Алексей Гравицкий В зоне тумана

Аннотация:
 
Угрюмый — удачливый сталкер со стажем, однако окружающие не принимают его всерьез.
Он не лезет на рожон, сбывает посредственные артефакты по посредственной цене, не вступает в конфликты, не одалживает и не берет в долг.
Единственный приятель Угрюмого — веселый и жизнерадостный сталкер, сумасброд и балагур Мунлайт. И эта странная парочка соглашается взять заказ странного паренька, предлагающего любые деньги тем, кто согласится провести его в сердце Зоны — к Монолиту…
Угрюмый не верит, что Монолит существует. Мунлайту вообще все равно, в каком месте Зоны рисковать своей шкурой. Но деньги есть деньги, а заказ есть заказ — и они отправляются к овеянному жуткими и неправдоподобными легендами четвертому энергоблоку…
 
 
 
 
Алексей Гравицкий
 
В зоне тумана
 
S.T.A.L.K.E.R.
 
 
 
 
ПРОЛОГ
 
По счастью, он в меня не попал. Сначала был выстрел, потом звякнуло совсем рядом. Противный такой звук, как будто шкрябнули металлом о металл. На самом деле так оно и было, но подумать об этом я уже не успел. Пуля отрикошетила от огромной металлической трубы, за которой я присел перевести дыхание. Ухо дернуло болью, по шее потекло что-то влажное и горячее. Я тихо чертыхнулся и пополз в сторону. Надо было срочно менять место дислокации. Зона — не детский сад. В прятки тут играть можно, но только перепрятываться надо постоянно. А то рискуешь нарваться на того, который водит, и…
Я замер, собираясь с силами и настраивая себя на рывок. Мысленно сосчитал до трех и метнулся к бетонным блокам, грудой наваленным в десяти метрах от трубы. Застрекотал АК. Сзади бурунчиками взвилась земля, зачмокало, полетела бетонная крошка. Но я был уже в безопасности. Относительной безопасности.
— Эй, ушлёпок, — позвал хриплый голос. — Ты еще живой?
За время нашей игры в прятки с догонялками он задавал мне этот вопрос в третий раз. И, судя по интерналам от одного «Эй, ушлёпок» до другого, голос мой противник подавал, пока перезаряжал «калаш».
Я не стал говорить. Зачем лишние слова? Резко распрямившись, я выкинул вперед руку с БП и нажал на спуск. За моим укрытием распростерлось небольшое открытое пространство. По ту сторону пятачка торчали искореженные деревья. Змеились от ангара к туннелю рельсы, на которых стояла пара заброшенных неизвестно кем неизвестно когда железнодорожных вагонов. За одним из них и притаился мой стрелючий друг.
Руку привычно дернуло отдачей. Первая пуля пошла наудачу, второй и третий раз стрелял, уже точно зная, где находится мой противник. Попасть в него было нереально при всем желании, разве что таким же дурным рикошетом, каким мне порвало ухо. Впрочем, на дурные рикошеты никто и не рассчитывал. Добивался я другого — и добился.
Противник выматерился и скрылся за вагоном. Я дернулся вдоль блоков, но на полдороге резко остановил движение и на пределе возможностей рванул обратно за трубу. Молясь, только чтобы он не успел меня увидеть, кинулся на землю, перекатился и посмотрел назад.
Застрекотали выстрелы. От блоков посыпалась бетонная крошка. Либо мой разозлившийся приятель не заметил маневра, либо решил подыграть. Так или иначе, валяться за трубой в данной ситуации не лучшее занятие. И я пополз вдоль трубы, изображая собой пластуна.
У дальнего края трубы пришлось остановиться. Перевернувшись на спину, я запустил пятерню в карман. Пальцы нащупали патроны. Остатки былой роскоши. Я не отсчитывал, отмахнул горсточку навскидку и потянул на себя. Это поначалу стрелять трудно, заряжать трудно, чистить оружие трудно. Собрать и разобрать вообще непостижимая наука. Поначалу. Человеку поначалу все трудно, но со временем любой навык доводится до автоматизма. Мозг фиксирует схему и ставит ее выполнение на автопилот. Мозгу абсолютно все равно, что доводить до автоматизма. С одинаковым равнодушием он ставит на автомат мытье посуды, вождение машины, глажку рубашки или убийство людей.
Я не считал патроны. Просто рука на автомате вытащила восемь штук, а пальцы на автомате запихали их в обойму.
Стрельба по ту сторону прекратилась. Теперь был слышен только дождь. Серый, тоскливый, моросящий. Он шлепал по зоне своими тоненькими кислотными лапками уже несколько часов, из-за чего я лежал сейчас в раскисшей грязи. Несмотря на конец августа, погодка в последние дни установилась осенняя. Ладно, лирика это все.
Дальше от трубы можно было махнуть до забора, окольцовывающего со всех сторон ангар, а потом ломануться бегом прочь от места перестрелки. А можно было тихонько переместиться по кустам ближе к любителю справляться о моем здоровье и пристрелить его по-родственному. При условии, что соперник один, далеко и в неведении, первый вариант был бы выигрышным, если б не одно «но». Он был бы выигрышным в любом другом месте. Только в зоне не бегают. Лучше сразу застрелиться. Это быстрее и безболезненнее.
Очень осторожно я высунулся из-за трубы. От этого ее края место расположения моего противника, если он его, конечно, не сменил, видно не было. Меня это вполне устраивало. Стараясь двигаться бесшумно, я потрусил за кусты. Присел, вглядываясь сквозь ветки. Никакого шевеления. Не то мой соперник меня переигрывает, не то ждет, когда я высунусь из-за бетонных блоков. А может, решил, что я труп, и ушел? Не-ет, надо быть законченным идиотом, чтобы оставлять у себя за спиной недобитого противника. А зона таких не прощает. Потому законченных идиотов здесь не водится.
Следующей точкой было древнее дерево с непомерно широким стволом. Именно из-за него совсем недавно я положил сотоварищей моего хрипатого друга. Их было двое, они гнали меня, как возбужденные фокстерьеры замерзшего и голодного лиса. Довольные собой глупые фокстерьеры. А лис притаился, подождал и напал первым. Одной гранаты на двоих оказалось достаточно, чтобы уложить обоих. Хрипатый оказался самым умным из этой гоп-компании. Сразу вперед не сунулся и теперь предпочитал сидеть и ждать, пока жертва высунется. То есть пока я высунусь. Нуда я тоже не дурак.
Взвешивая каждое движение, я выдвинулся вперед. Застыл, уже имея возможность оценить происходящее вокруг, но все еще сливаясь с кустами. Хрипатого в зоне видимости не было, и я одним плавным, но быстрым движением отделился от кустов и перетек под сень дерева. Повернулся, прижавшись спиной к стволу, и замер.
Прислушался. Тишина. Только шуршит тошнотворный дождь и далеко перекатывается игривый лай, с каким слепые псы гоняют друг за другом со склона одного холма на склон другого.
Затаив дыхание, я сполз спиной по стволу, опустился на корточки и вскинул пистолет.
Где он? Не мог же в самом деле уйти. Допустим, он бросил бы своих корешей-покойников. Нормальная ситуация, с трупами в зоне не церемонятся. Хотя карманы им выпотрошить тоже в порядке вещей. Но бросить меня с моим хабаром, на который эти трое изначально и нацелились… Нет, как говорил какой-то известный мужик: «Не верю!» Значит, хрипатый притаился за вагоном и ждет. А может, и не ждет, а давно уже обошел нашу полянку по широкой дуге и приближается ко мне со спины.
Я вздрогнул и мысленно выругался. Еще вот только паранойи не хватало для полного счастья. Спокойно. Не мог он меня обойти. Тогда где он? Ну, не сидит же до сих пор за вагоном? Или сидит?
Слух напрягся до звона в ушах. Тишина. Только дождь и совсем далеко ускакавшие слепые собаки. А может, мой противник тоже подобрался ближе? Сидит сейчас за этим же деревом, только с другой стороны.
От этой мысли стало и вовсе не по себе. Так близко смерть подпускать нельзя. А он… Стоп! Даже если он сидит за деревом или за фургоном, не важно. Он ведь не железный. Он ведь тоже человек. Значит, в его башке тоже крутятся мысли. Он так же вслушивается в дождь и думает, куда я подевался. И у него тоже сдают нервы. Вопрос только в том, у кого они сдадут раньше.
Я глубоко вдохнул, сосчитал до трех и медленно выдохнул. Ждать и слушать. Главное — не прозевать момент.
Сколько я так просидел под деревом, не знаю. Может, минуту, может, десять, может, час. По ощущениям, так прошла вечность. Причем прошла она в мучениях. Ничего не происходило. Только смолкли вдали собаки да чуть сильнее зашептал дождь. Я уже был готов выскочить из-за дерева и расстрелять всю обойму в белый свет, когда за деревом что-то тихо шелохнулось. Словно палые листья тихонько поддали ногой.
В ушах снова зазвенело от напряжения. На секунду показалось, что ослышался, но нет. Ближе и громче хрустнула придавленная ботинком ветка. Я до боли вжался спиной в дерево.
Через мгновение правее, в нескольких шагах от меня, появился ствол автомата. Замер, словно принюхиваясь, а потом показался и сам стрелок. Он не видел меня. Он высматривал меня совсем в другом месте. Он ждал, что я выскочу из-за бетонных блоков и начну стрелять по вагону. Он крался, чтобы застать меня врасплох.
Я не окликнул. Зачем лишние слова? Рука беззвучно подняла БП. Палец беззвучно нажал на спуск. Выстрел тоже был почти неслышным. Бэпэшка — дивная вещица. Этот пистолет разработали в шестидесятых годах прошлого века. На вооружение поставили, кажется, в 67-м. Причем работали с этим оружием военные разведгруппы и гэбэшники. А все дело в глушителе. Он у БП состоит из двух частей, благодаря чему насадок легко снимается и мгновенно ставится обратно. Тихое оружие. А здесь лишний шум никому не нужен.
Пуля вошла в затылок. Хрипатый неуклюже кувыркнулся вперед, клюкнулся носом в землю и застыл. Стало совсем тихо. Только дождь продолжал сыпать мелкой моросью.
Я опустил пистолет, достал ПДА и нажал кнопку запуска. Вокруг не было ни единой живой души. От чего сделалось не по себе больше, чем когда дожидался за деревом хрипатого. Тогда рядом со мной был человек, который хотел убить меня. Но он хотя бы был живой. А теперь я был один наедине с зоной. Кто-то говорит, к этому можно привыкнуть. Врут. Я здесь шесть лет и до сих пор не привык. А те, кто кричал, что привыкли, уже не топчут зону.
Хрустнуло застывшее колено. Отсидел. Сунув пистолет за пояс, я подошел к хрипатому и быстро обшарил его карманы. Ничего особенного. Патроны, бинт, нож и наполовину опустошенная мягкая пачка крепкой «Явы». И «капли». Довольно распространенный артефакт. Хотя на халяву, говорят, и уксус пьется.
Я снял с пояса контейнер, поставил перед собой. Сухо щелкнули запоры. «Капли» легли в последнюю свободную ячейку. Неплохо прошелся. Живой и с серьезным уловом. Пристегнув контейнер обратно, я подхватил АК. Хрипатому он, один пень, уже не понадобится. А вот нож, бинт и сигареты остались покойному хозяину. Не мародер же я, в самом деле. И трупы его подельников обыскивать тоже не стал. Достаточно было одного взгляда. Моя граната легла удачно. Настолько удачно, что ковыряться в том месиве, которое она устроила, мне совсем не хотелось. Я не чистоплюй, но противно. Да и необходимости нет.
На одно плечо легли лямки брошенного, пока улепетывал от преследователей, рюкзака. Второе — перетянул ремень трофейного АК. Н-да, топать будет тяжеловато.
На экране ПДА по-прежнему царил покой. Ни единой живой души. Я снова вслушался. Зона молчала, словно притаившись до поры. Только шуршал противный тягомотный дождь. Чертова морось. Эта уж если зарядила, то как пить дать на пару суток.
По спине побежали мурашки. Капли дождя противно скатывались за шиворот. Я поднял капюшон, слетевший во время перестрелки, зябко повел плечами и пошел прочь. Очень хотелось бежать отсюда без оглядки. Но в зоне не бегают. В противном случае лучше было дать себя застрелить. Хрипатый, хоть и сволочь распоследняя, порешил бы быстрее и гуманнее, чем зона.
 
Annotation:
 
Gloomy - lucky stalker with the experience, but others do not take it seriously.
He is not asking for trouble, sells mediocre artifacts mediocre price, does not come into conflict, does not lend itself, and does not take into debt.
The only friend Gloom - happy and cheerful stalker, screwball and joker Moonlight. And this odd couple agrees to order the strange boy offering any money to those who agree to spend it in the heart of the Zone - to the monolith ...
Grim does not believe that there is a monolith. Moonlight in general do not care where in the areas to risk their skin. But money is money, and the order has an order - and they go to the scary and fanned improbable legends fourth power ...
 
 
 
 
Alex Gravitsky
 
The fog zone
 
S.T.A.L.K.E.R.
 
 
 
 
PROLOGUE
 
Fortunately, he did not hit me. First there was a shot, and then rattled nearby. Nasty this sound like shkryabnuli metal on metal. In fact it was so, but think about it I did not have time. The bullet ricocheted off a huge metal pipes, for which I sat down to catch his breath. Ear jerked pain in the neck flowed something wet and hot. I silently cursed and crawled to the side. It was necessary to urgently change their place of deployment. Zone - not a kindergarten. The hide and seek here you can play, but only perepryatyvatsya must constantly. And you are in danger of running into one that leads, and ...
I paused, gathering his strength and adjusting itself to leap. Mentally counted to three, and rushed to the concrete blocks, a pile piled ten meters away from the pipe. Zastrekotal AK. Behind burunchikami soared earth smacked flew concrete baby. But I was already safe. The relative security.
- Hey, ushlёpok - called a hoarse voice. - Are you still alive?
During our game of hide and seek with the catch, he asked me this question a third time. And judging by the internals of a "Hey, ushlёpok" to the other, the voice of my opponent filed until reloading "Kalash".
I did not speak. Why the extra word? Very straightened, I threw out a hand with PD and pulled the trigger. For my prostrate shelter small open space. On the other side of the snout sticking twisted trees. Snaked from the hangar to the tunnel rails, on which stood a pair of abandoned by someone unknown unknown when the rail cars. For one of them, and hid my strelyuchy friend.
Hand habitually yanked hard. The first bullet went at random, the second and the third shot, already knowing exactly where my opponent. To get to him was impossible if they wanted to, except that the same bad rebound, how I broke my ear. However, a bad bounce, no one expected. I seek another - and won.
Opponent swore and disappeared behind the wagon. I jerked along the blocks, but halfway abruptly stopped traffic and pulled back to the limit of the pipe. Praying, only that he did not have time to see me, he threw himself on the ground, rolled over and looked back.
Zastrekotali shots. From crumbled concrete blocks baby. Or an angry my friend noticed the maneuver, or decided to play along. Anyway, lie behind the tube is not the best thing in this situation. And I crawled along the pipe, depicting a Plastun.
At the far edge of the pipe had to stop. Rolling over on his back, I ran a hand through his pocket. Fingers groped patrons. Remains of luxury. I have not counted, waved a handful at random and pulled over. It is initially difficult to shoot, charging hard, hard to clean weapons. Assemble and disassemble even incomprehensible science. At first. The man at first everything is difficult, but over time, any skill is brought to automatism. Brain circuitry captures and puts it on the performance of the autopilot. The brain does not care that bring to automatism. With the same indifference he puts on automatic washing dishes, driving, ironing shirts or killing people.
I did not count the cartridges. Just hand on the machine pulled eight pieces, and the fingers on the machine stuffed them into the holder.
Shooting on the other side stopped. Now there was only rain can be heard. Grey, dreary, drizzly. He splashed through the area with their thin legs acid for several hours, which is why I now lay in the muddy dirt. Despite the end of August, the weather was established in autumn last days. Okay, it's all the lyrics.
Farther away from the pipe could wave to the fence, ringed on all sides by the hangar, and then run away from lomanut gunfight site. And you can move quietly through the bushes close to the fan to inquire about my health and shoot him as a relation. Provided that one opponent, and away in the dark, the first option would have been won if it were not for one "but". It would be advantageous in any other place. Only in the area do not run. It is better to shoot. This is quick and painless.
Very carefully, I leaned out of the pipe. From this place the edges of my enemy's position, if he did, of course, not replaced, could not be seen. I was quite happy. Trying to move silently, I trotted behind the bushes. He sat down, peering through the branches. No wiggling. Not that my opponent replays me, not waiting for me vysunus of concrete blocks. Or maybe he decided that I'm dead and gone? No-o, you have to be a complete idiot to leave behind him remnants of the enemy. A zone of not forgiving. Because of complete idiots are not usual.
The next point was an ancient tree with a wide trunk prohibitive. It is because of him recently, I put my companions Throaty other. There were two, they drove me how excited fox terriers cold and hungry fox. Satisfied a stupid fox terriers. A fox crouched, waited and attacked first. One grenade for two was enough to put both of them. Throaty was the most intelligent of this gop company. Go forward, not poked and now preferred to sit and wait until the victim will pop out. That is, until I vysunus. I do not fool HUB Zone.
Weighing every movement, I moved forward. Froze, having already had the opportunity to assess what is happening around, but still blending with bushes. Throaty in the area did not appear, and I in one smooth, quick motion but separated by bushes and flowed under the shade of a tree. He turned with his back to the trunk, and froze.
He listened. Silence. Just sickening rustling rain and away rolls playful barking, with some blind dogs chase each other from the slope of a hill on the other slope.
Holding my breath, I slipped back on the trunk, crouched and threw his gun.
Where is he? He could not have really quit. For example, he would throw his dead-pals. Normal situation, with corpses in the area do not stand on ceremony. Although pockets of their gut, too, in the order of things. But leave me with my swag on which the three originally targeted ... No, in the words of some famous man: "Do not believe it!" So, Throaty hid behind the wagon, waiting. And it can, and does not expect, and has long been bypassed our clearing in a wide arc and approaching me from behind.
I shivered and cursed. Yet that's just paranoia was not enough to be completely happy. Quietly. He could not get around me. Then where is he? Well, it does not sit well until now for carriage? Or sitting?
Hearing stiffened to tinnitus. Silence. Only rain and quite far rode blind dog. Maybe my opponent also get closer? Now for sitting the same tree, but on the other hand.
The thought was, and not on its own. So close to death can not keep away. And it is ... Stop! Even if he sits behind a tree or a van, it does not matter. He's not made of iron. He's also a man. So, too, his head spinning thoughts. He also listens to the rain and thinking where I had happened to. And he also dealt nerves. The only question is, from whom they have deposited previously.
I took a deep breath, counted to three, and let it out slowly. Wait and listen. The main thing - do not miss the moment.
What I sat under a tree, I do not know. Maybe a minute, maybe ten, maybe an hour. I feel so eternity. And she passed in agony. Nothing happened. Only the silent dog away but a little more whispering rain. I was ready to jump out from behind a tree and shoot the whole clip in white light, when a tree is something quietly move. Like palye leaves quietly succumbed to foot.
His ears rang again from the strain. For a moment it seemed that misheard, but no. Closer and louder snapped boot pressed down branch. I painfully pressed his back against the tree.
After a moment, to the right, a few steps from me, there was a submachine gun. Gauging like sniffing, and then seemed to himself shooter. He did not see me. He was looking for me in another place. He waited, I jumped out from behind concrete blocks and start firing at the car. He crept to catch me off guard.
I have not called. Why the extra word? Hand silently raised BP. Finger silently pulled the trigger. The shot also was almost inaudible. Bepeshka - a marvelous thing. This gun developed in the sixties of the last century. For service set appears in the 67th. And we worked with this weapon military reconnaissance and KGB men. And all the matter in the muffler. He at BP composed of two parts, so that nozzles can be easily removed and put back immediately. Quiet weapon. And here once the noise is necessary to nobody.
The bullet entered the back of his head. Throaty awkwardly tumbled forward klyuknulsya nose into the ground and froze. It was very quiet. Only the rain continued to pour a fine drizzle.
I lowered the gun, took the PDA and press the start button. There was not a single living soul. On what became uncomfortable more than ever waited behind a tree Throaty. Then next to me was a man who wanted to kill me. But at least he was alive. And now I was the one area alone. Someone says, you can get used to this. They lie. I am here for six years and has not yet been used. And those who shouted that are accustomed to, no longer trample zone.
Crunched frozen knee. Served. Thrusting the pistol in his belt, I went to Throaty and quickly searched his pockets. Nothing special. Ammunition, bandages, knife and half a pack of strong devastated soft "Java." And "drops". Quite common artifact. Though free, they say, and vinegar to drink.
I took off my belt container has set itself. Dry clicked constipation. "Drops" were the last free cell. Not bad walked. Living with a serious catch. Having fastened container back, I picked up AK. I throaty it one stump is no longer needed. But the knife, bandages and cigarettes were the deceased owner. Not Marauder I, in fact. And the corpses of his accomplices also searched did not. It was enough for one glance. My pomegranate lay well. So well that poking around in the mess that she made, I did not want. I'm not a sissy, but disgusting. And there is no need.
On one shoulder straps lay abandoned until skedaddle from their pursuers, backpack. Second - I pulled the strap captured AK. Y-yes, will stomp hard.
On the PDA screen remains calm prevailed. Not a single living soul. I listened again. Zone silent, as if hiding for so long. Only the rustling tyagomotnoe nasty rain. Devil drizzle. This if to charge, then for sure for a couple of days.
On the back crawl. Raindrops slid disgusted by the collar. I lifted the hood, the flying during a firefight, chilly shrugged his shoulders and walked away. I really wanted to run away without looking back. But in the area do not run. Otherwise, it was better to give yourself shot. Throaty, though bastard rasposlednyaya, decided to do would be quicker and more humane than the area.