Алмазная коллесница 2

 
 ГЛАВЫ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 
Сцепление двух рук

– Мне нравится ваш Сирота, – задумчиво сказал Дон, чиркнув спичкой и выпустив облачко дыма. – Настоящий японец. Цельный, умный, надежный. Мне давно хотелось иметь такого помощника. Все эти (он обвел трубкой свое черное воинство) хороши для драки и прочих простых дел, не требующих дальновидности. Сирота из другой, куда более ценной породы. К тому же он отлично изучил иностранцев, особенно русских. Это для моих планов очень важно.
Чего Фандорин ожидал менее всего – так это внезапного панегирика в адрес бывшего консульского письмоводителя, и потому слушал настороженно, не понимая, к чему клонит Цурумаки.
А тот попыхтел трубкой и в той же неторопливой манере, словно рассуждая вслух, продолжил: 
– Сирота дал вам очень точное определение: храбр, непредсказуем и очень везуч. Это крайне опасное сочетание, потому и понадобился весь этот театр. – Он кивнул в сторону сейфа, откуда струилось волшебное сияние. – Но теперь всё меняется. Вы мне нужны. И нужны здесь, в Японии. Никакой полиции не будет.
Дон отдал по-японски какое-то приказание, и Эраста Петровича никто больше не держал. Чернокурточные выпустили его, поклонились хозяину и один за другим вышли из комнаты.
– Потолкуем? – жестом показал Цурумаки на два кресла у окна. – Скажите вашему человеку, чтоб не тревожился. Ничего плохого с вами не случится.
Фандорин махнул Масе – мол, всё в порядке, и тот, с подозрением покосившись на хозяина, неохотно вышел.
– Я вам нужен? Зачем? – спросил Фандорин, не торопясь садиться.
– Затем, что вы храбры, непредсказуемы и очень везучи. Но еще больше я нужен вам. Вы ведь хотите спасти свою женщину? Так сядьте и слушайте.
Вот теперь вице-консул сел, второй раз приглашать не пришлось.
– Как это сделать? – быстро проговорил он. – Что вам известно? 
Дон почесал бороду, вздохнул.
– Рассказ будет долгим. Я не собирался перед вами оправдываться, опровергать всю ту чушь, которую вы про меня навоображали. Но раз нам предстоит общее дело, придется. Попытаемся восстановить прежнюю Дружбу.
– Это будет непросто, – не удержался Фандорин.
– Знаю. Но вы умный человек и поймете, что я говорю правду... Для начала давайте внесем ясность в историю с Окубо, ибо началось всё именно с нее. – Цурумаки смотрел собеседнику в глаза спокойно и серьезно, будто решив снять свою всегдашнюю маску веселого бонвивана. – Да, министра устранил я, но это наши внутрияпонские дела, до которых вам не должно быть никакого дела. Я не знаю, Фандорин, как воспринимаете жизнь вы, а для меня она – вечная схватка Порядка и Хаоса. Порядок норовит разложить всё по полочкам, прибить гвоздиками, обезопасить и выхолостить. Хаос разрушает всю эту аккуратную симметрию, переворачивает общество вверх дном, не признает никаких законов и правил. В этой извечной борьбе я на стороне Хаоса, потому что Хаос – это и есть Жизнь, а Порядок – это Смерть. Я отлично знаю, что, как все живущие, обречен: рано или поздно Порядок возьмет надо мной верх, я перестану барахтаться, превращусь в кусок неподвижной материи. Но пока я жив, я хочу жить во всю силу, чтоб вокруг меня дрожала земля и рушилась симметрия. Прошу прощения за философию, но я хочу, чтобы вы правильно понимали, как я устроен и чего добиваюсь. Окубо был само олицетворение Порядка. Одна голая арифметика и бухгалтерский расчет. Если бы я не остановил его, он превратил бы Японию во второсортную псевдоевропейскую страну, обреченную вечно плестись в хвосте у великих держав. Арифметика – наука мертвая, потому что она берет в учет лишь вещи материальные. Но главная сила моей Родины в ее духе, который не поддается исчислению. Он нематериален, он всецело принадлежит Хаосу. Диктатура и абсолютная монархия симметричны и мертвы. Парламентаризм анархичен и полон жизни. Падение Окубо – это маленькая победа Хаоса, победа Жизни над Смертью. Вы понимаете, что я хочу сказать? 
– Нет, – ответил напряженно слушавший Фандорин. – Но продолжайте. Только, пожалуйста, п-перейдите от философии к фактам.
– Что ж, к фактам так к фактам. Думаю, мне можно не вдаваться в подробности операции – вы неплохо в них разобрались. Я воспользовался помощью сацумских фанатиков и некоторых высокопоставленных чиновников, которые смотрят на будущее Японии так же, как я. Жаль Сугу. Яркий был человек, далеко бы пошел. Но я на вас не в претензии – взамен вы дали мне Сироту. Для русских он был мелким туземным клерком, я же из этого семечка выращу замечательный подсолнух, вот увидите. И, может быть, вы с ним еще помиритесь. Трое таких друзей, как вы, я и он – это большая сила.
– Трое друзей? – повторил Эраст Петрович, сжимая пальцами подлокотники. – У меня было трое друзей. Вы всех их убили.
Физиономия Дона расстроенно вытянулась.
– Да, это получилось очень неудачно... Я не приказывал их убивать, лишь забрать то, что не должно было попасть в чужие руки. Я, конечно, виноват. Но лишь в том, что не запретил их убивать, а «крадущимся» чем меньше возни, тем лучше. Вот вас трогать я запретил, потому что вы мой друг. Поэтому князька умертвили, а вас нет.
Титулярный советник вздрогнул. Это было похоже на правду! Цурумаки не желал его смерти? Но если так, то вся выстроенная схема летит к черту! 
Эраст Петрович наморщил лоб и тут же восстановил логическую цепочку: 
– Ну да. Избавиться от меня вы решили позднее, когда я рассказал вам о предсмертных словах Онокодзи.
– Да ничего подобного! – обиженно воскликнул Цурумаки. – Я все устроил самым лучшим образом. Взял с Булкокса слово, и он обещание выполнил, потому что он джентльмен. Потешил свое самолюбие, покрасовался, поунижал вас перед публикой, но не изувечил и не убил.
– Неужели... неужели припадок был инсценировкой? 
– А вы думали его что, гром небесный поразил? Булкокс – человек честолюбивый. Зачем ему скандал с убийством? А так и честь спас, и карьере не повредил.
Схема все-таки рухнула. Никто не собирался убивать Эраста Петровича, да и счастливая звезда, оказывается, ни при чем! 
Новость произвела на титулярного советника изрядное впечатление, и всё же сбить себя с толку он не дал.
– А откуда вы узнали, что у меня и моих друзей имеются опасные для вас улики? 
– Тамба сообщил.
– К-кто? 
– Тамба, – как ни в чем не бывало пояснил Цурумаки. – Глава клана Момоти.
Фандорин окончательно перестал что-либо понимать.
– Вы говорите о ниндзя? Но постойте, ведь, насколько я помню, Момоти Тамба жил триста лет назад! 
– Нынешний – его потомок. Тамба Одиннадцатый. Только не спрашивайте, откуда он узнал про вашу затею – понятия не имею, Тамба никогда не раскрывает своих секретов.
– Как выглядит этот человек? – не в силах сдержать нервную дрожь, спросил Эраст Петрович.
– Трудно описать, он меняет облик. Вообще-то Тамба – коротышка, меньше пяти футов, но умеет прибавлять себе рост, у них есть для этого какие-то хитрые приспособления. Старый, щуплый... Ну что еще? Ах да, глаза. У него совершенно особенные глаза, их не спрячешь: смотрит, будто насквозь прожигает. Лучше в них не глядеть – заколдует.
– Он! Это он! – вскричал Фандорин. – Я так и знал! Рассказывайте дальше! Вы давно имеете дело с ниндзя? 
Дон помолчал, озадаченно всматриваясь в собеседника.
– Не очень. Связал меня с ним один старый самурай, ныне покойный. Он служил князьям Онокодзи... Клан Момоти – очень ценный союзник, они способны совершать настоящие чудеса. Но иметь с ними дело опасно. Никогда не знаешь, что у них на уме и чего от них ждать. Тамба – единственный человек на свете, которого я боюсь. Видели, сколько в доме охраны? А раньше, сами помните, я преспокойно ночевал здесь один.
– Что между вами произошло? Не хватило денег расплатиться? – недоверчиво усмехнулся Фандорин, оглянувшись на сейф, набитый слитками.
– Смешно, – мрачно признал Цурумаки. – Нет, я всегда платил аккуратно. Я не понимаю, что произошло, и это меня тревожит больше всего. Тамба повел какую-то собственную игру, с неясными мне целями. И эта игра странным образом связана с вами.
– Что? В каком смысле? 
– Да не знаю я, в каком смысле! – раздраженно крикнул Дон. – Им что-то от вас нужно! Иначе зачем бы они стали похищать вашу любовницу? Вот почему я не передаю вас полиции. Вы – ключ к этой интриге. Как вас повернуть, чтоб шкатулка открылась, я пока не знаю. Да и вы тоже не знаете. Так? 
Выражение лица титулярного советника было красноречивей любого ответа, и сторонник Хаоса кивнул: 
– Вижу, что так. Вот вам моя рука, Фандорин. Ведь у вас, европейцев, принято скреплять договор рукопожатием? 
Короткопалая лапа миллионщика повисла в воздухе.
– Что за д-договор? 
– Союзный. Мы с вами против Тамбы. Ниндзя украли О-Юми и убили ваших друзей. Они убили – не я. Мы нанесем по ним упреждающий удар. Лучшая оборона – нападение. Ну же, давайте руку! Мы должны доверять друг другу! 
Но вице-консул так и не сделал встречного движения.
– Какое может быть доверие, если вы вооружены, а я нет? 
– О Господи! Да возьмите вашу игрушку, она мне не нужна.
Лишь подобрав с пола свой «герсталь», Эраст Петрович окончательно поверил, что всё это не изощренная уловка с целью что-то у него выпытать.
– Что за упреждающий удар? – осторожно спросил он.
– Тамба думает, что я не знаю, где его искать. Но он ошибается. Мои люди, конечно, не синоби, но тоже кое-что умеют. Мне удалось выяснить, где логово клана Момоти.
Фандорин рванулся из кресла: 
– Так что ж мы теряем время? Скорее туда! 
– Не так это просто. Логово спрятано в горах. Мои лазутчики знают, где именно, но проникнуть туда трудно...
– Далеко от Йокогамы? 
– Не очень. На границе провинций Сагами и Каи, близ горы Ояма. Отсюда два дневных перехода – если двигаться с багажом.
– Зачем нам б-багаж? Мы отправимся налегке и будем там завтра! 
Но Цурумаки покачал головой: 
– Нет, багаж необходим, и довольно тяжелый. Вы сами увидите. Это настоящая крепость.
Титулярный советник удивился: 
– К-крепость? Ниндзя выстроили себе крепость вблизи столицы, и никто про это не знает? 
– Такая уж у нас страна. Вдоль моря густонаселенные долины, а чуть отойдешь от побережья – начинаются глухие, безлюдные горы. Да и крепость у Тамбы такая, что случайный путник ее не увидит...
Все эти загадки Эрасту Петровичу до смерти надоели.
– У вас много верных людей, этих ваших «черных курток». Прикажете – пойдут на штурм и даже на с-смерть, я в этом не сомневаюсь. Так зачем вам понадобился я? Говорите правду, иначе никакого союза не будет! 
– Да, я отправлю туда Камату с отрядом своих лучших бойцов. Всё это мои соратники еще по гражданской войне, на каждого можно положиться. Но сам с ними пойти не смогу – у меня выборы в трех префектурах, это сейчас самое главное. Камата опытный командир, отличный боец, но он умеет действовать только по правилам. В неординарной ситуации от него мало проку. А, повторяю еще раз, в тайную деревню Тамбы проникнуть очень трудно. Даже невозможно. Туда нет входа.
– Как это нет входа? 
– Нету и всё. Так доложили мои лазутчики, а они не склонны к фантазированию. Мне нужны ваши мозги, Фандорин. И ваша везучесть. Можете не сомневаться: О-Юми увезли туда, в горную крепость. Один, без меня, вы ничего не сделаете. Я вам необходим. Но и вы мне пригодитесь. Ну так что, долго я еще буду держать руку на весу? 
После секундного колебания титулярный советник наконец ответил на рукопожатие. Две сильных руки встретились и сжали одна другую так, что побелели пальцы.

Глупый ритуал, 
Что никак не отомрет: 
Сцепленье двух рук.
 
 
 ГЛАВЫ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 
31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53