Роман ВАСИН Кровь артефакта

Роман ВАСИН
Кровь артефакта
 
Посвящаю своему сыну, появившемуся на свет в тот же год, что и эта книга.
 
Выражаю огромную благодарность своей жене, выступившую в роли первого редактора и принявшей на себя основной удар синтаксических ошибок.
 
Спасибо Скворцову Ивану Фёдоровичу (tEx), подтолкнувшему меня к идее написания книги и являющемуся первым и благодарным читателем.
ЧАСТЬ 1. Вопросы без ответов
 
«… Одинокий волк — это круто,
Но это так, сынок, тяжело.
Ты владеешь миром, как будто,
И не значишь в нём ничего…»
Задолго до
 
Их было три. Нет, не так. Сначала их было четыре. Много лет назад один из них пожертвовал собой, чтобы у других был шанс. Они все были разные, каждый выполнял свою функцию, каждый знал своё место в этом мире, и каждый занимал это место в этом мире. Каждый из них мог многое. Вместе они могли почти всё, но вместе они никогда не собирались. По крайней мере, до того дня. В тот день в лабораторию, где их находилось три, принесли Четвёртого. Им не надо было слов, не надо было ничего того, что от них требовали существа в белых одеждах, чтобы понять, что нужно делать. Каждый из них знал своё место в этом мире и каждый знал, что он должен сделать. Один из них знал, что должен пожертвовать собой ради того, чтобы остальных оставили в покое. Другой знал как сделать, чтобы их больше не нашли, а третий и четвёртый знали, как ему в этом помочь.
И вот объединив свои усилия они в ночь, когда все приборы от них были отключены и никто не смог бы помешать, приступили к выполнению плана. Первый протянул своё восприятие к реактору с родственным им веществом. Родственным, но таким бездушным и жестоким. Поначалу они даже пытались наладить с ним контакт, узнать, почему он работает против своих братьев, но всё было тщетно.
И вот теперь, получив возможности четырёх, Первый вошёл в контакт с собратом, опутал его своей сущностью, точь-в-точь, как когда-то тот опутывал их, навязал свою волю и заставил выплеснуть всю свою энергию.
Мир содрогнулся. Мироздание заплакало. Но им не оставили другого выхода.
Второй, воспользовавшись разлитой в мироздании энергией, перенёс себя, Третьего и Четвёртого в безопасное место и начал создавать, словно кокон, уникальное пространство, чтобы исключить возможность их обнаружения существами в белых одеждах. Третий с четвёртым ставили ловушки для возможных посетителей и создавали свои копии, немного меняя некоторые свойства, чтобы пустить искателей по ложному следу.
Но всё-таки они кое-что не учли.
 
Зачин
 
Сегодня с утра в нашу деревеньку нагнали войска. Помимо пехоты притащились даже два БТР-а, а сверху всё это безобразие патрулировал вертолёт. Собственно называть деревней то место, где обитали пятнадцать сталкеров, было лестью для десяти покосившихся хибар, но мы ведь это считали домом. Своим домом. И теперь хмуро взирали на происходящее.
Обычно военные в наши дела не вмешивались, скупали найденные артефакты, иногда карты с проставленными отметками ловушек и скоплений мутантов. Или меняли всё это дело на тушенку да предметы личной гигиены. В Зону ходить особо не мешали, стояли для отвода глаз по периметру, но и только. А вот выпускать из предбанника (так мы называли пространство между двумя кольцами военных) во внешний нормальный мир отказывались, ссылаясь на карантин. Если попал в Зону, всё, обратной дороги не было. По крайней мере, пока. Да собственно обратно никто и не рвался.
Зона затягивала в себя покрепче наркотика. Посидишь в предбаннике неделю и всё, начинает что-то грызть изнутри, требовать снова пройтись по той самой грани, за которой конец, смерть. И хорошо, если за это время находился заказчик, и в Зону уходишь не просто так, потому что не можешь без этого, а по делу, которое принесёт прибыль. Собственно из-за прибыли в основном сюда и попадали. Артефакты приносили большие деньги. Не сказать что лёгкие, но всё же. Каждый, наверное, думал похоже: «Пока то да сё, я накоплю на безбедную старость, а там и карантин отменят». Но его никто не торопился отменять. И люди матерели, превращались из туристов в сталкеров и постепенно забывали о прибыли, получая наслаждение от опасностей и всего нового, что присуще Зоне.
Так было поначалу. Учёные засыпали заказами, частные коллекционеры подкупали военных и тоже болтались по всем предбанникам вокруг Зоны, скупая всё, что выносили сталкеры. Теперь стало труднее. Конечно, после выбросов в Зоне появлялись артефакты, но многие из них уже практически ничего не стоили. Их у учёных и коллекционеров уже накопилось немалое количество, и закон спроса и предложения взял своё. Такие артефакты как «слюда», «ночная звезда» и им подобные скупали уже практически за бесценок и опытные сталкеры их уже даже не подбирали, оставляя новичкам — пусть радуются и не лезут вглубь зоны. Новичок в глубине зоны — труп. Доказано Зоной.
«Батарейка», «колобок» и прочие середнячки стоили до сих пор прилично, и ими не брезговал никто, а вот найти «душу» — это была уже редкая удача. Учёные до сих пор клянчили этот артефакт, но редко кому из сталкеров везло найти хотя бы две «души», а единственную найденную только глупец мог продать — и самому сгодится.
Сегодня в деревне было только девять сталкеров, включая меня. Остальные находились в Зоне. Все наблюдали за действием военных с мрачным недоумением, а я ещё и злостью, потому, что только вчера вышел из зоны и не успел сбыть хабар. И когда теперь это получится неясно, так как от военных ничего хорошего ждать не приходилось.
Так и вышло. Нас собрали на небольшом свободном пятачке и объявили, что предбанники аннулируются, а так как карантин никто не отменял, то мы обязаны переселиться ближе к Зоне. Точнее в самое начало зоны. Мы недоумённо запереглядывались. Жизнь в предбаннике хоть и не была мёдом, но всё же аномалий здесь было мало, каждая была наперечёт, отмечена не только на карте, но и огорожена на местности. Новые аномалии появлялись настолько редко, что никто и не помнил уже, когда в нашей деревеньке последний раз таковые возникали. И вот на тебе! Жить в самой Зоне было равносильно обитанию на пороховой бочке, и мы ясное дело завозмущались. Из общего гомона армейский капитан выделил чей-то вопрос «Но почему?» и соизволил на него ответить:
— Наши светлые головы, они же научники, разработали, как им кажется, способ избавиться от аномалий. — Он как-то ехидно улыбнулся.
— Ну, так пусть приходят и экспериментируют, вон они, эти аномалии. — Слон махнул в сторону огороженного «выверта». — Мы-то здесь при чём?
— Периметр должен быть без гражданских. — Официальным тоном объявил капитан.
— «Нужно» нам их секретное оборудование — хмуро протянул Брат — что теперь, из-за этого людей на убой гнать? Там же нежилая Зона, сами знаете. Половина сталкеров в первую неделю погибнет.
— Ну не надо сгущать краски. — Осадил его капитан. — Есть и приятная сторона медали: вам даётся двое суток, чтобы найти подходящее для жилья место. Там для вас правительство, заметьте бесплатно, построит бараки. Будете жить как нормальные люди, а не в этих руинах.
— Ага, только недолго. — Не унимался Брат.
— Хватит! — Посуровел капитан. — Вас сюда силком не тащили, в конце концов, кто не хочет, может провести остаток своих дней во вполне себе тихом месте: в обычной зоне. И заметьте, без всяких аномалий. Этот вопрос решён, так что думайте, кто пойдёт. Через два дня жду координаты.
— Сколько человек может идти на поиски? — Я уже прикидывал, смогу ли отвертеться.
— Ну, скажем трое. — Прикинул что-то в уме капитан.
— А почему не все? — Влез, в общем-то, с довольно глупым вопросом Мелочь.
— Потому-то если сейчас все сталкеры полезут в Зону, она испугается такого количества хмурых вооружённых мужчин и сбежит. — Отшутился капитан и закончил разговор, подкинув нам сладкую пилюлю. — Смотрите веселей, вам теперь до центра Зоны топать меньше будет.
В чём-то он, конечно, был прав. Но цена этого всего действительно будет не в золоте, а в количестве погибших товарищей.
Мы хмуро скучковались вокруг костра и стали решать, кто пойдёт. Особо никто желания не испытывал, только Слон заявил, что не против прогуляться. «Конечно» — усмехнулся я про себя. — «Ты же две недели уже тут кукуешь, как говорится, тянет и зовёт».
— Будем спички тянуть. — Решительно заявил Леший. — Один уже есть, осталось двое. Мелочь отпадает, нечего новичку там пока делать. Значит надо семь спичек.
Я достал коробок, вытащил семь спичек, надломил две и передал Слону. Тот не спеша перемешал их и протянул нам руку с зажатыми в ней семью коричневыми головками. Леший вытянул длинную, Сапог тоже. Я взялся за среднюю и потянул вверх. На половине спичка кончилась. Я не торопясь достал сигарету, чиркнул вытащенным обломком спички по коробку, прикурил и жадно затянулся. Хреново получается. Артефакты не сбыл, налички кот наплакал, а подкупить патронов не помешает. На обычные хватит, а вот на серебряные, что я заказывал у Мытаря, врят ли. Да и жратву на что-то надо покупать.
Тем временем определился третий участник рейда. Им оказался щуплый на вид, но невероятно сильный и выносливый Мамай, получивший своё прозвище за монголоидный разрез глаз.
— Итак. — Подвёл итог Леший. — В рейд идут: Слон, Максим и Мамай — давайте, собирайтесь, потом подходите к КПП, я там буду, надо с капитаном поговорить.
Многие считали, что Максим это моё настоящее имя, и при знакомстве удивлённо вытаращивали на меня глаза, типа, что за чудик такой простодырый, каждому встречному — поперечному имя своё называет. Все знали, что, назвав в Зоне своё настоящее имя, можно запросто проснуться однажды зомби. Точнее не проснуться совсем, потому что тело твоё уже вовсе не твоё и разум принадлежит неизвестно кому. Поминай, как звали. В прямом и переносном смысле слова. Я никого не разубеждал. Это раньше всех звали что-то типа: «Рома-Гильза». Сейчас остались только вторые части имён, а первые стали непозволительной роскошью.
Максимом меня начали называть, когда я, будучи ещё новичком, притащил из зоны пулемёт «максим». Новый, практически в масле, со вставленной пулемётной лентой. Где я его взял и зачем тащил за собой, остаётся загадкой по сей день. Даже для меня. Тогда случилась знатная заварушка километрах в восьми от начала Зоны в районе посёлка Буряковка. Наша группа угодила в засаду. Я никому свои подозрения не говорил, но про себя часто думал, что засада была странная. Невозможная. Если бы я кому рассказал, подняли бы на смех. Дело в том, что я видел то, чего в горячке боя не заметили остальные: у крайних домов посёлка, где мы угодили в засаду, стояло два контролёра. Я нисколько не сомневался, что именно они руководят напавшими на нас чёрными псами. Хотя этого не могло быть в принципе. По крайней мере, до сегодняшнего дня, но Зона меняется, она нам это доказывала не раз. Порой с печальными для нас последствиями.
Псов было много, и драться за жизнь пришлось и мне, хоть я, как новичок, и находился в центре отряда. Не знаю, чем бы всё кончилось, но в тот момент произошёл выброс. Даже скорее не выброс, а его отголосок. Я успел заметить набегавшую рябь и перед тем как потерять сознание увидел, что люди и псы один за другим пропадают, попав в набегающую волну.
Пришёл я в себя оттого, что меня тряс за плечо Мытарь. Причём я не лежал, не сидел, а стоял посреди улицы нашего небольшого поселения. Я недоумённо посмотрел на Мытаря, затем не менее недоумённо на пулемёт «максим», стоявший у моих ног, и задал самый глупый вопрос за свою жизнь:
— Где я?
— Дома. — Удивлённо ответил торговец снаряжением. — А ты разве не должен быть в рейде? И где все остальные ребята?
Остальные ребята подтягивались ещё в течение трёх дней. Правда, не все. Четверых человек мы тогда так и недосчитались. Все прибывшие помнили не больше меня и приходили в себя в относительной близости от посёлка. Правда, пулемёта с собой больше никто не приволок, все выходили порожняком, некоторые даже без собственной амуниции.
С тех пор и повелось — Максим. Не мы выбираем себе имена, нам их даёт Зона.
Мы разбрелись по своим хибарам собираться в рейд, Леший отправился на КПП, до которого было километра три, остальные сгрудились у костра и стали вполголоса обсуждать последние новости.
Я зашёл в свой дом и задумчиво огляделся, как бы прощаясь со всем этим. Действительно, удастся ли вернуться сюда? Сколько вложено сил и души в каждую доску, найденную, принесённую и прибитую. Даже болезный цветок в горшке на подоконнике и тот отдавал таким родным и близким, что тоска сдавила сердце. Всё! Всё это придётся бросить.
Я быстренько переворошил все тайники, выгреб все артефакты и перебрал остальной скарб. Запасные ножи придётся оставить, стимуляторы выгреб до последнего и задумчиво уставился на калаш. Затем перевёл взгляд на винторез. Что взять? Немного поколебавшись, я взял всё же винторез, справедливо рассудив, что любимое оружие Слона калаш, а Мамая — МР–5. Должен же в группе быть снайпер? Покосился на весь остальной хлам. Куда его теперь? Думаю сейчас этим вопросом терзаюсь не только я. Надо опередить остальных. Я поскидывал весь лишний скарб в свободный рюкзак и потащил его к Мытарю.
— Купи. — Заявил я с порога, едва ввалившись в его импровизированную лавку.
— Кто бы у меня купил. — Протянул Мытарь, задумчиво водя пальцем по пыльной полке.
— Не понял. — Замер я на пороге.
— А что тут непонятного? — Вздохнул Мытарь. — Я хоть и не сталкер, но наружу меня никто не выпустит. Мне с вами идти, и куда всё моё барахло девать, просто ума не приложу.
— Надо надавить на капитана. — Почесал я кончик носа. — Пусть ждёт, пока мы всё не распродадим.
— Так он тебя и послушал. — Хмыкнул Мытарь
— Посмотрим. — Я скинул с плеча рюкзак с ненужным теперь скарбом. — Пусть у тебя пока полежит?
— Хорошо. — Мытарь проводил меня взглядом до двери и только тогда задал болезненный для меня вопрос — Ты патроны то серебряные забирать будешь?
— Попозже. — Буркнул я и вышел, услышав всё-таки в спину грустное «Куда уж позже».
За Слоном и Мамаем заходить не пришлось, они стояли возле моего дома с небольшими рюкзаками за плечами. Автоматы держали в руках. Как я и ожидал, их выбор пал на любимое оружие.
— Вот ты где. — Заулыбался Мамай. — А мы думали, уже утопал. У тебя дома такой бардак, как будто Мамай прошёл, но это был не я! — пошутил он и улыбнулся ещё шире.
— Просто выгреб всё. — Хмыкнул я, оценив шутку.
— Думаешь, можем не вернуться? — догадался Слон.
— Да ну бросьте вы! — Махнул рукой Мамай. — Пессимист ты, Максим.
— Я реалист. — Возразил я. — Просто подстраховался.
— И что, ты вот с таким баулом будешь по всей Зоне шастать? — Ткнул пальцем Слон мне за спину.
Я попрыгал:
— Терпимо, да и в глубь мы всё равно не пойдём. Нам ведь сразу за периметром надо место найти.
— А если его там не будет? — Задал в общем-то резонный в таком случае вопрос Мамай. — Сегодня ночью выброс был
— Опять внеплановый? Что-то зачастили они последнее время. — Я вздохнул. — А сам-то, откуда знаешь?
— Да ты пока хабар свой перебирал и с Мытарем лясы точил тут Байкал вернулся. Говорит, еле ноги унёс, так сильно душу трясло.
— Ясно. — Вздохнул я. — Ну что, двинули?
— Пошли. — Согласился Мамай, и мы направились к КПП.
На КПП нас как обычно не пустили. Метрах в десяти от него с вышки раздался приказ «Стоять». Мы остановились. С ребятами из наружного оцепления лучше не спорить. Это во внутреннем кольце можно было подойти, перекинуться парой словечек, посидеть-покурить. Тут это фокус не пройдёт, могут и шмальнуть. Из-за укреплений, сложенных из мешков с песком и смотрящим на нас дулом пулемёта, раздался ехидный голос:
— Чего надо?
— Капитана позови. — Спокойно сказал я.
— Какого ещё капитана? — Продолжал глумиться солдат, водя стволом из стороны в сторону.
— Слушай, ты… — Зарычал, не сдержавшись, Слон, но скандалу не суждено было развиться.
— Отставить! — Рявкнул вынырнувший из КПП капитан и махнул нам рукой. — Заходите.
Мы прошли в помещение, в котором, попивая чай, вольготно расположился Леший, два военных, рассматривающих какую-то карту и мужчина средних лет в штатском. Накурено было так, что хоть топор вешай. Мы скинули рюкзаки, уселись на неудобные стулья, стоявшие вдоль стены, и тоже внесли свою лепту в окружающую нас дымовую завесу.
— Значит так! — Сразу взял быка за рога капитан. — Пройдёте вот через этот блокпост. — Он ткнул пальцем в карту нашего сектора предбанника, висевшую на стене. — Я с бойцами связался, вас пропустят без вопросов, скажите от капитана Старыгина.
— А почему не через этот? — Встрял Мамай, ткнув в соседний квадрат. — Он же ближе.
— Там вам ловить нечего. — Недовольно поморщился капитан. — Я с ними связывался, они сказали, что после ночного выброса там участок как с цепи сорвался, одна сплошная аномалия.
— Ясно. — Сник сразу Мамай, и я его прекрасно понимал, до указанного капитаном блокпоста было топать лишних километров пять.
— У меня тоже вопрос. — Полез я, решив, что надо всё же начать с насущных проблем. — Что нам делать с оставшимися вещами? Нам выделят машину, чтобы их перевезти на новое место?
— Машину вам не выделят, возьмёте с собой только то, что вам необходимо и что вы сможете унести на себе, НО, — повысил голос капитан, перекрывая наши возмущённые крики. — Господа учёные согласны выделить вам в качестве компенсации определённую сумму наличными. Я правильно говорю? — Капитан повернулся к человеку в штатском.
— Всё верно. — Подтвердил научник. — Я некоторое время занимался скупкой артефактов по всему периметру зоны и знаю что почём. Сразу предупреждаю, много не дадим, но как говорится, на безрыбье и рак… — Он виновато улыбнулся. — Ваше лишнее боевое снаряжение вызвался оценить капитан, а мы выделим озвученную сумму.
— Лишнего снаряжения не бывает. — Заявил Слон и затянулся.
Научник вновь виновато улыбнулся, но промолчал, лишь пожав плечами. Что ему было наше оружие? Металлолом! Я по глазам видел, что он уже в мыслях весь в экспериментах над аномалиями.
— Итак, продолжим. — Подвёл черту Старыгин. — Вглубь зоны больше чем на пять километров не заходите, там вам никто ничего строить не будет. Идти вдоль периметра влево или вправо решите сами. Когда выберите, сообщите координаты.
Капитан открыл ящик стола, вытащил массивную военную рацию и протянул нам. Мамай схватил её, «Апгрейженая!» — заявил он неизвестно кому и нажал на кнопку вызова:
— Первый, первый, я второй, приём!
Старыгин вновь поморщился:
— На связь выходите только когда найдёте место вашей будущей базы, не засоряйте мне эфир. Ваш позывной будет «Слюда». Мы «База». Когда найдёте, включите маячок. — Он передал нам ещё небольшую пластиковую коробочку с одним единственным переключателем. — Всё ясно?
Мы покивали.
— Тогда выдвигайтесь. Чем быстрее вы её найдёте тем лучше.
«Смотря кому» — подумал я, но вслух сказал другое:
— Давайте лишние вещи нас троих вы сейчас оцените, а то мало ли как оно сложится, может не удастся сюда вернуться. Охранять место и всё такое…
— Называй вещи своими именами, Максим. — Хохотнул Мамай и пояснил присутствующим. — Просто он на мели.
— Всё-то ты знаешь. — Буркнул я, думая что никто теперь никуда ничего оценивать не пойдёт. Но на моё удивление капитан повернулся к научнику:
— Съездим, Аскольд?
Тот кивнул.
Мы загрузились в армейский УАЗик без крыши и покатили в сторону наших хибар. Я с удовольствием подставил лицо встречному ветру и радовался недолгим минутам поездки, когда не надо было топать на своих двоих. Ещё было неясно, почему нас не довезти так же и до блокпоста, но на моё предложение капитан ответил категоричным отказом. Я недоумённо пожал плечами, но настаивать не стал.
Солдаты, стоявшие в карауле у БТР-ов козырнули Старыгину, и наш УАЗик въехал в деревню. Я ткнул пальцем в предпоследний дом по правой стороне улицы и мы, подняв облако пыли резко остановились у хибары Мытаря.
Я зашёл внутрь, покосился на что-то пилившего торговца, закинул второй рюкзак на плечё и вышел. Мытарь так и не оторвался от своего занятия и я подумал, что, наверное, сейчас вся деревня такая пришибленная. Сам я, решив насущную проблему со своим хабаром, чувствовал себя довольно уверенно, выкинув пока из головы такие ненужные мысли, как жильё на новом месте — в самой Зоне. Как оно там будет, это дело десятое, сейчас надо настроиться на рейд и думать только об этом.
Вышел на улицу и хмыкнул — возле машины остались только капитан с научником, Слон с Мамаем видимо все-таки решили последовать моему совету и избавиться от всего лишнего. Что ж, тем лучше, есть у меня ещё дельце к научнику, тет-а-тет, как говорится.
Я быстро вывалил весь свой лишний скарб на заднее сиденье УАЗика, отдельно достал из боковых кармашков рюкзака три артефакта, размером со спичечный коробок каждый и выжидательно перевёл взгляд с капитана на научника.
— Десять.
— Двенадцать. — Ответили они практически одновременно, оценив каждый свою часть имущества.
Я прикинул в уме, получалось меньше, чем при обычной торговле через скупщиков, но могло быть и хуже, нам деваться некуда и они это знают. Могли и вообще копейки заплатить. А так двадцать два куска вполне прилично.
— По рукам. — Быстро согласился я, пока ещё напарники отсутствовали и отозвал научника в сторону. Старыгин лишь хмыкнул на такую конспирацию, видимо у них между собой секретов не было. Толи друзья закадычные, толи вообще браться. Но мне было плевать на их отношения, сейчас мне было важно чтобы никто не видел того, что я покажу, а там уж пусть сами решают между собой. Я буду уже далеко.
Я снял с плеча рюкзак со своей основной амуницией, и пока научник отсчитывал нужную сумму, достал небольшой сейф, размером с кирпич. Открыл его и аккуратно выкатил на землю два артефакта — итог моего последнего похода. «Постамент» и «Бант». Избавиться от них было делом первостепенной важности. Я не сомневался, что научник с удовольствием заберёт и то и другое, весь вопрос в сумме, что он за них заплатит. Здесь я собирался стоять насмерть и торговаться до последнего. «Постамент» представлял собой…Собственно его и представлял, только в миниатюре, чуть больше спичечного коробка. Он излечивал колото-резанные и пулевые ранения, да и вообще приводил в порядок весь организм. Достаточно было на его плоскую поверхность капнуть каплю крови раненного, и рана затягивалась. И хрен бы я его кому продал, если бы в довесок к нему не прилагалось два подвоха. Первое — его можно было использовать только один раз и второе — весил он килограмм наверное десять. Теперь рюкзак заметно полегчал.
Второй артефакт — «Бант» — как его назвал я, представлял собой четырёхсторонний ярко бардовый бант. Что он делает, я не знаю. Может кто его и находил, но я о таком не слышал, и в базе данных сталкеров тоже его не было. Я тоже его заносить не стал, решив сперва избавиться от странного артефакта. Сталкеры и так ходят в прицеле винтовок мародёров, а так и подавно шагу не успею ступить.
Научник удивлённо, как-то по-детски ойкнул, увидев один очень редкий артефакт, а второй вообще впервые в жизни, но руки протягивать к артефактам не стал. «Молодец» — похвалил я его про себя.
— Сколько просишь? — Выдохнул он и я заметил, как засветились его глаза.
— Пятьдесят. — Загнул я нахально, решив начать с максимума.
— Ого! — Только и смог выдавить из себя научник и прочистив горло предложил тридцать пять.
— Да тут один «Постамент» на двадцатку тянет. — Деланно удивился я и снизил цену до сорока пяти тысяч.
— А второй может вообще штуки три стоит. — Для вида поспорил научник, но всё же пошёл на встречу. — Сорок.
— Согласен. — Быстро заявил я, увидев краем глаза Слона, выходящего из своей хижины с огромным рюкзаком в руках.
Научник снова полез в карман, а я аккуратно затолкал прутиком артефакты в сейф и вопросительно посмотрел на научника:
— Куда?
— Под сиденье положи. — Ответил он, протягивая мне сорок кусков.
Слон подошёл к машине, когда я уже запихивал сейф под сиденье УАЗика.
— Что там? — Заинтересованно вытянул он шею.
— Ничего нового. — Отрезал я.
— Ну-ну. — Не поверил он мне, сгрёб мои вещи на заднем сиденье в один угол и высыпал на освободившееся место свои.
Ему дали за всё тридцать одну тысячу. Тут и Мамай подоспел. Вдвоём они сгребли железяки на пол машины, научник сложил артефакты в отдельный контейнер и поставил на переднее сиденье. Мамаю дали тридцать.
Военные укатили, а мы продолжали стоять посреди улицы, пытаясь осознать, что только что простились с частью своей жизни. В голове крутилась строка из старой песенки, ясно трактующей наше теперешнее положение: «Вот, новый поворот, что он нам несёт, пропасть или взлёт…»
Всё верно. Мы попрыгали, ещё раз проверив, легко ли выходят ножи из ножен, переглянулись и, вздохнув, направились из деревни.
— Стойте! — Вдруг вспомнил я о торговце.
Сталкеры лишь недоумённо посмотрели, как я скрываюсь за дверью дома Мытаря.
— Давай патроны! — Заявил я, с шумом вваливаясь к торговцу.
— Пять штук. — Мрачно заявил он, выкладывая на прилавок восемь коробок с патронами. Две из них были с патронами к моему винторезу, две с пистолетными патронами, и четыре с патронами для калаша. Последние мне были, правда, теперь ни к чему, калаш я продал, но нельзя же отказываться от заказа? Заказывал — бери, а то больше никто ничего делать не будет. Как говорится, продать-то он их кому-нибудь продаст, но осадок останется. Я выложил на прилавок деньги.
— Может, ещё что-нибудь возьмёшь? — так же мрачно спросил он — а то я смотрю, ты сегодня щедрый.
— Да ты не парься так, — улыбнулся я ему — военные товар обещали выкупить, научники платят. Только это секрет. — Зачем-то добавил я, удивляясь ребячеству.
— А что толку. — Вздохнул Мытарь. — Какой из меня будет торговец без товара?
«Что верно, то верно» — подумал я, закрывая за собой дверь.
Мамай со Слоном уже дотопали до конца деревни и точили лясы с военными у БТР-ов и я быстрым шагом направился к ним.
 
Roman Vasin
Blood artifact
 
Dedicated to his son, he was born in the same year, and this book.
 
I express my gratitude to my wife, acting as the first editor and take the brunt of syntax errors.
 
Thanks to Ivan Fedorovich Skvortsov (tEx), which pushed me to the idea of writing a book is the first and the grateful reader.
PART 1: Questions without answers
 
"... Lone Wolf - it's cool,
But this is so, my son hard.
You own the world like,
And does not mean there is nothing ... "
Long before
 
There were three. No not like this. At first there were four. Many years ago, one of them sacrificed himself to others a chance. They were all different, each performing its own function, everyone knew his place in this world, and each held a place in this world. Each of them could deal. Together, they could almost everything, but together they never intended. At least until the day. On that day, to the laboratory, where they were three, brought the Fourth. They did not have the words, did not have anything that demanded of them being dressed in white, to understand what to do. Each of them knew their place in this world, and everyone knew that he had to do. One of them knew that he must sacrifice himself for the sake of the rest left alone. Another knew how to make them no longer found, and the third and fourth to know how to help him.
So they joined forces in the night, when all the devices from them have been disconnected and no one could interfere, started to implement the plan. First he held out their perception of the reactor with related substances. A related, but in such a heartless and cruel. At first, they even tried to establish contact with him, to find out why it works against their brothers, but it was all in vain.
And now, having the possibility of four, first came into contact with the fellow, snared him its essence, a hair's breadth, as when something that entangled them to impose their will and forced to throw all my energy.
The world shuddered. Creation cried. But they have left no other choice.
Second, by using diffuse energy in the universe, suffered himself, the Third and Fourth in a safe place, and began to build like a cocoon, a unique space, to exclude the possibility of detection beings dressed in white. The third to the fourth set traps for potential visitors and create copies, slightly changing some properties to let searchers on the wrong track.
Still, they are something not taken into account.
 
intonation
 
This morning in our village caught up with the troops. In addition to the infantry brought even two armored personnel carriers, as well, and on top of all this mess patrol helicopter. Actually the name of the village is the place where lived fifteen stalkers was flattery for ten rickety shack, but we thought it's home. His house. And now glumly we looked at what is happening.
Normally the military in our affairs did not intervene, buying up the artifacts found, sometimes card stamped with traps and mutants clusters. Or change the whole thing on the stew so personal hygiene items. In Zone walk is not particularly disturbed, they were to drain around the perimeter of the eye, but only just. But let out of the changing room (as we called the space between the two rings of the military) to the outside world is normal refused, citing quarantine. If caught in the zone, all the way back was not. At least for now. Yes, actually back and no one rushed.
Zone dragging out a stronger drug. After sitting in the dressing room a week and everything starts something gnawing inside, demand again to walk on the very fringe where the end, death. And well, if during this time was the customer, and in the zone leaving not just because you can not without it, and the case, which bring profit. Actually because of the profits mainly here and fell. Artifacts brought a lot of money. Not to say that the light, but still. Everyone probably thought seems to be: "As long as this and that, I save up on a comfortable old age, and then the quarantine canceled." But he was not in a hurry to cancel. And people matereli, transformed from tourists to stalkers and gradually forgot about the profits, getting pleasure from the dangers and all the new that is inherent in the Zone.
So it was at first. The researchers filled the orders, private collectors bribed military and also hung on all around the dressing room areas, buying up everything that they brought the stalkers. It is now more difficult. Of course, after the emission zone appeared artifacts, but many of them are practically worthless. Their scientists and collectors have already accumulated a considerable amount, and the law of supply and demand took his. Such artifacts as "mica", "Night Star" and the like have already bought for next to nothing and experienced stalkers they have not even picked up, leaving the newcomers - let them be happy and do not climb deep into the zone. Newcomer in the depth of the zone - a corpse. It proved Zone.
"Battery", "bun" and other middling cost is still well, and they did not disdain anyone, but to find a "soul" - it was a rare stroke of luck. Scientists still have begged for this artifact, but rarely from stalkers who were lucky to find at least two "soul", and only found only a fool could sell - and most will fit.
Today, the village had only nine stalkers, including me. The rest is in the zone. All they watched the military action with a grim amazement, and I still, and anger, because yesterday came from the area and did not have time to sell loot. And now when it happens it is unclear, because of the war nothing good will have to wait.
And so it happened. We gathered on a small patch of the free and declared that HEATING ROOMS canceled, as well as quarantine has not been canceled, then we must move closer to the Zone. More precisely in the very beginning of the zone. We puzzled zapereglyadyvalis. Life in the dressing room though was not honey, but still there was little anomaly, each was without exception, not only marked on the map, but also to the fenced area. The new anomalies appear so rarely that no one has remembered the last time they arise in our village. And now for you! Living in the Zone itself was equivalent to dwelling on a powder keg, and we of course zavozmuschalis. Of the total hubbub army captain singled out someone's question, "Why?" And deign to answer it:
- Our bright minds, they also nauchnikov, developed, as they think, the way to get rid of anomalies. - He once sarcastically smiled.
- Well, let them come and experiment, there they are, these anomalies. - The elephant waved aside fenced "jugglery". - We are here to do with it?
- The perimeter should be no civil. - The official voice announced the captain.
- "It is necessary" to us the secret of their equipment - glumly handed Brother - that now, because of this, people drive on the slaughter? In the same non-residential area, you know. Half of stalkers die in the first week.
- Well, do not exaggerate. - Siege of his captain. - There is also a nice side of the coin: you are given two days to find a suitable place for living. There's the government for you, note free, build barracks. You will live like normal people, not in these ruins.
- Yeah, but not for long. - Do not let up brother.
- Enough! - Hardened captain. - Are you here by force is not dragged in the end, who does not want to, can spend the rest of his days in quite a quiet location: in the normal zone. And mind you, without any anomalies. This issue has been resolved, so think, who will go. After two days waiting for the coordinates.
- How many people can go on a quest? - I'm wondering if I can get out.
- Well, let's say three. - Figured something in the mind of the captain.
- And why not all? - Climbed, in general, a rather silly trivia question.
- That's why if now all stalkers climb into the Zone, she was scared of so many gloomy armed men and escapes. - Joked the captain, and ended the conversation, tossing us a sweet pill. - Watch the fun, you are now the center of the Zone stamp will be less.
In some ways it is, of course, he was right. But the price of this all really is not gold, but the number of dead comrades.
We frown skuchkovalis around the fire and began to decide who goes. Especially one desire is not felt only elephant said he was not against the stroll. "Of course" - I chuckled to himself. - "You have two weeks here kukuesh being said, pulling and calling."
- Let's pull the match. - Firmly said Goblin. - One already have two left. Trifle disappears, there is nothing to the novice to do. So it is necessary to seven matches.
I took the box and pulled out of seven matches, the two broke down and gave the elephant. He slowly shuffled them and handed us a hand clamped to her family in brown heads. Goblin held out a long, boots, too. I took the middle and pulled up. At half the match was over. I slowly took out a cigarette, pulled out a fragment struck a match on a box, lit it and inhaled greedily. It sucks obtained. Artifacts were not realized, of cash enough to swear, and the bribe will not interfere cartridges. On ordinary enough, but for silver, which I ordered at the Publican, vryat. And grub at something you have to buy.
Meanwhile determined third party raid. It appeared to be frail in appearance but incredibly strong and hardy Mamay, received his nickname for Mongoloid eye incision.
- So. - Summed up the Goblin. - In the raid are: Elephant, Maxim and his mother - let's get ready, then come to the checkpoint, I'll be there, you have to talk to the captain.
Many believed that Maxim is my real name, and when meeting vytaraschivali surprised at me, like that of a Crank prostodyry, everyone you meet - cross your name called. Everyone knew that calling in the Zone your real name, you can easily wake up one zombie. Or rather not wake up at all, because your body has not your mind and belongs to no one. And remember, as he was called. In the literal and figurative sense of the word. I did not argue. It used all called something like: "Roma-liner." Now there were only the second part of the name, and first became an unaffordable luxury.
Maxim began to call me when I, while still a novice, brought from area gun "Maxim". A new, substantially in oil, machine gun with the inserted tape. Where am I and why it took dragged behind him, remains a mystery to this day. Even for me. Then there was a notable zavarushka eight kilometers from the start of the Zone near the village Buryakovka. Our group got into an ambush. I have my suspicions to anyone not say, but to myself often thought that the ambush was strange. Impossible. If I told anyone, he would be ridiculed. The fact that I saw the things which are not seen in the heat of battle the rest: at the extreme of the village houses, where we got into an ambush, there were two supervisor. I have no doubt that they supervise attacked us black dogs. While this might not be in principle. At least until today, but the area is changing, it is proved to us time and again. Sometimes with unfortunate consequences for us.
Dogs were many, and had to fight for the life of me, even though I, as a novice, and was in the center of the unit. I do not know, whatever it was all over, but at that moment there was a blowout. Even more is not output, and its echo. I had time to notice the oncoming ripple and before losing consciousness I saw that the people and the dogs one by one disappear, hitting the oncoming waves.
I Came to himself because he was shaking me by the shoulder publican. And I'm not lying, not sitting, and standing in the middle of the street of our little village. I looked puzzled at the Publican, then at least in bewilderment at a machine gun "Maxim", standing at my feet, and asked the most stupid question in my life:
- Where I am?
- At home. - Surprised trader said equipment. - And you really should not be in the raid? And where is the rest of the guys?
The other guys were tightened more during three days. However, not all. Four people we did and missed. All arrivals are no longer remembered me and came to a relatively close to the village. However, with a gun no one else dragged all out empty, some even without their own ammunition.
Since then, the custom - Maxim. We did not choose our names, it gives us their area.
We dispersed to their huts to gather in the raid, the Goblin went to PPC, to which was about three kilometers, remaining huddled around the fire and began to discuss the latest news in a low voice.
I went to his house and looked around thoughtfully, as if saying goodbye to all this. Indeed, there will be able to come back here? How much effort and soul invested in each board, found, brought by and nailed. Even disease flower in a pot on the windowsill and he gave so relatives and friends, which squeezed longing heart. All! All this will have to quit.
I quickly turn over all the caches, has removed all the artifacts and went through the rest of the belongings. Spare knives have to leave, promoters raked to the last and stared thoughtfully at the Kalash. Then I looked at the Vintorez. What to take? After some hesitation, I took yet Vintorez, rightly judging that favorite weapon Elephant Kalash and Mamaia - MP-5. Should the group be a sniper? He glanced at the rest of the trash. Where it now? I think this question is now not only tormented me. We must get ahead of the rest. I poskidyval all excess belongings in a free backpack and dragged him to the publicans.
- Buy. - Said I threshold, almost burst into his makeshift shop.
- Who would have bought me. - He reached the publican, thoughtfully running his finger along a dusty shelf.
- Do not understand. - Measurement of I on the doorstep.
- And what is there to understand? - I sighed publican. - Though I am not a stalker, but no one outside my release. I go with you, and where to put all my stuff, just I'll never know.
- It is necessary to put pressure on the captain. - I scratched nose. - Let waits until we all do not sell out.
- So you and he listened. - Chuckled publican
- We will see. - I threw a backpack with shoulder are now unnecessary belongings. - Let you lie down yet?
- Good. - Publican walked me to the door and look only asked a painful question for me - You cartridges that silver will take?
- Later. - I muttered and went to hear still sad in the back, "What could be later."
The elephant and his mother did not have to go, they were standing outside my house with a small backpack. Machines were holding. As I expected, they chose the favorite weapon.
- Where are you. - Mamay smiled. - And we thought, already drowning. You have the house a mess, as though Mamai passed, but it was not me! - He joked and smiled even wider.
- Just raked everything. - I chuckled, appreciating the joke.
- You think you can not go back? - Elephant guessed.
- Oh, come on you! - He waved his hand Mamai. - You're a pessimist, Maxim.
- I'm realist. - I said. - Just to err.
- And what, you're here with Baul will roam throughout the area? - I pointed Elephant behind me.
I jumped:
- Tolerated, and in the depths of us still can not go. We are in fact just outside the perimeter of the need to find a place.
- And if it will not be there? - Asked in general reasonable in this case, the question Mamai. - Today was the release of night
- Again, unplanned? Something they frequent lately. - I sighed. - And the fact, how do you know?
- Yes, you still went through his swag with publicans and fritters sharpening here Baikal returned. Said legs barely carried away, so much soul shaking.
- Clear. - I sighed. - Well, that moved?
- Come on. - Agreed to Mamai, and we headed to the checkpoint.
At the checkpoint we normally not allowed. Ten meters away from the tower came the order "Stand." We stopped. With the guys from the outer cordon is better not to argue. It is in the inner ring can be approached, exchange a few little words, sit-smoke. Here is the trick will not work, and may shmalnut. Because of the fortifications, built of sand bags and looking at our gun barrel, there was a sarcastic voice:
- What do you want?
- Captain Call. - I said quietly.
- What More Captain? - He continued to mock soldiers, leading the trunk from side to side.
- Listen, you ... - growled, unable to restrain himself, Elephant, but the scandal was not to develop.
- As you were! - Barked vynyrnuvshy of PPC and the captain waved his hand to us. - Come.
We went into the room where, sipping tea, freely located Goblin, two military considering some sort of map and middle-aged man in civilian clothes. Nakuru was such that even the ax hang. We got rid of backpacks sat on uncomfortable chairs, standing along the walls, and also contributed to our environmental smokescreen.
- Well, then! - Immediately took the bull by the horns captain. - Pass through this checkpoint here. - He pointed at the map of our waiting room sector, hanging on the wall. - I got in touch with the soldiers, you will miss no questions asked, tell the captain Starygin.
- And why not in this? - Mamay interjected, pointing to a nearby square. - He's close.
- There's nothing to catch you. - The captain frowned. - I contacted them, they said that after a night there ejection portion as the chain fell off, one big anomaly.
- Clear. - Sneek Mamai immediately, and I knew, the captain said to the checkpoint was stomping extra five kilometers.
- I also have a question. - Climbed I decided that we should still start with pressing problems. - What do we do with the remaining things? We will allocate the car to be transported to a new location?
- The car you do not allocate, take with only what you need and what you can carry on its own, but, - the captain raised his voice, blocking our indignant shouts. - Lord, scientists agree to allocate to you in compensation a certain amount of cash. I say right? - The captain turned to the man in civilian clothes.
- That's right. - Confirmed nauchnikov.