Чинаев Павел Знак качества

Чинаев Павел Александрович
Знак качества
 
Пролог
 
 10 июня 2006 год. Зона отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС внезапно осветилась нестерпимым светом. На несколько мгновений наступила абсолютная тишина, было видно, как в небе испаряются облака. Большинство людей погибло мгновенно. Произошел мощный выброс, приведший к образованию Зоны.
 2009 год. По разным данным на закрытой территории присутствует несколько сотен неучтенных лиц, именующих себя сталкерами. Они объединяются в группировки, самые крупные из которых «Долг», «Свобода», «Монолит»; бандиты и наемники не имеют крупных объединений, однако они являются довольно серьезной силой.
 2010 год. Не смотря на расположенные по периметру Зоны кордоны, количество сталкеров растет. К сожалению, исследованы не все участки Зоны - путь к ее центру вот уже давно ищут различные сталкеры.
 2011 год. Этот год вошел в историю Зоны как Большая Война Группировок. В результате феноменального по своей мощности Выброса стали доступны раннее неизведанные территории. Началась самая настоящая грызня за новые земли.
 2012 год. Некий сталкер по прозвищу Стрелок смог отключить «Выжигатель мозгов» - пси установку, которая полностью разрушает мозг. Огромная волна искателей хлынула к центру Зоны. Одни искали легендарный Исполнитель Желаний, другие не менее известный Клондайк артефактов. Однако, группировке «Монолит» удалось отбить все атаки и даже пополнить ряды своих адептов.
 2015 год. Три года прошло со времен Легендарного штурма Саркофага. Жизнь в Зоне идет своим чередом.
 С момента своего появления Зона стала объектом пристального внимания не только обычных людей, но различных спецслужб. Они стали создавать спецотделы, которые занимались изучением обстановки в Зоне. ГРУ также создало отдел под кодовым названием «Z».
 
Глава 1
 
7.06.15г. 14:19 по местному времени. Борт 45-23. Где-то над Египтом.
 
 Из глубоких раздумий меня вывел приятный голос молоденькой стюардессы:
 - Вы что-нибудь будете выбирать?
 - Нет, спасибо, - ответил я.
 Тележка с напитками проехала дальше, и прозвучал тот же вопрос. Я летел на борту Боинга 767 одной из авиакомпаний, обслуживающей маршруты, пролегающие по всему африканскому континенту. Моя «командировка» закончилась, и теперь я возвращался на Родину. Летел в общей сложности уже почти семь часов - сначала на стареньком сильно дребезжащем одномоторном самолете из небольшой, но очень независимой республики в Нигерию и оттуда на этом лайнере в Каир. Миссия поначалу казалось не слишком сложной - я выступал в качестве инструктора в одном из повстанческих отрядов, возглавляемом крайне жестоким, но справедливым командиром Уага. Все шло, как говорится, «по маслу» ровно до тех пор, пока не поступил приказ из Центра - срочно покинуть страну, находящуюся на грани гражданской войны. Приказы, как известно, не обсуждаются, и, свернув свою деятельность в отряде специального назначения под названием «Ночные охотники», начал паковать вещи. Уага, узнав об этом, пришел в неописуемую ярость, и чуть было не расстрелял своего адъютанта, который с задержкой сообщил о моем скорейшем отъезде. Бесцеремонно ворвавшись ко мне в палатку он, брызжа слюной, на ломанном английском при этом, ужасно коверкая слова, начал угрожать мне скорой расправой, если я покину место расположения лагеря. Средней силы удар в печень сложенными «клювом» пальцами практически моментально прекратил словесный «понос» командира. Осев на пол, он раскрыл рот и судорожно глотал воздух, словно рыба, вытащенная из воды. Придя немного в себя, Уага произнес нечто наподобие «ты у меня еще попляшешь» и удалился к себе. К вечеру на очередной сеанс связи вышел мой непосредственный начальник - полковник Соболев - он с большим интересом выслушал мой рассказ о «теплой беседе» с местным «товарищем Че» и сам попросил о разговоре с ним. Но приглашать командира повстанческого отряда мне не потребовалось - Уага сам вошел и нахально выхватил у меня спутниковый телефон (наверняка как всегда подслушивал за дверью - это занятие было его самым излюбленным после «игры в войнушки»). Дабы не мешать разговору, вышел из палатки, потянулся и, вдохнув свежий воздух, пошел проверять часовых, чтобы быть абсолютно уверенным в том, что в данный момент план «эх, и спать охота, и Родину жалко!» бойцы не воплощают в жизнь. Вернувшись в палатку, застал там командира, который стоял и сиял как начищенный самовар. С довольным лицом Уага протянул мне телефон. Внимательно выслушал полковника и получил новый приказ - всячески помогать повстанцам, готовящим военный переворот. Цель как всегда проста - помочь в установлении дружественного нам режима. Прям как в старые добрые советские времена только с одним отличием - раньше помогали строить коммунизм, а сейчас демократию (в хорошем смысле этого слова; это не тот «свет настоящей демократии» который несут всем США). Переворот мы совершили малой кровью, у руля страны встал бывший глава всех повстанцев - генерал Нуар. Сами же повстанцы стали называться регулярной армией демократической республики N. Уага стал министром внутренних дел, но пробыл в новой должности совсем немного - через неделю его арестовали и расстреляли по обвинению в заговоре против нового президента...
 Посмотрел на часы - было уже почти половина третьего. До посадки оставалось около часа, и я решил немного вздремнуть...
 Спустя некоторое время, аэропорт Каира.
 Пройдя нудную и утомительную процедуру регистрации, я прошел в просторный салон лайнера и, заняв свое место, пристегнул ремни. Оглядевшись, увидел стопку брошюр и увлекся изучением одной из них. Рядом со мной расположился весьма крупный мужчина в белых брюках и в такой же белой рубашке. Его отдышка походила на пыхтение паровоза. Услышав сообщение «пристегнуть ремни» он с большим трудом пристегнулся. Затем вытащил из кармана серебристую фляжку и отхлебнул из нее большой глоток. Судя по появившемуся запаху, это был коньяк, причем не из дешевых. Почувствовав на себе мой взгляд, мужчина предложил мне коньяк, на что получил вежливый отказ.
 Самолет, натужно ревя двигателями, взлетел. Я посмотрел в иллюминатор: вокруг бесконечная даль, внизу плотным ковром расстелились тяжелые облака. Видать, сегодня в Каире вечерком будет прохладный дождичек. Небо постепенно стало окрашиваться в яркие краски заката. До пункта прибытия оставалось несколько часов. Почему-то снова вспомнились недавние события.
 ...Мы залегли на холме. С левой стороны ущелья я со снайпером и гранатометчиком, с правой же стороны залегли пулеметчик и еще два бойца с РПГ. Мабуто остался на своем посту, дабы в случае чего предупредить нас о подходе врага. Я и еще пара бойцов отряда «Ночные охотники» приготовили гранатометы. Пулеметчик на противоположном холме передернул затвор своего пулемета и так же застыл в ожидании. До прибытия нашей цели осталось примерно пять минут. Дал команду снайперу на открытие огня только после взрыва. Мы решили подстраховаться, поэтому на дороге через каждые десять метров заложили несколько фугасов, плюс ко всему этому на обочине установили пару-тройку мин «Клеймор» (жаль, что наших МОН-50 не было), на всякий случай, так сказать. План был до безобразия прост - дождаться, когда автоколонна въедет в ущелье, подорвать фугасы, гранатометами вывести из строя первую и последнюю машину охраны, дабы перекрыть пути отступления и перебить охрану советника президента и самого генерала Мон, тихо уйти, уничтожив все следы своего пребывания. Мы давно ждали подходящего момента для его ликвидации, и вот он настал - советник ехал в дальний район для контроля над раздачей гуманитарной помощи мирным людям. Конечно, никак и ничто он контролировать не собирался - просто взял и «прихватизировал» бы пару грузовиков с провизией. В это же время неподалеку от места раздачи провианта расположился другой наш отряд - он-то и должен был сделать все возможное, чтобы весь груз достался мирным жителям. В наушнике раздался голос Мабуто - бойца, который должен был предупредить о подходе колонны. Выслушав его доклад, я три раза постучал по микрофону, это означало готовность «номер один». Спустя минуту появился первый броневик -это была французская боевая машина «Панар», за ней ехал грузовик с охраной, потом бронированный «Хаммер» самого Мон, замыкал колонну такой же «Панар»...
 Из забытья меня вывел легкий толчок в правое плечо - мой сосед уснул и нагло уронил свою голову на мое плечо. Я чуть отпихнул его, в ответ на это мужчина что-то невнятно промычал, и мне в нос ударил резкий запах спиртного. Мимо меня проехала тележка с напитками. Я жестом остановил стюардессу и взял себе большой стакан апельсинового сока, его я любил с детства, и это была моя самая большая слабость. Потягивая свежевыжатый сок через тоненькую соломинку, я достал ноутбук, который мне когда-то (надо же, подарили неделю назад, а создавалось такое ощущение, что «когда-то) подарил Нуар, включил его и стал просматривать свежую информацию. За те полгода, что я был в командировке, ничего существенного не произошло - Россия совместно с США запустили в космос первые блоки новой космической станции, в Арктике стали добывать нефть, и даже нашли огромные залежи алмазов. В конце, буквально одной строкой, упоминался политический переворот в республике N. Побродив в интернете и не найдя больше ничего интересного, выключил компьютер. До прилета оставалось еще около трех часов поэтому, чтобы не маяться от безделья, я решил поспать. Этот несложный прием я еще освоил в детстве - когда времени много, а делать нечего, я сплю. Устроившись поудобнее, сдался в плен Морфею...
 Спустя некоторое время, аэропорт Рима.
 Выйдя из здания аэропорта, и поправив сумку на плече, стал ловить такси. Возле меня тут же остановилось серебристый «Пежо».
 - Вам куда? - по-русски спросила меня женщина.
 - В ближайший отель, - ответил я, забрасывая сумку на заднее сиденье автомобиля.
 В дороге мы разговорились. Женщину звали Анной, ее отец приехал в Италию еще в середине 90-х годов. Осел в Риме, где держал небольшой ресторанчик. Сама Анна подрабатывала таксистом.
 - А откуда вы прилетели? - полюбопытствовала она.
 - Из Каира.
 - Понятно, на пирамиды решили полюбоваться?
 - В каком-то смысле да, - нехотя ответил я, - Ездил к другу в гости. А вы откуда узнали, что я русский?
 - Не знаю, просто я... Вобщем, я русского узнаю за версту, - хохотнула она.
 - Хорошее умение.
 - Ну, вот и приехали, - сказала она, остановив машину около входа в гостиницу.
 Сняв комнату, я сразу пошел в душ; вода была едва теплая. Доведя температуру до сильно горячей, с удовольствием помылся. Сколько живу, не могу понять тех, кто считает, что посещение бани может исцелять от некоторых недугов. Для проверки этих слухов, я целый месяц посещал баню, но каких либо изменений в своем самочувствии не заметил. В принципе, главное, чтобы была горячая вода, а остальное как говорится «по барабану».Выйдя из душа, я включил телевизор и нашел один российский канал, по которому шел какой-то скучный сериал. Оставив телевизор включенным (исключительно для создания атмосферы; да и русскую речь давненько не слышал), попил немного сока. Просидев почти два часа, выключил «телик» и уснул. Утром встал, посмотрел на часы - было шесть часов, приведя себя в порядок, поехал в аэропорт. Взяв в кассе билет, стал ждать вылета. Тут вдруг мой взгляд что-то кольнуло: так и есть, мой сосед по прошлому перелету, возмущенно размахивал у кассы руками. Мужчина как обычно был в подпитии, и возмущался тем, что обслуживание оставляет желать лучшего. Усмехнувшись, я сдав багаж, чуть походил по залу регистрации. Чуть больше двадцати минут - и я лечу на Родину. От безделья вновь начал перебирать воспоминания...
 Дождавшись, когда вся колонна въедет в ущелье нажал на кнопку подрыва. Взрывы раздались почти одновременно, первый замыкающий броневики встали - первый фугас взорвался прямо под днищем «Панара», второй - под капотом замыкающей машины. Из грузовика сразу же выпрыгнули охранники и стали грамотно обороняться. Но было поздно - два бойца пальнули из РПГ по грузовику. Взрывами большую часть «бодигардов» уничтожило на месте, оставшихся в живых добил пулеметчик. В тоже время дверцы «Хаммера» открылись, но в этот момент по броневику были выпущены две реактивные гранаты. Советник уже почти вышел из авто, когда прозвучал сдвоенный взрыв. Некогда шикарный «Хаммер» превратился в жалкую груду металла, от которой исходило чадящее пламя. Взрывной волной тело Мона отбросило на несколько метров. Убедившись, что все мертвы, я спустился вниз и сфотографировал останки мертвого советника (хорошо, что «фэйс» более или менее уцелел при взрыве), а так же всю колонну и, уничтожив следы нашего пребывания, мы удалились прочь из этого места...
 - А вы знаете, я вас сразу узнал, - прозвучал откуда-то из-за спины до боли знакомый голос.
 Оглянувшись, я увидел перед собой «слегка» знакомое лицо - мой сосед по «римскому рейсу».
 - Я вас тоже узнал, - с наигранной усталостью произнес я, про себя думая, как избавиться столь приставучего «попутчика».
 - Вы не думайте, что я алкаш какой-нибудь, просто боюсь перелетов, - сказал он, как обычно делая большой глоток из фляжки (на этот раз, судя по запаху, это был уже не коньяк, а водка).
 - Ничего, бывает, - спокойно ответил я, умело скрывая свое раздражение по отношению к настырному попутчику.
 - А вы чего не пьете спиртного?
 - Не могу, язва, - тут же соврал я, понимая, что начинаю «выходить» из своей роли.
 - Болит, наверное, да? - участливо не унимался собеседник.
 - Сейчас нет. А вот голова что-то разболелась, я, пожалуй, немного вздремну.
 Ход удался и приставучий попутчик отстал. Но он тут же нашел новую жертву и начал «парить» мозги, какому-то пассажиру, летевшему в Санкт-Петербург.
 Перелет был долгим по времени, но быстрым по ощущению. Примерно половину пути я потратил на изучение, какого-то журнала, который, к моему счастью, оказался на английском языке, потом выпив пару стаканов апельсинового сока, и не найдя занятия по душе, вновь окунулся в недавние воспоминания...
 Я лежал на крыше двухэтажного дома и осматривал в оптику прилегающую территорию к резиденции президента Мапо, которого нам требовалось ликвидировать как можно скорее. От одного из приближенных к главе государства мы получили информацию о распорядке дня Мапо. Все свое время он находился в своем кабинете, который был расположен почти в центре здания, на втором этаже. Единственная ошибка президента заключалась в том, что у него имелась одна, не очень благоразумная, привычка - после завтрака Мапо выходил на балкон и пил кофе, читая местную прессу. Балкон, конечно же, был бронирован - и стенки, и стекло, но он всегда открывал на пару минут окно - подышать воздухом. Именно этим-то мы и хотели воспользоваться. В радиусе полукилометра начиналась густая сеть блокпостов, перекрывающих дороги к резиденции. После убийства Мона они были усилены, к тому же добавилось и пеших патрулей, но их расписание после долгого наблюдения за ними без труда удалось «запротоколировать». Охрана работала из рук вон плохо: эти олухи, обменивались паролями по рации, и за все время слежки за ними ни разу их не меняли. При такой степени разгильдяйства со стороны службы безопасности, мы могли даже не предпринимать каких-либо мер для конспирации...
 Для выполнения задачи, мне был нужен хороший снайпер. На эту роль идеально подходил Мабуто - за то время, что я командовал отрядом, этот славный малый зарекомендовал себя как хороший стрелок с большим упорством, он мог по несколько часов лежать без движений - одно из главных качеств хорошего снайпера. Однажды, он на спор с пятидесяти метров из своего ПМ попал в голову небольшой птички Меруру («аналог» нашей синицы или воробья). План был таков - Мабуто убивает президента, бросает винтовку на «месте преступления», предварительно оставив «сюрприз», затем садится в машину, проезжает несколько кварталов, бросает ее. На задворке будет стоять еще одна машина, на ней он едет на окраину города и в одном из заброшенных сараев, заминировав ее, оставляет. Потом, миновав небольшую изгородь, уходит в сторону густого подлеска, за которым я и буду поджидать его...
 - Уважаемые пассажиры, наш самолет скоро пойдет на посадку, пожалуйста, пристегните ремни, - вещал милый женский голос.
 Пристегнув ремни, я стал ждать, когда же закончится этот нудный перелет, отнявший столько сил. Сзади, практически сразу после озвучивания стюардессой предупреждения, раздался уже до боли знакомый голос - мой «попутчик» опять «сушил» мозги кому-то из пассажиров. Вдаваться в подробности не стал, но в общих чертах уловил большую часть разговора. Судя по односложным ответам собеседника «попутчика», он его конкретно «достал». Честно говоря, никогда не нравились подобного рода люди, которые болтают всегда и везде, даже во сне.
 Выйдя на трап самолета, с удовольствием вдохнул свежий летний воздух Москвы. Получив багаж, как можно быстрее покинул здание аэропорта и сразу же поехал к себе домой. Остановив такси возле Красной площади, решил-таки немного прогуляться. За время моего отсутствия практически ничего не изменилось, вот все тот же китайский ресторан, а вот и новенький - судя по вывеске, открылся только позавчера. Ну, а вот и мой дом. Поднявшись на четвертый этаж, я позвонил в одну из квартир. Дверь открыл мой тезка и лучший друг - ветеран Великой Отечественной Войны Михаил Алексеевич, ему было чуть за восемьдесят, но и за эти годы он не потерял офицерской выправки (был артиллеристом, дошел до Прибалтики, где был ранен, демобилизовался уже в конце 40-х годов в звании капитана). В детстве и юношестве я любил слушать его рассказы о войне, и именно они и предопределили мою будущую профессию.
 - Здравствуйте, Михаил Алексеевич! Как дела? Как здоровье? - бодро спросил я.
 - Здравствуй, Миша. Спасибо все хорошо, - с небольшой хрипотцой в голосе ответил он.
 - Ключи можно? Кстати, а что у вас с голосом?
 - Да, все нормально, горло малость простудил. Вот бери, может, зайдешь на чай? Давненько не виделись, - спросил Михаил Алексеевич, протягивая брелок с ключами.
 - Нет, сейчас дел пока что много, спасибо за приглашение, зайду чуть позже, - поблагодарил я его и пошел к себе.
 В квартире было пусто и даже как-то уныло - на кухонном столе, в прочем, как и во всем доме, был толстый слой серой пыли. Неплохо бы как можно скорее навести порядок в этой «берлоге». Неожиданно раздался телефонный звонок, и я взял трубку.
 - Здорова, Миша, ну как? Нормально долетел? - спросил мой сослуживец Петр.
 - Здрав буди, Петр, спасибо, долетел нормально.
 - Тебя там Соболев вовсю ищет, я так думаю, он к тебе на квартиру нагрянет, так что жди, - сослуживец проинформировал меня.
 - Спасибо за информацию.
 - Спасибо за информацию.
 Казалось бы, не начальство должно идти к подчиненному, а наоборот. Ан нет, полковник сам собирался нанести мне визит. Причина была проста, как пять копеек: с Соболевым нас связывали не только деловые отношения - полковник был другом нашей семьи; именно он-то и предложил мне работу в СВР. Быстро наведя порядок на кухне, я уже было собрался убрать комнату, как в дверь позвонили, причем сделали это с явной настойчивостью. Открыв дверь, увидел на пороге Соболева. За чашкой ароматного чая вкратце рассказал ему о своих «африканских делах»; полковник слушал внимательно, перебивал только для уточнения некоторых моментов. После того, как я закончил рассказ, он поблагодарил меня за службу и сказал, что бы я предоставил к завтрашнему дню самый подробнейший отчет о проделанной работе. Проводив начальство, я посмотрел на часы - было уже шесть вечера. Взяв в руки ведро с водой и тряпку, пошел убирать остальную часть квартиры. За этим незамысловатым занятием я прокрутил в памяти еще один фрагмент командировки...
 Я сидел в машине и прослушивал все переговоры патрулей. Охрана, как обычно трепалась «не по делу» и не только. В наушнике раздался короткий писк (прибыл на место), это был сигнал от Мабуто, который сейчас находился на крыше того самого дома, где я был пару дней назад. Посмотрел на часы - 8:12 утра. Раздался второй сдвоенный писк от Мабуто - он готов к выполнению задачи. Посмотрел на часы вновь - 8:17. Время полетело с невероятной быстротой. Послышался тройной писк - цель вошла в зону поражения. Длинный писк - цель открыла окно. Я коротко стукнул по наушнику (начинай работу). Через несколько секунд раздался один длинный и один короткий писк (цель уничтожена, ухожу). А через восемь минут мы уже мчались прочь от города, не жалея старый внедорожник, который нещадно трясло на ухабах проселочной дороги. Уже через пару часов во всех местных СМИ появилось сообщение об убийстве президента в его личной резиденции. Позицию, откуда стрелял снайпер, вычислили не сразу, а когда ее обнаружили, на месте нашли снайперскую винтовку Remington 700, страж правопорядка попытался ее поднять, в результате чего произошел мощный взрыв. При взрыве пострадало пять бойцов из Президентского полка и два мирных жителя. Мабуто как всегда схитрил - дом был глиняный, и он заложил взрывчатку в узкую щель между слоями глины на крыше. Так же он расположил заряды по периметру дома, а цепь замкнул на винтовке. В общей сложности в доме находилось почти десять килограммом взрывчатки и пара пятидесятилитровых канистр с бензином. К вечеру того же дня начали стягиваться повстанческие силы к важнейшим объектам страны. Ну а к полудню следующего дня вся страна была под контролем новой власти...
 Быстренько перекусив нехитрым ужином, состоящим из жареной колбасы с яичницей, лег спать. Сплю я абсолютно без снов. Встав утром, я, не спеша, с расстановкой поел, привел себя в порядок и не спеша стал составлять отчет - времени был вагон и маленькая тележка. Уже в полдень я был на совещании в кабинете Соболева: состоялось подведение итогов последней операции, где кроме меня принимали участие еще несколько наших сотрудников. Итог был в целом положителен; когда уже порядком поднадоевшее двухчасовое совещание подошло к концу и все начали расходиться, Соболев подошел ко мне и предложил спуститься в подвал, где размещался служебный тир. Как говорится «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться». Спустившись вниз, он подошел к оружейному шкафу и достал два АК74М и положил их на стол.
 - В детстве играл в игру «найди десять отличий»? - с хитрым прищуром спросил он.
 - Нет, не играл, но правила знаю. А причем тут это? - недоуменно спросил я, озадаченный столь «игривым» настроением шефа.
 - Вот тебе два автомата Калашникова, найди отличия, а я пока в кабинет к себе сбегаю, кое-что забыл, - деланно-озабоченно сказал полковник и не спеша вышел из тира.
 В этом явно был какой-то подвох. Но какой именно? Взяв один из автоматов, я пристально осмотрел - автомат как автомат, разве что только новый, с наспех вытертой заводской смазкой. Быстро разобрал его - внутри все было в порядке, и каких либо сюрпризов «ствол» не таил, прямо хоть сейчас в бой с таким оружием. Взял другой автомат, и тут немного оторопел - весу в нем было от силы полтора килограмма. Усмехнувшись, понял, что этот автомат просто коллекционный «ствол» или игрушка для детей и подростков. Удивление настало потом, когда я отсоединил рожок, в нем оказались боевые патроны, выщелкнул один патрон, на донышко гильзы был нанесен странный рисунок - пентаграмма, а в ней наковальня. Точно такой же рисунок красовался на и месте серийного номера. Чертовщина какая-то! Быстро разобрал этот «нестандартный Калашников. Чудеса продолжались - затворная группа была почти невесома, каждая деталь была абсолютно чистой, как будто кто-то отполировал их до серебряного блеска, хотя если судить по запаху сгоревшего пороха - из автомата недавно весьма интенсивно стреляли. Сам автомат, голову даю на отсечение, был из металла, но...создавалось впечатление как будто это совсем другой, всего лишь похожий на металл, материал.
 Мои размышления прервал нарочито громкий кашель Соболева, он подошел ко мне и, увидев мое, слегка растерянное лицо, усмехнулся и положил на стол серый мешок, в которых обычно возят деньги инкассаторы. В мешке что-то лязгнуло. Полковник кивнул на мешок, предлагая ознакомиться с его содержимым. Внутри была непонятная груда железяк. Что-то знакомое кольнуло глаз, достал - это был обломок кронштейна для крепления прицелов.
 - Я думаю, ты заметил некоторые особенности одного из автоматов, не хочешь ли его испытать? - все тем же «игривым» тоном продолжил он.
 Я с опаской покосился на мешок с обломками.
 - Нет, это совсем другое, - улыбнулся он, и, взяв необычный «калаш», несколько раз выстрелил по мишени трехпатронной очередью. Звуки выстрелов были явно не «калашовские», более густые и гулкие. - Бери обычный АК и популяй малость.
 Я взял оружие и сноровисто выпустил весь магазин по мишени. Потом взял полковничий АК и выстрелил короткой очередью по другой мишени. Ощущения были более чем странными - ствол при стрельбе не дергался, отдача практически не ощущалась, несмотря на малый вес, автомат был «инертно-массивным». Сбалансированная автоматика АЕК по сравнению с этим просто детский сад в сравнении с ВУЗом. Еще более ошеломляющими были результаты стрельб - кучность неизвестного «калаша» даже на глаз была в несколько раз больше его конвейерного собрата - выпущенные пули, казалось, вошли в пулеулавливатель одна за другой. Тогда полковник предложил посмотреть внимательнее. Пули обычного АК застряли в пулеулавливателе, а пули из «Х» образца (так я его про себя назвал) с легкостью прошили пулеулавливатель, оставив аккуратные дырочки.
 - Думаю, комментарии будут излишними, - сказал Соболев, довольно потирая руки, - Однако добавлю немного фактов. Мы из этого «чуда» отстреляли более полусотни магазинов зараз. Автомату хоть бы хны! Ни нагрева ствола, ни снижение кучности при этом не наблюдалось. А результатом попытки выстрела «супер» патроном из обычного образца, привели к тому, что ты видел только что в мешке.
 - Откуда такое чудо-оружие? - неподдельно удивился я.
 - Тебе известно что-нибудь про зону отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС? - спросил он, запирая оба образца оружейный шкаф.
 - Да знаю, но только в общих чертах, вроде как мутанты какие-то там есть, артефакты, обладающие чуть ли не магическими свойствами.
 - Да, ты абсолютно прав. Вокруг нее расположена густая сеть кордонов и блокпостов, препятствующих незаконному проникновению лиц, именующих себя сталкерами. Кордоны находятся в ведении разных стран. На одном из участков, который контролируют наши силы, было выявлено нарушение периметра. В результате проведенной спецоперации ходок-нарушитель, к сожалению, был убит. При нем и нашли этот автомат, возможно, мы бы не заинтересовались оружием сталкера, если бы он, не открыл огонь по солдатам - там возле «блока» пара дубов вековых стояла, так их просто в щепки разнесло, когда этот «чудик» выстрелил из своего АК. - закончил он, доставая из ящика стола желтую папку.
 - Наши светила науки установили состав материалов, из которых состоит этот «ствол»? - спросил я, смутно догадываясь, что в папке.
 - Вот результаты, ознакомься, - ответил Соболев, протягивая мне тоненькую желтую папку.
 Я открыл ее ... «результаты химической экспертизы выявили следующее: все металлические части и патроны подверглись обработке...в разной степени...в результате чего произошли их структурные изменения на атомарных и молекулярных уровнях... что явилось причиной изменения их физико-химических свойств, которые практически необъяснимы с точки зрения современной науки...поскольку показания всех аналитических приборов явно указывают либо на свою неисправность, либо на нарушение фундаментальных законов...экспертами было установлено, что удельная теплота сгорания патронного пороха превышает штатную в 18 раз, что далеко выходит за пределы теоретически возможной энергии химической реакции... Подробный отчет о проведенных измерениях и расчетах свойств см. в приложении №3.» Пробежав глазом по приложению и увидев такую кучу цифр и незнакомых формул, я тут же сделал «умное лицо», дескать, все понял, и не такое читывали. С этим умным видом начал пролистывать дальше и наткнулся на нечто более понятное, знакомое и любимое - результаты баллистической экспертизы. От увиденного мои брови полезли на лоб. Было чему удивиться: «...вместо заводского номера изделия нанесено неизвестное изображение в виде пентаграммы с наковальней внутри, точно такие же обозначения были нанесены и на все приложенные боеприпасы». «...Установить марку пороха не представляется возможным, имеющийся образец по совокупности боевых характеристик во много раз превосходит все известнее современные сорта». Все образцы изготовлены в заводских или схожих с ними условиях. При ударе о любую преграду материал пули не деформируются. В качестве опытной преграды использовался специальный пулеулавливатель состоящий из четырехсантиметровой броневой стали (хар-ки приложены). Первый же выстрел оставил сквозное отверстие...». После прочтения последнего предложения мои брови заняли крайнее верхнее положение.
 - Вот это, повторю еще раз, - он взял в руки мешок с обломками и для пущей убедительности потряс им, - результат попытки выстрелить этими пулями из обычного автомата.
 - Впечатляет, - уважительно закивал я.
 - Кстати, при виде вот этого, - спросил он, показывая на пентаграмму с наковальней, - не возникают никакие ассоциации?
 - Еще бы! Возникают, конечно.
 - Ну, какие соображения? - скрестив руки на груди, произнес полковник.
 - Во-первых, очень похоже на знак качества советского ГОСТа. Во-вторых, пентаграмма - это символ дьявола, - четко по-«солдатски» ответил я.
 
Pavel Chinayev
Quality mark
 
Prologue
 
June 10 2006. exclusion zone around the Chernobyl nuclear power plant suddenly unbearable light shined. For a few moments came the absolute silence, it was evident, as the clouds evaporate into the sky. Most people were killed instantly. There was a violent eruption, which led to the formation of the zone.
year 2009. According to various sources in a closed area there are several hundreds of persons unaccounted for, calling themselves the stalkers. They are combined into groups, the largest of which is "Duty", "Freedom", "Monolith"; bandits and mercenaries have large associations, but they are fairly serious force.
2010. Despite the areas located along the perimeter of the cordon, the number of stalkers growing. Unfortunately, not all investigated areas of the Zone - the way to the center has been a long time looking for a variety of stalkers.
2011. This year has gone down in history as the Great Zones Factions War. As a result of the phenomenal in its release rate became available early uncharted territory. It started a real squabble for new lands.
year 2012. A certain stalker nicknamed Strelok could disable "Vyzhigatel brains" - Psi installation, which completely destroys the brain. A huge wave of seekers rushed to the center of the Zone. Some were looking for the legendary artist Desire, other equally famous Klondike artifacts. However, the "Monolith" group managed to repulse all attacks and even join the ranks of his followers.
2015. Three years have passed since the legendary storming of the Sarcophagus. Life in the Zone goes on.
Since its introduction area has become the object of attention not only ordinary people, but the various intelligence agencies. They began to create a special department, who have been studying the situation in the area. GRU has also created a department under the code name «Z».
 
Chapter 1
 
7.06.15g. 14:19 local time. Board 45-23. Somewhere over Egypt.
 
From deep thoughts brought me sweet voice of a young flight attendants:
- Did you ever will choose?
- No, thank you, - I replied.
Trolley with drinks drove on, and sounded the same question. I flew on board the Boeing 767 one of the airlines serving routes, runs through the entire African continent. My "trip" is over, and now I'm back home. Flying has a total of almost seven hours - first on an old rattling much single-engine plane from a small but very independent republic in Nigeria and from there on this ship to Cairo. The mission at first did not seem too complicated - I served as an instructor in one of the rebel forces, led by extremely cruel but fair commander Uaga. Everything was, as they say, "clockwork" exactly as long as the order came from the Center - to flee the country on the verge of civil war. Orders, as we know, are not discussed, and turning its operations in the unit for special purposes, called "Night Hunter", began to pack things. Uaga, having learned about it, he came in indescribable fury, and was almost shot his adjutant, who reported with a delay of my early departure. Unceremoniously burst into my tent he scatter my saliva, in broken English with the awful mangling words, began to threaten me with death emergency, if I leave the camp site location. Central power kick to the liver folded 'beak' fingers almost immediately stopped the verbal "diarrhea" commander. Axially on the floor, he opened his mouth and swallowed convulsively air, like a fish out of water. Having a little bit, Uaga said something like "you have me still poplyashesh" and went to him. By the evening of the next session came my immediate boss - Colonel Sobolev - he listened with great interest to my story about the "warm conversation" with local "Comrade Che" and he asked for a conversation with him. But to invite the commander of rebel group did not take me - Uaga he came in and brazenly snatched my satellite phone (probably as always been listening outside the door - this activity was his most favorite after "games voynushki"). In order not to disturb the conversation, I went out of the tent, stretched and breathed fresh air, went to check the time to be absolutely sure that at the moment the plan "Oh, and sleep hunting, and Homeland sorry!" The soldiers did not come to life. Back in the tent, he found there a commander who stood and shone like polished samovar. With pretty face Uaga handed me the phone. Carefully listened to the colonel and received new orders - in every possible way to help the rebels, prepares a military coup. The goal, as always simple - to assist in the establishment of a friendly regime. Just like in the good old Soviet times, with only one difference - the sooner help build communism, and now democracy (in the best sense of the word; it is not the "light of true democracy" that are all over the US). The revolution we have made a little blood, stood at the helm of the country's former head of the rebels - General Noir. Themselves as the rebels were called regular army of a democratic republic N. Uaga became Minister of Internal Affairs, but stayed in the new position quite a bit - a week later he was arrested and executed on charges of plotting against the new president ...
I looked at my watch - it was almost half past two. Before planting was about an hour, and I decided to take a nap ...
After some time, the Cairo airport.
Having a boring and tedious registration process, I walked into the spacious interior of the liner and, taking his seat belts fastened. Looking around, he saw a pile of brochures and became interested in the study of one of them. Next to me is situated very large man in white trousers and a white shirt. His shortness of breath was like a puffing steam locomotive. After hearing the message "fasten your seat belts," he had a hard time strapped. Then he pulled out a silver flask and took a sip of her big gulp. Judging by there was a smell, it was brandy, and not cheap. Sensing my gaze, the man offered me a brandy, and received a polite refusal.
The plane, strained roaring engines, took off. I looked out the window: the distance around the endless, below a dense carpet spread heavy clouds. Looks like today in Cairo in the evening will be cool drizzle. The sky gradually became painted in the bright colors of the sunset. Before the arrival of the item had a few hours. Somehow, once again reminded of the recent events.
... We lay on a hill. On the left side of the gorge, I with the sniper and grenade launcher, with the right hand lay a machine gunner and two fighters with RPG. Mabuchi remained at his post, in which case the order to warn us of the enemy's approach. I and a couple of the men of Detachment "Night Hunter" cooked grenade. Heavy on the opposite hill the gate shrugged his gun and just froze in anticipation. Until the arrival of our goal remains for about five minutes. He gave the command to open fire sniper just after the explosion. We decided to err, therefore, on the road every ten meters have laid a few bombs, plus to all this on the sidelines installed a couple of minutes, "Claymore" (sorry that our Mon-50 was not), just in case, so to speak. The plan was outrageously simple - to wait until the convoy will move into the gorge, undermine bombs, rocket-propelled grenades to disable the first and last car protection, in order to cut off escape routes and kill security adviser to the president and of the General Mon, quietly leave, destroying all traces of their stay. We have long waited for the right moment to eliminate it, and now he was going - Advisor went to the far area to control the distribution of humanitarian aid to peaceful people. Of course, in any way, and nothing he was not going to control - just took and "prihvatizirovat" a couple of truckloads of provisions. At the same time, not far from the place of distribution of supplies is another our unit - it was he who had to do everything possible to got a whole load of civilians. The earpiece a voice Mabuchi - a fighter who should have warned of the approaching column. After listening to his report, I knocked on the microphone three times, it means a willingness to "number one". A minute later came the first armored car is a fighting machine was the French "Panhard", followed by driving a truck with a guard, then an armored "Humvee" of the Mont, bringing up the rear is the same "Panhard" ...
From oblivion brought me a slight push in the right shoulder - my neighbor fell asleep and brazenly dropped his head on my shoulder. I just shoved it in response to a man something vaguely mumbled, and my nose hit the sharp smell of alcohol. I drove past the truck with a drink. I waved a flight attendant and took a large glass of orange juice, I loved it since childhood, and it was my biggest weakness. Sipping freshly squeezed juice through a thin straw, I took out a notebook that I used to be (it is necessary, presented a week ago, and created the impression that "once) gave Noir, turned it on and started to view the latest information. During those six months, I was on a business trip, nothing significant happened - Russia jointly with the United States launched into space the first units of the new space station in the Arctic began to extract oil, and even found a huge diamond deposits. At the end, just one line, referred to the political upheaval in the country N. wandering on the Internet and not finding anything more interesting, I shut down the computer. Before arrival there were still about three hours so not to suffer from idleness, I decided to sleep. This simple techniques I had learned in my childhood - when a lot of time and nothing to do, I sleep. Settling back, I surrendered to Morpheus ...
After some time, the airport of Rome.
Coming out of the airport building, and adjusting the bag over his shoulder, he began to catch a taxi. Near me there and then stopped a silver "Peugeot".
- Where are you going? - In Russian woman asked me.
- The closest hotel, - I said, throwing the bag into the back seat of the car.
On the road, we got to talking. A woman named Anna, her father came to Italy as early as the mid-90s. Donkey in Rome, where he was holding a small restaurant. Anna herself moonlighted as a taxi driver.
- How did you come? - She asked curiously.
- From Cairo.
- Clearly, the Pyramids decided to admire?
- In a sense, yes - I reluctantly answered, - I went to visit a friend. How did you know I was Russian?
- I do not know, I just ... In general, I know Russian a mile away - she laughed.
- Good ability.
- Well, here we are, - she said, stopping the car near the entrance to the hotel.
Removing the room, I immediately went to the shower; the water was barely warm. After bringing the temperature to much hot, washed with pleasure. How I live, I can not understand those who believe that a visit to a bath can heal some ailments. To verify these rumors, I went to the bath for a month, but any changes in his state of health had not noticed. In principle, the main thing that was hot water, and the rest as they say "on the drum" .Vyydya out of the shower, I turned on the TV and found one Russian channel on which was some kind of a boring show. Leaving the TV on (only for the atmosphere; and the Russian long time since we have not heard), drank some juice. Having spent almost two hours, she turned off the "telly" and fell asleep. Morning got up, looked at his watch - it was six hours bringing myself up, went to the airport. Having on hand a ticket, I waited for the departure. Suddenly my mind something stab: it is, my neighbor on the past flight, angrily waving his hands at the cash register. Man as usual was drunk, and resented the fact that the service is poor. Grinning, I am passing the luggage, just like the hall registration. A little more than twenty minutes - and I fly home. From idleness again I began to sort through the memories ...
Having waited until the whole column moves into the gorge pressed the detonation button. Explosions were heard almost simultaneously, the first closing armored rose - the first bomb exploded directly under the bottom "Panhard", the second - under the hood of the closing machine. From the truck immediately jumped the guards and began to defend themselves properly. But it was too late - two fighters fired an RPG at the truck. Explosion of a large part of the "bodigardov" destroyed on the spot, the survivors finished off a machine gunner. At the same time, "Hummer" opened the door, but this time on the armored car two rocket-propelled grenades were fired. Advisor for almost got out of the car, when the twin explosion sounded. Once chic "Hammer" has turned into a pathetic pile of metal, from which emanated a smoky flame. The blast Mona body thrown several meters. Making sure that all dead, I went down and took a picture of the remains of a dead advisor (well, "Face" more or less survived the explosion), as well as the whole column and destroying traces of our stay, we departed away from this place ...
- You know, I have just learned - sounded from somewhere behind a painfully familiar voice.
Looking back, I saw a "little" familiar face - my neighbor on the "Roman flight."
- I have also learned - with mock weariness, I said, to myself thinking how to get rid of such pristavuchie "fellow traveler."
- You do not think I'm some drunk, just afraid of flights, - he said, as usual doing a swig from a flask (this time, judging by the smell, it was not brandy and vodka).
- Nothing happens - I said quietly, skilfully concealing his irritation towards stubborn companion.
- And what you do not drink alcohol?
- I can not, ulcer, - there and then I lied, knowing that I was starting to "go out" of their roles.
- Aching, probably, yes? - Sympathetic interlocutor persisted.
- Not now. But the head of something ached, I was perhaps a little nap.
The course was a success and pristavuchy companion behind. But he immediately found a new victim and began to "float" the brains, some passengers flying to St. Petersburg.
The flight was a long time, but quickly sensation. About half way I spent on the study, a magazine which, to my happiness, appeared in English, then after drinking a couple of glasses of orange juice, and not finding something for everyone, once again plunged in recent memory ...
I was lying on the roof of a two-storey house and examined in the optics of the surrounding area to the residence of the president of Mapo, which we needed to eliminate as soon as possible. From one of the closest to the head of state, we have received information about the daily routine Mapo. All the time he was in his office, which was located almost in the center of the building, on the second floor. The only mistake was the president that he had one, is not very sensible habit - after breakfast Mapo out on the balcony, drinking coffee, reading the local press. Balcony, of course, was armored - and the wall, and glass, but he always opened the window for a few minutes - to get some air. That this is what we want to use. Within a radius of half a kilometer started a dense network of checkpoints, blocked the road to the residence. After the murder of Mona were reinforced, moreover, added and foot patrols, but their schedule after a long observation of them easily managed, "a documentary record." Security worked very badly: the boobies, passwords exchanged over the radio, and all-time surveillance of their never did not change them. With this degree of sloppiness on the part of security forces, we could not take any action for conspiracy ...
To complete the task, I needed a good sniper. In this role ideally suited Mabuchi - for the time that I commanded a detachment, this fine fellow has established itself as a good shooter with great tenacity, he could lie for hours without movement - one of the main qualities of a good sniper. One day, he's dispute with fifty meters from its PM hit in the head a little bird Meruru ( "analog" of our tits or sparrows). The plan was - Mabuchi kill the president throws his rifle on the "crime scene" after leaving a "surprise", then gets in the car, he drives a few blocks, throws it. On the margins will be another car, on it he was going to the outskirts of the city and in one of the abandoned barns, mined its leaves. Then, after passing a small fence, leaving aside the thick underbrush, beyond which I will wait for it ...
- Dear passengers, our plane will soon go on the landing, please fasten your seat belts - broadcast cute female voice.
Having fastened the straps, I waited for the outcome of this tedious flight, to take away so much energy. At the rear, almost immediately after scoring a flight attendant warnings, there was already painfully familiar voice - my "companion" again "drying" the brains of someone from the passengers. Go into the details did not, but in general caught most of the talking. Judging by the monosyllabic answers interlocutor "companion", he specifically its "pulled". Honestly, I never liked this kind of people who talk always and everywhere, even in my dreams.
Out on the ramp with pleasure inhaled fresh summer air of Moscow. Having baggage as quickly as possible left the airport building and immediately went to his home. Stopped a taxi near Red Square, still decided to take a walk. During my absence, almost nothing has changed, that's all the same Chinese restaurant, but that's brand new - according to the sign, opened only the day before yesterday. Well, that's my house.
How are you? How is your health?