Данила Демидов ВОТ ТАКАЯ СКАЗКА

Данила Демидов
 
ВОТ ТАКАЯ СКАЗКА
 
или «Эй, кто за главного?»
 
Жил-был сталкер Колобок. Был он невысоким крепышом, с совершенно лысой головой (хватанул радиации по неопытности), носом картошкой и невероятно оттопыренными ушами. Как только его не называли, пока ходил в отмычках. И метр с кепкой (это классика) и метр с ушами, слоник, чебурашка, карапуз. Он отчаянно дрался за каждое обидное прозвище.
Как-то, в очередной драке возле бара, детина, в два раза его выше, не выдержав профессиональных ударов по корпусу, начал лепетать в свое оправдание: «Да он катается вокруг, как колобок. Хрен поймаешь». После чего и приклеилась намертво кличка — Колобок. Пришлось смириться. Не драться же со всем миром.
Жил сталкер Колобок хорошо. Настолько, насколько возможна бродяжья жизнь в Зоне. Сперва походил полгода отмычкой. Выжил. А после того, как врукопашную схватился с кровососом и покромсал его ножом в лоскуты, зауважали по-настоящему. И никто никогда не узнает, что зазевался он легкомысленно, когда входил в подъезд дома в Мертвом городе, а воткнувшись монстру в подмышку носом, от страха начисто забыл про винтовку, и эта схватка стоила ему сухих штанов и пары миллионов нервных клеток. Теперь он, поднабрав опыта и отхватив кусочек сталкерской славы, на правах напарника, так сказать, сотрудничал с Кондором. Знатным, опытным сталкером. Кондор исходил почти всю Зону поперек и совал свой огромный горбатый нос в такие гиблые места, о которых иные не слышали и до самой смерти. Крутой мужик, но сложный, себе на уме.
В их компании был еще третий. Узбек. Какого лешего делает узбек в Зоне и каким сквозняком занесло его в «незалежную», никто не знал. Заявился он на границу Зоны в дрянном камуфляже и с тюбетейкой на бритой макушке. Его странное восточное имя никто не мог запомнить, звали, поначалу, просто «Эй, ты, узбек в тюбетейке». Затем сократили до Тюбика.
Тюбик оказался мировым парнем. Веселым и надежным. Особенно в контрасте со смурным Кондором. Они славно сдружились вдвоем и теперь тяготы походов переносить стало намного легче. Хотя, как подозревал Колобок, их с Тюбиком дружба изрядно раздражает старшего напарника, он никогда не смеялся над их хохмами и, если не было надобности общаться, узбека просто игнорировал.
В Зоне наступила осень. Вся честная сталкерская братия вздохнула с облегчением. Наконец! Наконец-то можно перестать потеть в своей броне, как ломовые лошади. Даже льющие почти беспрерывно дожди еще не успели осточертеть. Самое время активизироваться, что незамедлительно и исполнила данная компания.
Кондор выбрал на этот раз пункт, за веткой железной дороги, в местности, прозванной Джапа. С этим, неуместным здесь названием, была связана одна занятная давнишняя история.
Как-то раз, американцы, присутствующие здесь на правах наблюдателей, решили подшабашить. С их базы, на огромной вертушке была завезена в Зону группа японских то ли ученых, то ли, просто, туристов в составе двенадцати человек. Эт какие же деньги надо было отвалить, чтобы военные, американские военные, согласились на такую аферу! Ну и, наивные в своем идиотизме, крутолобые янки, выдали японцам по автомату и приставили для охраны только одного проводника из местных ходоков, в прошлом лингвиста.
Высадили эту толпу в наименее опасном и практически чистом от аномалий квадрате. Через пять часов их должны были забрать. Но туристам хватило и этих нескольких часов, чтобы натворить ерунды. Пока проводник отлучился на разведку безопасного пути для этого шалмана, приказав им не двигаться с места ни на шаг, они учудили вот что. Сталкер, когда приспичит по нужде, что делает? Он обкидывается гайками со всех сторон — вот тебе и сортир. А этим жертвам культурного общества надо было создать Условия. Хотя бы кусты. Стеснялись они. И решили парами посетить ближайший «санузел».
Ушла первая пара — пропала. Через десять минут пошла их искать вторая пара. Пропала. Затем третья и так, пока на пятачке, где приказано было ждать, не остались два, уже изрядно паникующих японца. Когда они тоже намылились в кусты на поиски товарищей, подошел проводник. Естественно, с вопросом «Где все?». Выслушав ответ, он долго матерился на всех известных ему языках и от нехватки матюгов шипел, как кипящий чайник, и собрался уже сам лезть в кусты, как пропащие оттуда поперли всей дружной толпой. В кустах сидел контролер. Увидев толпу зомби вместо доверенных ему туристов, проводник сделал ноги по-быстрому, бросив оставшихся двоих до кучи. С тех пор и бродили по этой местности стадом узкоглазые зомби с крутыми камерами на шеях. А квадрат тот стали называть Японией. Для удобства произношения сокращенной до Джапа.
Через некоторое время она заполнилась аномалиями и перестала быть безопасной. Японских зомби всех отстреляли, а название прижилось, родив массу шуток на этот счет. Теперь, вместо «иди в баню», говорили «иди к японцам», фразы, типа «японский летчик» и «японский городовой», приобрели совсем иной смысл, а местность эту называли иногда, по ассоциации, другим, очень подходящим русским словом.
Вот в Джапу и направил их стопы Кондор. По его данным, там, после очередного выброса, набралось такое разнообразие аномалий, что можно артефакты собирать, как грибы после дождя.
При наличие опыта и удачи, конечно.
На что они и надеялись.
До места добрались с обычными приключениями: пара патрулей, стайка вездесущих собак да небольшой ассортимент аномалий, ничего особенного.
Залегли на небольшой насыпи и в бинокли осмотрели заброшенную территорию. До полуразрушенных складов и гаражей, которые являлись целью их похода, было метров триста. Тишина накрывала эти метры мутным облаком тумана. Лишь сухие листья кустов, растущих вдоль насыпи, шуршали на слабеньком ветру, который лениво гонял их облетевших собратьев по растрескавшемуся бетону дороги.
— Ну что, рванем? — полным энтузиазма голосом Колобок обратился к Кондору. — Вроде тихо все.
Старший напарник все еще не отрывал глаз от бинокля, водя им по сторонам.
— Вот это и интересно. Смотри и учись, салага, потом спасибо скажешь, — Кондор передал Колобку свой бинокль, более мощный и навороченный, чем у него — Глянь влево. Видишь куст, метрах в ста?
— Вижу, куст как куст, кривой и облезлый, в Зоне все кусты такие.
— А почему он кривой, ветра нет, место, где он растет — ровное? А?
Колобок присмотрелся внимательнее, действительно, куст накренен в сторону, как будто его тянут туда за ветви. В той стороне, куда кренило чахлую растительность, бетон как бы продавлен и основательно раскрошен.
— Вижу теперь, там гравиконцентрат. Значит, той стороной не пойдем.
— Смотри вправо. На грузовик.
Неприятно, конечно, когда тебя, взрослого мужика, тычут носом, но Кондор имеет право, тут не поспоришь. «Учиться, учиться и еще раз учиться!» — такой, еле читаемый от старости лозунг Колобок видел внутри одного здания в Мертвом городе, наверное, это была школа. Он послушно перевел взгляд на грузовик.
— Оба-на! И как я не заметил?! — грузовик, похожий на какое-то древнее чудовище, изящно стоял только на одной задней паре колес. Кабина просто висела над землей, не имея никакой опоры. На месте второй пары колес воздух колыхался, как в жару над раскаленной крышей.
— Ну, туда мы тоже не пойдем, тогда прямо, — Колобок вернул старшому бинокль.
— А прямо никогда не ходи, как раз здесь тебя все пакости и поджидают. Это такой закон морфологии. Давай гайки кидать.
Тюбик, решивший тоже как-то поучаствовать в компании, достал из кармана разгрузочного жилета горсть гаек и болтов и, размахнувшись, веером посеял за насыпь. Хорошо кинул, далеко. Гаечки стайками разлетелись в стороны. Те, что летели вправо, вели себя согласно общепринятым законам физики, попадали на землю и остались лежать, послушные обычному земному притяжению. Улетевшие влево, примерно на середине пути утроили скорость полета и с глухим чмоком дружно всосались в бетон где-то за кривыми кустами. Не хилая грави-ловушка. К такой подойдешь ближе, чем можно, утянет за считанные секунды, хоть упирайся, хоть цепляйся за что-нибудь.
Колобок один раз наблюдал подобную картину. Зазевавшийся новичок с круглыми от ужаса глазами, безуспешно хватался пальцами за жухлую траву, но неумолимо быстро катился к страшной смерти в крепкие объятья. И долго стоял потом в ушах звонкий хруст костей. Пацан не успел даже вскрикнуть. А они стояли и смотрели, в тупом бездействии, потому что ничего уже не успеешь, никак не поможешь. Так что ход влево категорически отпадает. Впрочем, вместе с направлением «прямо», так как летящие по прямой гайки вообще исчезли, блеснув на прощанье оранжевыми искрами.
Прямо по курсу располагалась аномалия «стенка». Это невидимая такая штука, в несколько метров шириной, с одной стороны в нее гайка влетает, а с другой осыпается пеплом. Вместо гаек частенько оказывались невнимательные собратья сталкеры. Стенки последнее время попадались такие мощные, что добивали вверх даже до вертолетов.
— Двигаем вправо, — скомандовал Кондор и, пропустив вперед Тюбика, начал спускаться с насыпи, Колобок — замыкающим.
Бродяги осторожно, след в след, прошли эти триста метров за Тюбиком, который продолжал проверять дорогу нехитрым сталкерским способом, а Кондор осматривался и указывал Колобку на признаки наличия ценных «побочных эффектов образования аномалий», как по-научному назывались артефакты.
Через пару часов такого продвижения, добрались до гаражей. В некоторых из них стояли проржавевшие насквозь автомобили каких-то древних марок, таких уже и не помнит никто. Уродливые на редкость.
Прочесав гаражи, собрали полный контейнер. Можно топать теперь обратно. В предвкушении навара и распива по этому поводу полулитра в баре. Хотя радоваться еще рано.
Сначала надо дойти до периметра, не попавшись ни мародерам, ни фанатикам по зачистке Зоны, ни военным, а это задачка посложнее отстрела мутантов и обнаружения ловушек.
На сваленных рядом с гаражами полуистлевших шинах решили сделать привал. Сели отдохнуть и перекусить. Ноги у Колобка ныли от усталости, а натруженные плечи настоятельно требовали освобождения от тяжелого рюкзака. Кондор был, как обычно, мрачен, а худющий Тюбик — бодр и весел. Через несколько минут сосредоточенного чавканья, старшой нарушил молчание:
— Тут еще подвал есть, — внимательно разглядывая содержимое банки и тщательно пережевывая разогретый паек, произнес Кондор — Может проверим? Раз уж дошли сюда.
— Да ну его, в подвал лезть, вдруг там зомбяки прячутся.
— Вряд ли, Тюбик, жмуриков давно здесь не осталось. Один ходок видел, как зомби снимает что-то камерой. За этими кадрами целую охоту устроили, ну и перебили всех япошек, — Колобок облизал ложку и сунул ее в карман. — Здесь теперь никто не обитает. Люди сюда забредают нечасто, зверью питаться нечем. Поэтому никакую тварь мы здесь не встретили.
В принципе, Колобок был согласен с предложением старшого, раз уж приперлись, зачем оставлять то, что можно забрать. Конечно, хочется выбраться из неприятной местности быстрее, но бросать хабар — не резон. К тому же время у них еще осталось, успеют и в подвал слазить и к сумеркам дойти до базы военных, где планировали остановиться на ночлег и сбагрить собранное. У Кондора там свои люди имелись. На том и порешили.
Кондор остается охранять тылы и снарягу, а он с Тюбиком спускается в подвал гаража.
Лестница, ведущая вниз, в темный провал подземелья, сохранилась намного лучше, чем разрушенные стены и крыша гаражей. Тюбик шел впереди, светя мощным фонарем и кидая гайки, Колобок, пригнувшись, с винтовкой наперевес, следом.
Когда они, не встретив на пути никаких препон, спустились в подвал, и Кондор не мог слышать их разговор, Тюбик заговорил шепотом:
— Слышь, Колоб, тебе наш старшой не кажется мрачнее обычного?
— Да нет, вроде всегда такой. А что?
— Я слышал, он в карты проигрался по-черному. Деньги ему позарез нужны. Много…
— Так мы и хабара собрали не хило, — они уже осмотрели небольшое помещение, ничего не найдя ни опасного, ни интересного и теперь двигались на выходу.
— Вот и я про это, зачем ему на троих делить?
— Стой, дай подумать…
Подумать он не успел. В подтверждение подозрений Тюбика, их разговор оборвал звук, такой знакомый каждому сталкеру металлический звук скачущих по бетону гранат.
— Колоб, ложись!
Рвануло, дай боже.
Мощный фонарь, который был у Тюбика в руках, конечно, разбился и они оказались в полной темноте.
Когда в ушах перестало звенеть, Колобок смог подняться на ноги и стряхнуть с головы каменное крошево. Выплюнув хрустнувшую на зубах пыль, он включил маленький карманный фонарик и увидел, что выход из подвала наглухо завален крупными обломками перекрытия.
— Е-мое! Где ж ты был со своими догадками раньше, а? Тюбик, где ты, ты живой?
— Братан, у меня проблемы… — еле слышно похрипел напарник.
Колобок рванул на голос, подсвечивая себе фонариком. Мечущийся тонкий лучик осветил огромный кусок кирпичной кладки, бывшей когда-то стеной лестницы, придавивший поясницу товарища. Тюбик лежал лицом вниз и беспорядочно шарил руками, будто искал что-то в пыли на полу.
Сердце аж зашлось от страха за друга, такую глыбу одному не поднять, даже не сдвинуть. И ноги напарника уже не спасти. Да что уж ноги… все, конец им пришел. Они здесь замурованы, без еды, практически без воды и никто не знает, что они пошли именно сюда. ПДА не работают, слишком много арматуры и труб в подвале.
Да уж, полная Джапа. Он проживет ненамного дольше товарища.
Колобок сел рядом с напарником, прислонившись спиной к завалу.
— Что, Колоб, нам кирдык? — тихо спросил Тюбик.
— Ага.
— Мне хорошо, я уже ног не чувствую.
— Чего ж хорошего?
— Мне недолго осталось.
— А… Тебе всегда везло. Почему-то.
— Это потому что ты легкомысленный, всегда ломишься куда-то вперед, не подумав.
— А ты молчаливый чересчур. Не мог раньше сказать про Кондора, не полезли бы в подвал, ничего б не случилось.
 
Danil Demidov
 
That such TALE
 
or "Hey, who's in charge?"
 
There was a stalker Gingerbread. He was low burly, with a completely bald head (hvatanul radiation inexperience), bulbous nose and incredibly protruding ears. As soon as he was not called until went to pick. And the meter with a cap (a classic) and the meter with ears, elephant, Cheburashka, tot. He desperately fought for every insulting nickname.
Somehow, once the fight at the bar, lad, twice above his, unable to bear the professional body shots and began to babble in his defense: "Yes, he is riding around like bun. Horseradish catch. " After that, and stuck firmly nickname - Gingerbread Man. I had to accept. Do not fight the same with the world.
Lived stalker Gingerbread well. As much as possible hobo life in the Zone. First half was like a master key. Survived. And after a hand to hand clutched a bloodsucker and pokromsat his knife in rags, they began to respect really. And no one will ever know that he gape slightly, when he went into the entrance of a house in the city of the Dead, and stuck like a monster in the armpit of the nose, from the fear of completely forgot about the rifle, and this battle cost him dry pants and a couple of millions of nerve cells. Now he is to get experience and to grab a slice of glory stalker, the rights of a partner, so to speak, has collaborated with Condor. A notable and experienced stalker. Condor came almost the whole Zone across and popped a huge hooked nose into such godforsaken places that others do not hear, and until his death. Cool man, but difficult, to your mind.
In their company was still third. Uzbek. What the devil does Uzbek Zone and how it has brought a draft to the "independence", no one knew. He said to the border areas in the cheesy camouflage and skullcap on his shaven crown. Its a strange oriental name no one could remember, was called at first, just a "Hey, you in the Uzbek skull-cap." Then cut up the tube.
Tube guy turned out to be the world. Fun and reliable. Especially in contrast to the gloomy Condor. They became friends together nicely and now endure the hardships of campaigns much easier. Although, as suspected Gingerbread, their friendship with the tube pretty annoying senior partner, he never laughed at their Hochma, and if there was no need to talk, Uzbek simply ignored.
In the Zone was autumn. All honest stalker brothers breathed a sigh of relief. Finally! Finally, you can stop sweating in his armor as a dray horse. Even pouring rain almost continuously had not yet ostochertet. It's time to become more active, which immediately and performed this company.
Condor chose this time point, with the railway line, in an area nicknamed Japa. With this, the name of place here, a curious long-standing history has been linked.
Once again, the Americans are present here as observers, we decided podshabashit. From their base on a huge turntable was brought into the Zone group of Japanese scientists either, or, simply, tourists of twelve people. Et what kind of money I had to back off to war, the US military agreed to such a scam! Well, naive in his idiocy, krutolobye Yankees, issued by the Japanese machine and was assigned to guard the only one conductor of local walkers, former linguist.
They landed in the crowd less dangerous and almost pure anomaly squared. Five hours later they were to take. But the tour was enough of a few hours to do nonsense. While the conductor was away on a safe way to explore this tavern, ordering them not to budge an inch, they uchudili this. Stalker, when the itch to relieve himself, what does? He obkidyvaetsya nuts on all sides - there's your toilet. But these victims cultural society it was necessary to create the conditions. At least bushes. they hesitate. And couples have decided to visit the nearest "bathroom."
She left the first pair - was gone. Ten minutes later, they went to look for the second pair. Disappeared. Then the third and so on until the patch, which was told to wait, do not go two, are pretty panicked Japanese. When they are too lathered into the bush in search of mates, I walked the conductor. Naturally, with the question "Where is everyone?". Having heard the answer, he kept swearing at all known languages and from a lack of matyugov hissed like a boiling kettle, and he was about to climb into the bushes as propane flooded out all friendly crowd. In the bushes I sat controller. Seeing the crowd of zombies instead he trusted travelers, the conductor made his feet in a hurry, leaving the remaining two to the heap. Since then, and we wandered in the area herd narrow-eyed zombies with sharp cameras around their necks. And the square became known as Japan. For ease of pronunciation abbreviated to Japa.
After a while, she was filled with anomalies and ceased to be safe. Japanese zombies all shot out, and the name stuck, having given birth to a lot of jokes on the subject. Now, instead of "go to the bath", say "Go to the Japanese" phrases, such as "Japanese pilot" and "Japanese policeman" acquired an entirely different meaning, and this area is sometimes called, by association, other, very appropriate Russian word.
That Japa and sent them to the foot of Condor. According to him, there after the next release, accumulated a variety of abnormalities that can collect artifacts, like mushrooms after rain.
In the presence of experience and luck, of course.
What they had hoped.
Until the place got the usual adventures with: a pair of patrols, omnipresent gaggle of dogs but small range of anomalies, nothing special.
Lay down a small embankment and binoculars inspected the abandoned territory. Before dilapidated warehouses and garages that were the purpose of the campaign was about three hundred meters. Silence laying these meters hazy cloud of mist. Only the dried leaves of the bushes growing along the embankment, rustled in the feeble wind that drove lazily leafless their colleagues on the cracked concrete road.
- Well, torn? - Enthusiastic voice Gingerbread addressed to Condor. - Like all quiet.
The senior companion still kept his eyes on the binoculars, leading them around.
- That's what's interesting. Watch and learn, apprentice, then say thank you - Condor Koloboks handed his binoculars, the more powerful and feature-rich than he - Look to the left. You see a bush, a hundred meters?
- I see, hive-like shrub, mangy curve and, in the Zone all the bushes are.
- Why he of the curve, there is no wind, the place where it grows - exactly? A?
Gingerbread peered closely, indeed, bush tilted to the side, as if he had pulled back the branches. To the side, where the roll stunted vegetation, concrete as it pushed through and thoroughly crush.
- I see now that there gravikontsentrat. So, the party will not go.
- Look to the right. On the truck.
It's unpleasant, of course, when you, a grown man, poking his nose, but the Condor has the right, there will not argue. "Study, study and study again!" - A barely readable on the old slogan Gingerbread seen within a single building in the city of the Dead, probably, it was a school. He obediently looked at the truck.
- Both on! And I did not notice ?! - A truck like some ancient monster, gracefully standing on only one pair of the rear wheels. The cabin is simply hung over the ground without any support. In place of the second pair of wheels air swayed as in the heat of a hot roof.
- Well, there we also did not go, then right - Gingerbread Man back Senior binoculars.
- And just never go, just you all here and waiting for dirty tricks. It is a law of morphology. Let's throw the nuts.
Tube, decided to also somehow participate in the company, he took out a webbed handful of nuts and bolts, and swinging fan for planted embankments. Well thrown far. Gadget flocks scattered to the sides. Those that flew right to behave in accordance with the generally accepted laws of physics, fell to the ground and remained lying obedient ordinary earthly attraction. Flown away to the left, about halfway tripled the speed of flight and with a dull smack together sucked into the concrete somewhere behind the bushes curves. Not sickly gravel trap. For this you approach closer than you, it will drag for a few seconds, though resisted, though cling to anything.
Gingerbread man once observed a similar picture. Careless beginner with round-eyed horror, vainly clutching fingers of withered grass, but quickly slid inexorably to a terrible death in the strong arms. And then for a long time I stood in the bones crunching ringing ears. The kid does not even have time to scream. And they stood and watched in dull inactivity, because no longer have time, did not help. So turn left totally eliminated. However, along with the direction "right", as flying in a straight line all the nuts are gone, goodbye flashing orange sparks.
anomaly "wall" located right on the course. It is the invisible kind of thing, a few meters wide, with one hand in her nut flies, and on the other showered ash. Instead of nuts often found themselves inattentive fellow stalkers. The walls recently come across such powerful, that even finished off up to helicopters.
- Move to the right, - has ordered the Condor and, behind the tube, started down the embankment, Gingerbread Man - closing.
Tramps carefully in the tracks, held these three hundred meters of the tube, which went on the road to check stalker uncomplicated way, and Condor looked around and pointed to signs of Koloboks of "side effects of education anomalies" as scientifically called artifacts.
A couple of hours of the promotion, got to the garage. Some of them were rusted cars through some old brands such do not remember anybody. Ugly remarkably.
Combed garages, assembled a full container. You can now back stamp. In anticipation of a gain and raspivaya about this pint at the bar. Although it is too early to rejoice.
First you have to get to the perimeter, without hitting any looters, nor fanatics to clean up areas or the military, and this task is more difficult shooting mutants and detect traps.
On dumped near garages half-rotted tires decided to make a halt. They sat down to rest and eat. Bun legs ached with fatigue, and stuck to his shoulders is strongly demanded the release of a heavy backpack. Condor was, as usual, gloomy, and skinny Tube - cheerful and happy. After a few minutes of concentrated champ, a senior who broke the silence:
- There is still a basement is - carefully examining the contents of the can and thoroughly chewing heated rations, said Condor - can check out? Since I came here.
- Oh it climb into the basement, suddenly there zombyakov hiding.
- Hardly, Tube, blind man's buff been here long gone. One walker saw a zombie takes something to the camera. For these frames the whole hunt staged, well, killed all the Japs - Gingerbread Man licked his spoon and put it in his pocket. - There is now no one lives. People here rarely wander, animals eat nothing. Therefore, any thing we have here is not met.
In principle, the gingerbread man was willing to offer older, once cornered, why leave something that can be picked up. Of course, I want to get out of trouble areas quicker, but throwing swag - no reason. By the same time, they still have, and will have time in the basement slazit and by nightfall to reach the military base, where he planned to stay for the night to shake off and collected. At Condor where its people were. At that we decided to do.
Condor remains to guard the rear and snaryagu, and he with the tube down to the basement garage.
The staircase leading down into a dark dungeon failure, survived much better than the ruined walls and roof of the garage. Tube led the way, shining a powerful torch and throwing nuts, gingerbread man, hunched, with his rifle at the ready, followed.
When they are not encountering any obstacles on the way, down to the basement, and the Condor could not hear their conversation, Tube spoke in a whisper:
- Hey, Kolob, you do not think our senior darker than usual?
- No, like always so. What?
- I heard he lost money at cards in black. The money he desperately needed. A lot of…
- So we are not gathered swag Hilo - they have already visited a small room, did not find any dangerous or interesting, and is now moving to the exit.
- Here I am about it, why would he share for the three?
- Wait, let me think ...
he could not think. Confirming suspicions tubes, their conversation interrupted sound so familiar to every stalker metallic sound of galloping concrete grenades.
- Kolob, get down!
Rushed, God forbid.
Powerful lantern, which was in the tube in hand, of course, crashed and they were in total darkness.
When stopped ringing in the ears, gingerbread man was able to rise to his feet and shake of the head stone medley. Hrustnuvshuyu spitting teeth dust, he turned on a small flashlight and saw that the way out of the basement tightly rubble littered with large overlap.
- E-mine! Where did you go with your hunches before, huh? Tube where you are, you're alive?
- Bro, I have a problem ... - barely audible pohripel partner.
Gingerbread man pulled on his voice, flashing his torch. Tossing a thin ray of lit a huge chunk of masonry, the former once the staircase wall, giving the waist friend. The tube was lying face down and randomly groping hands, as if looking for something in the dust on the floor.
Heart already went in fear of each other, so one does not raise a lump, do not even move. And team-mate leg can not be saved. Yes, that really ... all legs, the end they came. They are walled up, without food, without water, and almost no one knows that they went it here. PRA does not work, too many fittings and pipes in the basement.
Yeah, complete Japa. He will live slightly longer mate.
Gingerbread man sat down next to his partner, his back to the rubble.
- What, Kolob, we kirdyk? - I asked quietly Tube.
- Yeah.
- I feel good, I do not feel my legs.
- Why are the good?
- I have not got long.
- And ... You've always been lucky. Somehow.
- It's because you're light-headed, always lomishsya somewhere ahead without thinking.
- And you too silent. He could not say about Condor before, would not have got into the basement, nothing would have happened.