutely unbearable. Nahvalenny drunken bandit mechanic, gunsmith mug amerovsky Armor, efforts exoskeletal kombez withstood some heavy hits and I was still alive ... four stores, two efki one RGD, two boxes of armor-piercing ammunition in Dagestan, "Serdyuk" and two clips in reserve.

More pobrykaemsya.

But first, look better. Pulling out his small mirror looked - sectarians to be seen in the short term. Stealthily, I started to move towards a rusty container - for my personal hours soon had to begin to darken, and then make your way through the ruins of the hospital in Limansk to the remnants of the militants, "Clean Sky" and farewell Zone.

Crack counter became less frequent, but then tingled the skin - somewhere very close to the newborn "Electra". Almost all fours walked anomaly, pausing before each movement. Everyone who saw me before there were littered with dead or sedated, but the risk of running into a sectarian suicide-attended, and the plan was to stay in more. Bruises and injuries began to bother - oschuschenitse was so like me mutuzit like a punching bag, but thank God, NC G36 optics and four-time gave me an advantage over sectarian digger with their assault Ramparts and AK-74. But now, "the German" lay somewhere under heating mains - cartridges were not for her, and instead of the former colonel Lebedev handed me a genius creation marsh Jora nicknamed Kulibin - wearable gausspushku.

Below it was quiet. That, deathly silence, what happens after the brutal massacre - the motion was not traced. The radioman and Lebedev were behind concrete blocks, the militants were dead. I quietly, timidly and cautiously crept up like a cat to the shelter - a radio operator was dead, and the radio out of commission release. But the colonel still breathing. And then I took the anger - to put fifty of his best men, and for what? I caught him by razguzku and dragged in the direction of the well. He said something vaguely muttered, and opened his eyes ... asking for, such as the plaintive, like a dog ...

- Save the arrow ... we made a mistake ... ... heard the call of the Voice, the voices, they tear up my mind, I do not want to become a singl ...

- Hold on - I was angry, but dragged him to the tunnel - there in front of your boyfriend. Darned.

- Not anymore - he smiled hopelessly bloodless corners of her mouth. I disconnected the first aid kit and injected him pnevmoshpritsom anti-shock and morphine. I myself it did not play - the engine is not eternal, and one liver. Colonel breathing smoother. That's the entrance to the underground utility tunnels Chernobyl. Throwing light body suddenly on the shoulder, I went down into the darkness. Soon it was necessary to include the active mode noktovizora - darkness like jelly enveloped the space tunnel. At the bottom it was dark, damp and quiet. It looks like the close proximity of the Chernobyl NPP frightened underground inhabitants of the areas they stay out of these tunnels, and now was not the sectarians to the search - at least a hundred of militants laid to rest at key points. Such finger holes plugged.

Once again, I silently thanked drunk face - the exoskeleton actuators worked perfectly able to walk almost silently. Ahead of the light dawned and I moved noktovizor in passive mode. Akuratno Lebedev unloaded sleeping with shoulder and leaned him against the wall, I took the machine at the ready, and quietly, carefully inspecting the space in front of him went towards the light ...

Under the ceiling hung a single lamp in the slatted ceiling of illuminating the space in front vestibule with a massive door with a steering wheel and combination lock and two doors on the sides - probably storerooms, because the doors were not metal, and conventional types, padded hardboard. On the rusty hinges of both hanging locks - such as rust. On all bore the stamp of desolation - hardboard damp at the bottom and swollen. The castle was of discharge "by the stupid and lazy" - are easy to open an ordinary nail. In my case enough and knife - nails that held the loop completely rotted and kept on parole.

- Here, Colonel, we are with you and talk ...

Pantry was 4h4metra. In the corner stood a dozen tin buckets pile, a pile of bags lying on the shelf. On the wall switch and it showed, that Pruha - a schematic map of the tunnel. Scatter a pile on the floor, I made a Lebedev into the room, putting on the bags. Sam sat on a plastic bottle crate and waited for the client wakes up, looking at the passing circuit and outputs the evacuation point me in the right direction. There was 2. It turned out that I got into the southern arm and way out there in the 200x meters and 3 kilometers from the station. The first option does not suit me - it turns out that according to the direction I get to the "ceremonial" input on Chernobyl, the second output led on - on the estimates I get out to the surface from the inflow of Pripyat, on the border of Rusty (or Ginger) forests. And there, and close to Woodward. The terrain course with an evil reputation, but I'm not going to fight. In the meantime, you need to relax and have a snack. Check and clean the gun, adjusted pobeditovye plate Swedish "tourist" knife, took out badly battered RD time a piece of chocolate in a sealed package and took a sip of water from the "jellyfish".

Meanwhile, the colonel began to let go of anesthesia - he was all are in my hopeless - will die within days. To help him, I can not - not the case. Lebedev's eyes fluttered open. He tried to sit up, but apparently only had enough strength to move his head.

- Calm down, sir.

- Scar, save the arrow ...

- First "kill", and now "save"?

I chuckled.

- I heard them! They are afraid of him! Shooter key to the Monolith.

- Who are they"? "Monolith"?

- Awareness ... they are afraid of ... power ...

Then something snapped inside Lebedev and he calmed down. I rushed to him but it was too late - the pulse is not palpable, and his eyes were freezed. Bony tidied Colonel soul. To solve anything not hotelos.Telo ached, demanding peace. I decided to sleep for 2 hours before you go. Erecting alarm 4 buckets and black thread, she took the bag, covered by one of the deceased and closed his eyes ...

I sleep sensitively, for a long time would have otherwise ended up in the stomach of one of the creatures that inhabit the area. Colonel's body to an adjacent utility room cleaned - there were piled boxes of uncut board. Probably someone from the staff was kind of Elijah and collecting trash. Now he lay motionless. In one of the boxes I put the corpse of the former leader of the 'Clean Sky'. Now he had to go. It's time to get out, while the sectarians still licking their wounds. I threw the taxiway shoulders, adjusted the straps, jumped in place, testing himself on tap and breakpoint and moved under the scheme, which proved so successful in the pantry.

After another 20 minutes, I found myself in a strange place - the way ahead blocked the "bubble" and here is my first time in the day visited doubt that will leave me perhaps a bit more complicated. The way back is fraught with sectarian clashes, the "bubble" like a lottery-jackpot may fall, but more likely to be trapped. We'll have to be selected through the "front door" -there even sectarians and dug in, but after the release, they probably pulled combing forces to break their places of defense. So Pripyat ...

Compass shamelessly lied, probably somewhere nearby is a healthy heap of scrap iron. Arrow and then deflected, but the sense of direction, help me out more than once, had not deceived - the flow of air was felt, and the tunnel was the land. Once again, I moved noktovizor in passive mode and slowed movement. During. The path was blocked by stretching. Taking a blue LED flashlight and fixed it on the fore-end, I followed the direction of the wire and saw mine. And cursed himself again ... Stretching was fresh, but not special set it, otherwise otshkaryabyvali me from the walls - protivopehotka 4 and TNT blocks with strapping pieces of electrodes to enhance the effect. Becoming probably hoped that this "surprise" is not enough that notably some noise, but also inflict in the narrow space of the tunnel More injuries too inquisitive, but not particularly attentive adventurers on their ass. my promotion promotion tempo dropped. I passed two more stretch and prowl, trying to move along the left wall came to the source of a weak light. This was the way out - the door was open, but the nearest floor bracket protruded in three meters.

 

 


* Внимание! Информация, представленная *